Лекции
Кино
TED BBC
0 1039

«Музыканты говорят: „Терпите, ребятки“». Посетители фестиваля «Боль» — о новой отечественной сцене

— Заметки

5, 6 и 7 июля в Москве прошел музыкальный фестиваль «Боль». За три дня на пяти сценах выступили больше 70 артистов. В основном это представители новой русской волны. Дождь спросил у посетителей фестиваля, кто их любимый исполнитель, в чем посыл современной российской музыки и можно ли запрещать концерты.

Текст: Алина Белят

Фото: Юрий Белят

Борис, 25 лет, художник

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Kostya Kayro из группы Мама.
  • Есть много вариантов. Например, недавно я был на панк-концерте и там говорили: «Эта песня посвящается делу „Сети“». Другие чуваки поют про любовь. Я за любовь, политические темы — это странно. Непонятно, зачем это делают. Эти чуваки приходят и играют политическую музыку, но при этом на них приходят люди, которые и так в курсе. И этим музыкантам нет смысла петь про то, например, что пролетариат поджимают, их аудитория и так это знает. Поэтому они просто тратят свою энергию на слэм и мош, а могли бы потратить на реальную борьбу.
  • Концерты нельзя запрещать ни за что, пусть все делают, что хотят.

Мила, 21 год, учитель английского 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Ic3peak.
  • У Shortparis есть одно интервью, где у солиста спросили: «Зачем вы это сделали?». И он сказал, что главное, что они создали прецедент. И мне нравится идея этой прецедентности, когда можно создавать что-то новое, выходящее за рамки.
  • С одной стороны, я против запретов, потому что это не ведет к открытому и свободному миру. Внутри мой пацифист говорит, что все должны петь, о чем хотят. С другой стороны, есть люди, поддерживающие насилие. И я думаю: «Нет, можно, пожалуйста, гомофобам не разрешать выступать».

Душан, 22 года, жиловщик мяса

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Трагедия Всей Жизни.
  • Современная российская музыка — душевная и страдальческая.
  • Концерты можно запрещать за пропаганду миротворчества (речь о миротворческих миссиях. — прим. Дождя). Как там пел Edwin Starr: «War. What is it good for? Absolutely nothing». Война никому не нужна.

Рафаэль, 22 года, блогер

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Little Big.
  • Рэперы поют о наркотиках, попса поет про любовь, про грустные дэнсы.
  • Не надо ни за что запрещать концерты, это проявление индивидуальности группы, человека, певца, автора и это классно. В порядке разумного и закона, если только никто не будет сжигать людей на площади. А все остальное — это полный бред. Нельзя запрещать за пропаганду тела или ЛГБТ, это абсурд и общественные стереотипы.

Геша Ю, 31 год, художник
Леша, 29 лет, моушн-дизайнер

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Яна Вева из Theodor Bastard, Ic3peak.
  • Новые русские музыканты поют про независимость, про отрыв и уход в себя. Это желание свободы и поиск своей идентичности.
  • Запрещать концерты можно только за то, что официально запрещено законом.

Андрей Ли, 35 лет, музыкант

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Из тех, кто был на «Боли»: Ratmir Vanbuuren Taruts, Кейт NV, Интурист.
  • Радует, что в новой русской волне появилась какая-то живая жила и энергия. Если говорить про посыл, то Степану Казарьяну (организатор фестиваля. — прим. Дождя) удалось сформулировать его в названии фестиваля: «Боль».
  • Концерты нельзя запрещать вообще, ни за что.

Ирина, 30 лет

Митя, 32 года

Занимаются творчеством

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Shortparis.
  • Нравится, что новая русская музыка такая разнообразная и ее так много. Ее главные идеи, наверное, сопротивление и контркультура.
  • Концерты можно запрещать, только если они скучные. Но такие концерты вообще проводить не стоит.

Юлия, 24 года, фотограф, модель 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Аигел.
  • Большинство современных групп сейчас пытаются отразить суть российской действительности. Она не меняется уже несколько десятков лет: хотим перемен. Недовольство, неудовлетворенность жизнью, не в России, а просто — молодым человеком быть сложно.
  • Я бы запретила концерты и места, где мучают животных. Зоопарки, например.

Арамчик Инстаграмчик, 29 лет, шеф-бармен 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Archanga.
  • Музыканты говорят: «Терпите, ребятки».
  • За прижимашки. 

Пелагея, 20 лет, театральный художник 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Хаски.
  • Появились политически окрашенные группы, стали говорить о политике, а не о какой-то ерунде и это хорошо. Нормальная функция музыки и любого искусства быть еще и социальным. И странно, что сейчас мало таких артистов.
  • Бывали случаи, когда концерты отменяли за применение насилия над животными или людьми, только в таком случае это оправданно.

Малина, 22 года, блогер
Максим, 26 лет, моушн-дизайнер

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Sophie, Death grips.
  • ПОЕХАЛИ, Little Big.
  • Кто-то поет про политику, про феминизм — это модно. Вообще все поют про то, что у них наболело. Либо просто: «Skibidi faradenza».
  • Запрещать концерты стоит за то, что провоцирует агрессию. А мат в песнях может быть, потому что это самовыражение. Еще запрещать надо за отстойный музон!

Никита, 30 лет 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Кружок, Екатерина, Поспишь потом.
  • У современной российской музыки нет посыла. Зачем петь о чем-то? Нужно просто петь все что хочешь, все что любишь, все что видишь.
  • Безусловно, если и запрещать концерты, то за пропаганду национализма, за насилие.

Анжелика, 23 года, бухгалтер 

Фото: Юрий Белят / Дождь
  • Утро, Shortparis, Монеточка.
  • Новая русская волна поет либо о российской действительности, либо о чем-то мрачном (что соответствует российской действительности), либо о какой-то бытовухе. Может, не осталось ничего, о чем еще можно спеть. Многое уже сказано.
  • Запрещать концерты можно разве что за мусор. Но здесь постарались сделать так, чтобы все было чисто. В остальном запрещать концерты нельзя.

 

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?