«Сечин красивый». Первое телеинтервью Ульяны Сергеенко про слухи о романе с главой «Роснефти», о бывшем муже и карьере в моде

25 февраля, 22:33 Полина Милушкова
76 780
Поддержать ДО ДЬ

Неуловимая для журналистов дизайнер Ульяна Сергеенко впервые дает телеинтервью. Она — единственный российский модельер, имеющий право выставляться на парижской неделе высокой моды. «Женщины сверху» расспросили ее о  детстве и семье, о ее браках и о психологическом насилии, которому она подвергалась со стороны одного из своих экс-супругов, а также о фигуре гендиректора «Роснефти» Игоря Сечина, с которым, по слухам, у нее был роман.

Ульяна Сергеенко ― загадочная светская дива, фарфоровая красавица и молчунья, ставшая известной журналистам во время своего брака со страховым магнатом Данилом Хачатуровым, за последние пять лет каким-то чудом превратилась в единственного русского дизайнера, участвующего в парижской неделе Haute Couture. Как это случилось? Первое и последнее публичное интервью о личном она дала главреду Tatler Ксении Соловьевой. Но сегодня Ульяна впервые готова рассказать обо всем. С самого начала.

Ульяна Сергеенко, дизайнер: Мама ― преподаватель английского языка. Папа ― русский, литература. Но он никогда не работал по своей профессии. Он сразу ушел в какую-то коммерческую деятельность. Человек был с коммерческой жилкой.

Ирина Торопова, одноклассница Ульяны: Ее папа открыл первый коммерческий магазин у нас в Усть-Каменогорске, это так. И он привозил, я помню, тогда конфеты M&Ms, сникерсы, мы этого ничего не видели вообще. Ульяна с радостью все это приносила в цветном рюкзачке, делилась со всеми.

Ирина Торопова училась с Ульяной с первого по одиннадцатый класс в школе 38 города Усть-Каменогорска. Сейчас Ирина живет все там же, занимается оптовыми продажами в цветочном бизнесе, а Сергеенко ― единственная из класса, выбившаяся куда-то за горизонт возможностей. «Она такая яркая, ― рассказывает Ирина, ― она всегда выглядела не так, как все. Во-первых, внешне, во-вторых, она одевалась всегда ярко, проблемы, кстати, в школе из-за этого были».

«У нас была маленькая школа. Мне нравилось там быть бунтарем. Я все время наряжалась во все, что было нельзя в то время, ― говорит Ульяна. ― Школу я вспоминаю с теплотой и благодарностью. У меня правда оттуда много воспоминаний. Университет я помню… Вообще переезд в Питер был огромным стрессом для меня, из маленького уютного городка, где все друг друга знают, я попала во враждебное, какое-то жуткое место с низким серым небом. Там было холодно, все было обшарпано. И мы переехали жить в расселенную коммуналку».

Филфак СПБГУ был серым и скучным, город ― огромным и враждебным, из хорошего только первая любовь: с ресторатором Алексеем двадцатилетняя Ульяна познакомились в его же заведении. «Борец бывший, ― вспоминает Сергеенко. ― И у него вся вот эта голова перебитая, уши поломаны, нос поломан, голубые-голубые глаза. Сашины глаза похожи на Лешины. И они прямо… прямо голубые. Для меня, да, он был агрессивным человеком, безусловно. У нас даже случались какие-то моменты бытового насилия. Но с возрастом я смотрю, что он стал сильно мягче».

Об отце своего старшего сына Саши Ульяна рассказывать не любит. Бурный роман закончился беременностью, а отношения ― драмой.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю