«Больше не будет такой дружбы, как раньше». Главное из рассекреченных переговоров Ельцина и Клинтона

2 сентября, 20:45 Екатерина Селиванова
6 345

Библиотека бывшего президента США Билла Клинтона рассекретила более тысячи документов, среди которых расшифровки его личных и телефонных переговоров с первым президентом России Борисом Ельциным. Дождь выбрал самые важные и интересные моменты из более чем 600-страничного архива.

Ельцин рассказывает Клинтону о вреде коммунизма. Тот советует ему больше есть (Кремль, 21 апреля 1996 года)

Борис Ельцин: Наши люди понимают, что стоит на кону. Они понимают, что возврат к коммунизму будет ударом для них и для всего мира. Зюганов использует тактику заявлений о том, что он социальный демократ. Это не пройдет. Он бы отменил реформы и приватизацию. Конечно, Россия не может позволить ему стать президентом. <...> Установленная сейчас власть такова, что мой рейтинг растет в последние полтора месяца. Встреча „Большой восьмерки“ увеличит его. Саммит по ядерной безопасности — замечательная вещь. Люди, которые не определились, должны будут принять решение сейчас, и это поможет.

Билл Клинтон: Я заметил, что вы похудели. Но вам нужно что-то есть.

Ельцин: Я не ем много по утрам или вечером, днем я, конечно, ем. Я съедаю около половины [того, что мне подают]. Это жареная утка [показывает на то, что подали на стол]. Люди думали, что всех куропаток застрелили при Хрущеве. Они маленькие. За ними постоянно охотились во время СССР. Однако некоторые выжили, и сейчас их численность растет.

Фото: Rick Wilking / Reuters

Ельцин критикует коммунистов за то, что те хотят вернуть Крым (та же встреча в Кремле)

Ельцин: В американской прессе проводится кампания, которая убеждает людей не бояться коммунистов, что они хорошие, благородные и честные люди. Я предупреждаю людей не верить этому. Больше половины из них фанатики, они бы все разрушили. Это бы значило гражданскую войну. Они бы убрали границы между республиками [бывшего СССР]. Они хотят забрать назад Крым. У них даже есть притязания на Аляску.

Ельцин просит денег. Клинтон обещает проконсультироваться (телефонный разговор 7 мая 1996 года)

Ельцин: У меня есть еще один вопрос, Билл. Пожалуйста, поймите меня правильно. Билл, для моей избирательной кампании мне срочно нужен займ для России в 2,5 миллиарда.

Клинтон: Позвольте спросить у вас: вам разве не помогло, когда Парижский клуб кредиторов реструктуризировал долг? Я думал, что это привлечет несколько миллиардов долларов в вашу страну.

Ельцин: Нет. Они поступят в следующей половине года, у нас будет только 300 миллионов долларов по условиям, установленным МВФ. <...> Но проблема в том, что мне нужны деньги, чтобы платить пенсии и зарплаты. Без решения вопроса пенсий и зарплат будет очень сложно начинать избирательную кампанию.

Клинтон: Я проверю это с МВФ и некоторыми из наших друзей, и мы посмотрим, что можно сделать.

После победы Ельцина в первом туре Клинтон хвалит его за танцы с девушками (телефонный разговор 18 июня 1996 года)

Ельцин: Три месяца предвыборной гонки взяли свое. Я чувствую себя несколько уставшим. Вы представляете из нашего опыта, что это сложно. Вы только начинаете кампанию, весь жар еще впереди.

Клинтон: Да. Я видел фотографию вас, танцующего с девушками из группы, и вы выглядели замечательно. Я разочарован, что никто не устраивает таких мероприятий для меня в ходе моей кампании.

(Buzzfeed отмечает, что об отношениях Клинтона со стажеркой Белого дома Моникой Левински не будет известно еще около двух лет, однако в том же году ее начальство, обеспокоенное тем, сколько времени она проводит с Клинтоном, перевело ее в Пентагон.)

Ельцин и Клинтон обсуждают вступление России в НАТО: Ельцин настаивает, чтобы в альянс не включали страны бывшего СССР (саммит в Хельсинки 21 марта 1997 года)

Ельцин: Давайте мы заключим устное джентльменское соглашение — мы не напишем этого в соглашении, — что ни одна из бывших советских республик не войдет в НАТО. Это джентльменское соглашение не будет публичным.

Клинтон: Если мы согласимся, что ни одна из стран-членов бывшего СССР не сможет войти в НАТО, это будет плохо для наших попыток построить новое НАТО, но это также будет плохо для вашей попытки построить новую Россию. Я не наивен. Я понимаю, что у вас есть интерес в том, кто попадет в НАТО и когда.

Ельцин: Мы собираемся отправить этот документ в Думу для ратификации и надеемся, что он будет ратифицирован. Но Дума примет два решения. Во-первых, она ратифицирует документ, а затем добавит условие, что, если НАТО примет хотя бы одну из бывших республик Советского Союза, Россия выйдет из соглашения и сочтет его недействительным. Это случится, если сегодня вы не скажете мне один на один — даже без самых ближайших советников — что вы не примете новые республики в ближайшем будущем, мне нужно это услышать.

Клинтон: Если бы я пошел с вами в туалет и сказал это, Конгресс бы узнал и выпустил резолюцию об аннулировании российско-американской хартии.

Об отношениях России и США (21 марта 1997 года, рабочий ланч после саммита в Хельсинки)

Ельцин: Мы купили суперкомпьютеры у США для уничтожения стратегических ядерных ракет. Но покупка была отклонена. Это несправедливо. Мы не уверены, как вы нас называете: мы не враги, но еще и не друзья. Это неправильно. <...> Как мне следует понимать то, что вы рассматриваете Россию как страну, в которой нет рыночной экономики?

Ельцин говорит Клинтону, что дружба между странами никогда не будет прежней из-за ударов по Сербии (телефонный разговор 24 марта 1998 года)

Клинтон: Как вы знаете, [первый президент Сербии Слободан] Милошевич чинит препятствия вашему переговорщику и Дику Холбруку [американский дипломат Ричард Холбрук — прим. Дождя] и продолжил вводить свои войска в Косово и эвакуировать деревни. Он не оставил нам выбора. Я знаю, что вы против того, что мы делаем, но я хочу, чтобы вы знали, что я не допущу, чтобы наши разногласия разрушили все, что мы сделали, и все, чего достигли за прошлые годы.

Ельцин: Я боюсь, что нам это не удастся. Если вы пойдете на это, то [неразборчиво] нас очень сильно. То, что было необходимо, это снова и снова вести политический диалог, а не бомбить и уничтожать людей. <...> Между нами не будет больше такого драйва и такой дружбы, как раньше.

О Путине (разговор по телефону 8 сентября 1999 года)

Ельцин: Скоро, через несколько дней, у вас будет встреча с мистером Путиным. Кратко на данный момент я хотел бы вам рассказать, что он за человек. У меня заняло много времени подумать, кто мог бы быть следующим президентом России в 2000 году. К сожалению, в то время я не мог найти ни одного кандидата. Наконец я заметил его, Путина, изучил его биографию, его интересы, круг знакомств и так далее. Я узнал, что он твердый человек, который хорошо информирован о разных темах. В то же время он основательный и строгий, очень социальный. И он может легко установить хорошие отношения со своими партнерами. Я уверен, что он покажется вам высококвалифицированным партнером. Я очень сильно убежден, что его поддержат как кандидата в 2000 году. Мы работаем над этим.

Клинтон: Мы уже имели хорошие контакты с мистером Путиным. Я с нетерпением жду встречи с ним в Окленде.

О разделе Европы (встреча в Стамбуле 19 ноября 1999 года)

Ельцин: Я прошу у тебя одну вещь. Просто отдай Европу России. США не в Европе. Европа должна быть делом европейцев. Россия — наполовину Европа, наполовину Азия.

Клинтон: Так тебе нужна и Азия?

Ельцин: Конечно, конечно, Билл. В конце концов нам нужно будет договориться обо всем этом.

Клинтон: Я не думаю, что европейцам это очень понравится.

Ельцин: Не всем. Но я европеец. Я живу в Москве. Москва это Европа, и мне это нравится. Ты можешь взять все другие государства в мире и обеспечивать их безопасность. А я возьму Европу и буду обеспечивать ее безопасность. Хорошо, не я, а Россия в целом.

31 декабря 1999 года. В этот день Ельцин объявил об отставке

Клинтон: Спасибо, Борис! Хорошо, что вы звучите таким сильным, бодрым и храбрым, как всегда. Не могу дождаться, чтобы увидеть вас, и обещаю всегда быть хорошим партнером с Путиным.

Ельцин: Это очень хорошо и очень важно. Это то, что у меня было в голове.

Клинтон: Замечательно. До свидания, Борис. С Новым годом.

Ельцин: Окей, Билл. До свидания!

 

Популярное у подписчиков Дождя за неделю