Поддержать программу
Господин Хороший. Ньюзикл
05:19
13 июня 2013
Книги

АМОРАЛЬ. Семь раз отмэрь

20 102
3

В рубрике «АМОРАЛЬ» в рамках проекта «Господин хороший» Михаил Ефремов анализирует расклад сил на внеплановых выборах мэра Москвы в сентябре 2013 года.

Одна вдова --

Мы назовем ее Москва --

Устала оставаться вдОвой

И захотела жизни новой.

Утратил прежний муж доверие отца

И перекинулся, души ее не тронув,

Зато оставил ей в наследство три кольца

Ценою каждое по паре триллионов.

До брака нового, как водится у них,

Явился временный жених.

Во избежание молвы и прочих всячин

Он был не выбран ей, а от отца назначен.

Он был не питерский, а также не чечен,

Не слишком злой, не больно прыткой, --

Он не запомнился ничем,

А только всю ее покрыть пытался (плиткой),

И сделал платные парковки для машин --

Но вдовы не хотят неизбранных мужчин!

-- Дай, папа, выбрать мне! Ведь это несерьезно,

А то я к этому не чувствую ни ху!

-- Изволь, -- сказал отец. -- Я демократ до мозга! --

И дал отставку жениху.

Все лето ты проходишь вдОва,

Ища достойного мусье,

А ознакомившись с досье,

Восьмого сентября ты выберешь любого.

Я нынче женихов для смотра созову, --

Сказал старик отец и вывел к ним Москву.

-- Послушай, папочка, мне люб вот этот длинный, --

Заметила она с улыбкою невинной.

-- Спортивен, вылощен, и множество бабла --

Я б с удовольствием такого огребла!

Он по любви меня берет, а не для корма,

К тому же у него гражданская платформа.

-- О да, -- сказал отец, -- он внешне недурён,

Но у него дурная слава,

К тому ж за рубежом имеет средства он,

Плюс у него сестра умна да своенравна.

-- А этот, папочка? В Америке учен,

Притом не старый, не нахальный,

Он мной серьезно увлечен

И с виду весь такой навальный,

Мы с ним бы сделали рискованный амур,

А свекор бы вручил плетеный гарнтиур.

-- Да он, -- сказал отец, -- повеса из повес,

Мы часто от него разносы огребали,

К тому ж он стырил Кировлес --

Поверишь, целый лес, с ежами и грибами!

Как хочешь, милая, но этому прыщу

Я сразу говорю: к Москве не допущу.

-- А вот еще один, -- идя на компромиссы,

Москва заметила. -- Хотя как будто лысый,

Но мало тратит, мало ест,

Вдобавок домосед -- посажен под арест...

-- Про этого забудь, -- сказал отец без понта, --

Я не хочу, чтоб ты якшалась с «Левым фронтом»!

Хоть прадед у него, как я, юрист,

Им даже улицу назвали,

А правнук вышел террорист,

Ему мечтается Отечество в развале!

Бери ты прежнего, пожалуй, жениха

Подальше от греха!

-- Я не хочу его! -- воскликнула вдовица.

-- Чем быть под плиткою, мне лучше удавиться.

Мне надоело с этим пнем,

Его черты неблагородны,

Женитесь сами вы на нем,

Поскольку развелись -- и стало быть, свободны!

Уже под сению Спасителя Христа

Вы занимали с ним соседние места!

Скажите слово лишь -- подручные режима

Вас свяжут узами, притом нерасторжимо.

Отец задумался, с улыбкой глядя вдаль.

Пока он думает, выводим амораль,

Пускай ее отец-тиран услышит:

Есть право выбора у дочерей твоих.

А ежели тебе понравился жених,

Ты сам на нем женись В Париже вас распишут.