«А гусар-то — девка!» Как женщина впервые в истории России стала мужчиной и воевала с Наполеоном

7 июня, 00:41 Ольга Гладышева
3 933

Надежда Андреевна Дурова — первая женщина-офицер в России. Она называла себя мужским именем, курила трубку и травила армейские байки. Сюжет знаменитой «Гусарской баллады» Эльдара Рязанова — не выдумка режиссера. Во время наполеоновских войн девушка и правда воевала — Надежда Дурова обманом попала в армию и во время Бородинского сражения даже командовала полуэскадроном. Ольга Гладышева съездила к ней на родину в Елабугу и взглянула на биографию знаменитой кавалерист-девицы с современной точки зрения.

«Под сим камнем почиет ревнитель Отечества российская Жанна Д’Арк» — эта фраза выбита на обратной стороне надгробного обелиска первой женщины-офицера в России Надежды Дуровой. Последние дни своей жизни она провела в городке Елабуга в Татарстане. Теперь там находится музей-усадьба Дуровой. Смотрители рассказывают, что она опередила свое время на целый век и сражалась на войне против Наполеона наравне с мужчинами. 

«Кто узнавал о ее поступке тогда, и через 30 лет, и 50 лет, и даже в годы Первой мировой войны (тогда были уже женщины-участницы сражений) — для них она была примером», — говорят смотрительницы елабужского музея кавалерист-девицы. Здесь просят не называть ее феминисткой — за равноправие для всех она не боролась и манифестов не писала, хотя на своих современниц похожей быть не хотела.  

Из «Записок кавалерист-девицы» Надежды Дуровой, 1839 год  

Мать говорила при мне в самых обидных выражениях о судьбе этого пола: женщина, по ее мнению, должна родиться, жить и умереть в рабстве; что вечная неволя, тягостная зависимость и всякого рода угнетение есть ее доля от колыбели до могилы; что она исполнена слабостей, лишена всех совершенств и не способна ни к чему; что, одним словом, женщина — самое несчастное, самое ничтожное и самое презренное творение в свете! Голова моя шла кругом от этого описания; я решилась, хотя бы это стоило мне жизни, отделиться от пола, находящегося, как я думала, под проклятием божиим.

Эти слова звучат неправдоподобно дерзко для женщины из XIX века. Но это и поразило Александра Пушкина —  именно он опубликовал невероятную историю кавалерист-девицы в своем журнале «Современник». И о ней узнали все.

Надежде Дуровой пришлось объясняться перед императором Александром Первым — царю доложили о женщине-офицере, назревал небывалый скандал. Император решил поговорить с ней лично, и Дурова упросила Александра разрешить ей остаться в армии и дальше притворяться мужчиной. Взамен девушка-кавалерист пообещала, что никогда не раскроет тайну своего настоящего имени. Но на старости лет проболталась Пушкину, с которым ее познакомил брат.

Ольга Айкашева, старший научный сотрудник дома-музея Дуровой: «Пушкин подписал их „Записки Н.А. Дуровой, издаваемые Пушкиным“. Мало сказать, что Дурова была разгневана, — она была взбешена поступком поэта. Он, не спросив ее разрешения, на весь свет открыл тайну ее настоящего имени, а ведь она поклялась императору. Дурова писала поэту, просила, умоляла, она даже половину гонорара ему предлагала за то, чтобы он убрал из публикации настоящее имя, но он ничего менять не стал. А ей написал: „Вы были бесстрашны на поле боя, ступайте так же смело и на литературное поприще“».

Невольно задаешься вопросом: а, может, Пушкин все это выдумал? Однако история находит подтверждения в письмах и военных реестрах. 

«Свои своих не выдают. В полку эта тайна хранилась, над ней подшучивали, спрашивая: „Александров, когда у тебя усы появятся“. И она сама пишет: „Многие их моих сослуживцев догадываются, что усов у меня никогда не будет“», — рассказывает старший научный сотрудник дома-музея Надежды Дуровой Ольга Айкашева.

Фарида Валитова, заведующая музеем-усадьбой Дуровой: «Она пишет, что, получив свободу, о которой мечтала с детства, обрекла себя на одиночество, всегда снимала жилье в одиночку и пользовалась удобствами, которые были у хозяев. Она же и с таким юмором описывает, что именно хозяйки догадывались, что перед ними девушка: „А гусар-то —  девка!“ И она быстро меняла место жительства. Когда шили гусарский мундир, нужно было его подогнать так плотно, что никакого залома не должно было быть на верхней одежде. И она говорит, что она очень много денег потратила, чтобы откупиться перед портными, чтобы те молчали».

На шутки Дурова очень обижалась, запрещала называть себя женщиной и даже похоронить завещала как раба Божия Александра. 

Фарида Валитова, заведующая музеем-усадьбой Дуровой: «Во-первых, она возмутилась даже на то, что Пушкин пытался поцеловать ей ручку. Отдернула руку со словами: „Ах, как давно я отвык от этого“. Она уже не могла представить, что к ней могут отнестись, как к женщине. Хотя это сам Пушкин, и после его поцелуя можно было бы руку и не мыть несколько лет, по нашим представлениям. Жители города, зная ее слабину, что она безотказная и добрая, шли к ней с просьбами. Она ходила к городничему, постоянно просила за них. Иногда, видимо, очень надоедала ему, и тот при встрече говорил: „Здравствуйте, глубокоуважаемая Надежда Андреевна“, чем выводил ее из себя. Она разворачивалась, уходила и не появлялась некоторое время. 

Некоторые западные исследователи называют Дурову то транссексуалом, то трансвеститом. Американский литературовед Дэниел Ранкур-Лаферрьер в своей книге «Русская литература и психоанализ» склонен считать ее андрогином. В любом случае, никакая официальная советская наука никогда не признала бы народную героиню транссексуалом.

 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю