«Я мать-одиночка, и мне не на кого опереться»: Божена Рынска — о ребенке от покойного Малашенко, депрессии и планах на воспитание

28 августа, 20:38
43 974

Божена Рынска, вдова одного из создателей «НТВ» Игоря Малашенко, рассказала о том, что скоро станет матерью его ребенка. Дочь от покойного супруга ей вынашивает суррогатная мама. После смерти супруга драма, развернувшаяся в семье Рынски и Малашенко, вызвала большой резонанс в обществе. В интервью Анне Монгайт она рассказала о своих планах на воспитание и о том, как борется с депрессией и помогла ли ей новость о будущем ребенке справиться со стрессом.

Сегодня мы встречаемся с Боженой Рынска. Я думаю, что ее личная история, ее личная драма, она стала неожиданно драмой огромного количества людей. И вот появилась информация, что Божена и ее муж Игорь Малашенко ждут ребенка, несмотря на то, что Игоря уже нет. Божена, расскажи, пожалуйста, как это случилось, как произошло, что вот сейчас у тебя будет ребенок?

Мы вообще этим занимались с 2015 года, и нам с самого начала очень не везло с клиниками. В испанской клинике нам допустили такую как бы небрежную халатность, такую раздолбайскую историю, при которой в Америке просто запрещено это делать, то что делали они. Не буду вдаваться в подробности, ни в Америке, ни в России так не делают, как поступили испанцы, и мы остались без трех эмбрионов. Потом мы с ним, Игорь нашел самую лучшую клинику в Америке, где считается, самая высокая статистика, туда все едут, она считается самой главной по этим вопросам, и там был целый вейт-лист. И мы из Юрмалы ночами разговаривали, консультировались с врачами из этой клиники, чтобы они нас приняли в ноябре, потому что они оперируют раз в три месяца. Потом мы вернулись в Москву, мы пошли к Курцеру. Я думаю, это не реклама, если я буду упоминать имена? Мы пошли к Курцеру, и у него сразу получились эмбрионы. То есть вот с первого раза все мы сделали, у Курцера получились эмбрионы. Ни у каких других клиник этого не получалось.

Вы сразу решили, что вы будете «суррогатного» ребенка?

Значит, у меня есть проблемы, у меня есть тромбофилия, и Игорь очень просил меня не носить самой, потому что он боялся, это могло привести к большим проблемам ребенка. И Игорь сказал, и подруга его сказала ему, что не надо, что я носила сама в 44, это очень тяжело, а мне тогда было 42, и давайте все-таки суррогатную мать. И мы нашли суррогатную мать, это тоже было у Курцера, в общем, все наши эмбрионы погибли один за другим, никто подсадки не выдержал. А это значит, шило да мочало, начинай сначала. Сначала гормональная терапия вся, проходишь, а у меня уже яйцеклеток практически нет, и каждый раз по новой, и каждый раз удается забрать одну-две яйцеклетки, и что-нибудь оказывается, какая-нибудь бракованная или пустая. И в общем, в этом аду мы прожили еще где-то года два. И вот мы накопили яйцеклеток, и у нас получилось шесть эмбрионов. Наконец-то у нас был золотой запас, шесть эмбрионов. И мы начали продолжать эту историю с подсадками. У нас было еще два эмбриона, которые не выжили, у нас где-то не выжило порядка шести эмбрионов, у нас не выжили в суррогатных матерях разных. Мы меняли сурмам, но вот ничего не помогало.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа