«Страх победил жадность». Директор Института экономики РАН о том, почему дорогой нефти больше не будет

13 января 2015 Михаил Зыгарь
17 665

«Нефть никогда больше не будет дорогой». Таким прогнозом порадовал чителей газеты USA Today один из ведущих нефтепромышленников Саудовской Аравии принц Валид бен Талал ас Сауд. Он говорит, что Саудовская Аравия не будет сокращать добычу нефти, чтобы сдержать падение цен, в конце девяностых уже снижали, и закончилось это тем, что потеряли свои позиции на рынке. А именно, место Саудовской Аравии заняла России, которая, наоборот, добычу тогда увеличила.

Принц Валид говорит, что политика Саудовской Аравии — это чистая прагматика, а не антироссийский сговор с Вашингтоном. Впрочем, он не скрывает, что цель нынешней принципиальности Саудовской Аравии — как раз выдавить Россию в отместку за конец девяностых. В России себестоимость добычи намного выше, значит Саудовская Аравия еще может пережить дешевую нефть, а сможет ли Россия?

Обсудили новый год без дорогой нефти с директором Института экономики РАН Русланом Гринбергом.

Зыгарь: Согласны ли вы с саудовским принцем Аль-Валид ибн Талалем, что дорогой нефти в ближайшее время нам не видать?

Гринберг: Да, я согласен с принцем. Это действительно так. Хотя Саудовская Аравия вроде в последние пару дней стремится каким-то образом сдержать снижение цен на нефть. Похоже, что они начнут призывать к солидарности и остальных членов ОПЕК. Не знаю, послушаются ли они их. Но, по крайней мере, ситуация очень волатильная и очень неопределенная.

Зыгарь: Но при этом Саудовская Аравия же, в общем, не так сильно заинтересована в том, чтобы нефть была 100 долларов. Саудовская Аравия вполне выживает и при 60-ти, и при 50-ти.

Гринберг: Дело в том, что здесь уже очень много игроков появилось на этом рынке. Их солидарность равна нулю. Каждый хочет отхватить кусочек рынка. И, конечно же, 100 долларов – для всех хорошо. Но, другое дело, что одни выживают при 50-ти, другие не выживают. И здесь Саудовская Аравия, мне кажется, она заинтересована, конечно, в том, чтобы каким-то образом увеличить свою долю на рынке, но все-таки 100 долларов манит. Для всех хорошо. Другое дело, что это невозможно, поскольку сейчас американцы увеличили добычу сланцевой нефти в 2 раза за последние 5 лет. И это уже очень чувствительно. Ну и плюс экономика вялая, нет спроса. Так что нам придется жить при низких ценах на нефть.

Зыгарь: В течение нулевых многим казалось, что 90-е в плане дешевой нефти не вернутся никогда. Скажите, нам нужно привыкать к какой цене? К цене ниже 50-ти? К цене 30? Какой у вас прогноз?

Гринберг: Знаете, прогнозы – дело такое. Кто знает будущее – тот в сумасшедшем доме должен сидеть. Поэтому здесь интуиция плюс некоторые знания показывают, что, скорее всего, в этом году цена будет колебаться в пределах 50-ти – 60-ти долларов за баррель.

Зыгарь: И чем это грозит российской экономике? 60 долларов за баррель – это, в общем…

Гринберг: Понимаете, экономика даже в хорошие времена на 50% зависит от психологии и стадного чувства. А вот в такое время, как наше, когда страх вытеснил жадность – здесь трудно сказать, как будет складываться ситуация. По крайней мере, для нас важно, чтобы она была стабильной. Здесь общий принцип есть: стабильная цена на нефть – более-менее стабильный курс рубля. И здесь уже неважно, на каком уровне он установится, поэтому для нас важна стабильность. А она для всех нужна.

Зыгарь: А расшифруйте, пожалуйста, вашу фразу: «Страх вытеснил жадность». Что это означает, применительно к политике нефтяников и российских властей?

Гринберг: Дело в том, что здесь ситуация такая: сейчас вообще весь мир в состоянии неопределенности, и не очень понятно, куда инвестировать деньги, поэтому существует долгая фраза стагнации, скорее всего. А у нас почти неизбежна рецессия в России. Здесь все будет зависеть от того, насколько удастся хоть как-то обеспечить импортозамещение, которое не может быть шоковым. Но я очень сомневаюсь в том, что сама по себе политика импортозамещения может быть успешной, если она будет проводиться по всему фронту тех продуктов, которые мы вынужденно отдали остальному миру за последние четверть века. А засилье импорта у нас, как говорят, очень велико. Плюс санкции, которые, судя по всему, не будут ослабляться. И эта комбинация ужасно неудачная для российской экономики.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю