Валерия: если профсоюз артистов примет решение не ездить за границу, я вынуждена буду подчиниться

Желнов
23 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В эфире Дождя певица Валерия лично обратилась к главе МИДа Латвии, пригрозив стране судом.

Желнов: Валерия, я как понимаю, вы сейчас находитесь в Женеве, в своем доме в Швейцарии.

Валерия: Да. У нас отпуск. В это время я должна была быть на фестивале в Юрмале, но появилось несколько свободных дней для того, чтобы провести их вместе с семьей.

Желнов: С чем вы связываете этот запрет на въезд? Официально озвучил глава МИДа Латвии Эдгарс Ринкевичс. Какая у вас версия произошедшего?

Валерия: Я, честно говоря, удивлена тому, что сказал министр иностранных дел. Для того, чтобы делать такие заявления, нужно быть немножечко на материале. Мне кажется, не может человек на таком посту говорить о таких вещах, не разобравшись в ситуации. Была формулировка очень странная: «агрессивное навязывание, участие в чем-то». В чем агрессивность моего участия?

Желнов: Я вам могу напомнить эту формулировку: «Высказываемая в связи с присоединением Крыма к России и событий на Украине», так в информационных агентствах звучала эта формулировка.

Валерия: Да. А до этого были его публикации в Твиттере, где он назвал меня «апологетом империализма». То, что произошло сегодня с нашими артистами, это нарушение прав человека на свободу слова, свободу высказываний, свободу мысли. Может что-то кому-то не нравится, мы можем иметь разные точки зрения, но почему за это нужно кого-то запрещать? Я что, собиралась в Латвии призывать кого-то к чему-то? Я не собиралась нарушать никакого закона. Я просто удивлена, потому что официального такого документа не получила даже с Украины.

Желнов: Вы будете как-то, может, ваш муж, продюсер Иосиф Пригожин, который вас поддерживает, обжаловать решение МИДа, настаивать на получении официальных документов?

Валерия: Сейчас мы получили уже предложения от юристов, которые готовы защищать наши права. Мы пока думаем. Так это все неожиданно случилось, мы целыми днями давали комментарии, наши телефоны разрываются на части. Невозможно даже сесть и обдумать шаги, хотя есть версия обратиться в международный суд. Возможно, в Европейский суд нам придется обратиться для того, чтобы решить, если ситуация сама не разрешится, потому что, может, они через какое-то время подумают, что что-то сделали не то, и отменят свое решение. Тогда, может быть, делать ничего не придется. Надо ситуации немножечко отлежаться, потому что сейчас во время конкурса, никто делать ничего не будет.

Вы знаете, что меня в этой ситуации особенно возмущает: почему такие заявления были сделаны буквально перед началом, перед открытием этого конкурса? Почему этого нельзя было сделать за месяц, за неделю? Реклама, афиши о том, что я приезжаю   вместе с другими артистами, шла уже давным-давно. Это рассчитанный ход, чтобы нас деморализовать.

Желнов: Ваш муж Иосиф Пригожин в интервью радио «Комсомольская правда» на днях говорил, что вы никогда не были в политике, всегда были вне политики, и непонятно, почему это произошло.

Валерия: Абсолютно.

Желнов: Вы допускаете, что вы оказались косвенно или прямым образом в политике или вовлечены в политику? Я имею в виду Россию сейчас.

Валерия: Я очень рада, что у меня есть возможность сказать такую вещь. Я считаю, что я, как и многие артисты и вообще граждане России, мы высказываем свое мнение по поводу Крыма. В данном случае я выступала в концерте в поддержку референдума. Да, я считаю, что жители Крыма имели право высказать свое мнение, и я говорю это неголословно. У меня очень много друзей, знакомых, дальних родственников живут в Крыму, я отслеживала эту ситуацию буквально с места событий, из первых уст ее знаю. Как ждали это событие, как встречали, когда начался референдум, люди шли буквально в инвалидных колясках, старики, целыми семьями.

Желнов: Окей. Но это политика? Вы согласны, что это политика, даже если это референдум? И концерт в поддержку референдума – это тоже политическая акция, вы согласны с этим?

Валерия: Это выражение гражданской позиции. Мы не можем дистанцироваться от политики сегодня. Я хочу сказать о том, что последовало за этим дальше. Через какое-то время в интернете появилась реклама на Youtube, как вы понимаете, не самая дешевая реклама, проплаченная кем-то на Украине, говорившая о том, что 2 апреля 2014 года у меня состоится сольный концерт. Раздавались уже призывы в интернете – давайте бойкотировать концерт артистки Валерии.

Я объясняю: друзья мои, мой концерт даже не планировался, вам нечего бойкотировать. У меня 2 апреля юбилей моего супруга в этом году. После того, как я рассказала свои комментарии, причем мои комментарии не слышны, множится ложь. Дальше говорят: «Валерия бойкотирует сама концерт в Украине», и дальше тиражируется ложь.

Следующая информация – Валерия говорит: «Ноги моей здесь больше не будет, и вообще украинских артистов надо запретить». Я никогда в жизни не делала ни одного такого заявления. Какое счастье, что у меня есть возможность это сказать. Мои слова тонут в потоке лжи, который на меня вылился в Украине.

Я хочу сказать, что этот образ демонизированный немножечко, наверное, каким-то образом повлиял на принятие решения министром иностранных дел Латвии.

Желнов: Слишком много в последнее время акций, связанных с Украиной, политических, в которых вы участвуете. Помимо концерта в поддержку референдума на Красной площади, это и письмо, которое было размещено в интернете «Не допустим фашизма на Украине», это и другие ваши публичные высказывания, это и участие в предвыборной кампании Владимира Путина, вы – его доверенное лицо. Для чего вам это все нужно? Вы про политику никогда не говорили, всегда были аполитичны, и ваше творчество. Для чего вам это нужно?

Валерия: Ни для чего абсолютно. Честно говоря, я впервые в этом году на выборы пошла, в смысле в том году. Знаете, возникает такое внутреннее желание и потребность, я не могу больше стоять в стороне, потому что ситуация в стране была очень нестабильная и шаткая.

Желнов: Вас просили поучаствовать в этих акциях или вы сами звонили в администрацию президента или на телевидение, как канал, который организовал?

Валерия: Я хочу сказать насчет того, что я делала в предвыборной кампании. Я не снималась ни в каких роликах, я не участвовала ни в каких митингах, я просто выражала свое частное мнение. Я не участвовала ни в каких глобальных акциях.

Желнов: Тут не может быть частного мнения, вы – официальное доверенное лицо, вы принимает участие в концерте на Красной площади. Это не выражение частного мнения, согласитесь.

Валерия: Сначала я выражала свое частное мнение, а потом я уже стала доверенным лицом. Это получилось так плавно и естественно, никакого плана не было.

Желнов: Вчера на «Новой волне» выступил украинский певец Иван Дорн, единственный украинский артист, который там был заявлен, с гербом страны. И сегодня от депутата Милонова последовало заявление о том, что необходимо запретить этого исполнителя, его концерты на территории РФ. До этого украинскую группу «Океан Эльзы» запретили в России. Как вы к этому относитесь?

Валерия: Я считаю, что это категорически неправильно. Не должно это касаться музыкантов. Если он просто вышел в майке, на которой герб Украины, что в этом такого? Он же не устраивал политических митингов. До тех пор, пока это не перерастает в какую-то политическую акцию – выступление артиста, если он занимается своим непосредственным делом, зачем запрещать концерты. Мало ли у кого какая точка зрения, мало ли кто какого мнения. Я считаю, что делать это категорически неправильно.

Желнов: А по поводу «Океана Эльзы»?

Валерия: Я очень люблю эту группу, я с огромным уважением отношусь к Вакарчуку и к тому, что он делает. Он потрясающе талантливый человек. И лишать возможности российских зрителей посетить концерт этой группы, я считаю, что это категорически неправильно.

Желнов: Дуэтом бы спели с Вакарчуком?

Валерия: С огромным удовольствием, я же пою дуэтом с Олегом Скрипкой, «Вопли Видоплясова». Такая неприятная ситуация лишила нас возможности спеть дуэтом. Мы должны были вместе в Лондоне выступать, где у меня будет концерт в Royal Albert Hall. Не время для такого дуэта, тем не менее, я песню на украинском языке спою, очень красивая, Олег ее написал.

Желнов: Вы нередко подчеркивали свою интеллигентность, что вы хотели быть в меньшинстве, не хотели идти со всеми в строю, но последние годы по последним тенденциям мы видим, что вы в строй тоже вошли. Не хотелось ли вам занять позицию, отличную от большинства, стать частью меньшинства? Это нормальное свойство творческих людей, интеллигенции.

Валерия: То, что вы сейчас предлагаете, это означает, что я просто должна для того, чтобы красивенько выглядеть, для того, чтобы быть элитарной, особенной…

Желнов: Просто человек, который сомневается, это свойство любого творческого человека тем более.

Валерия: Я хочу сказать, что не самая плохая компания. Тот коллектив, который впал в немилость у многих, потрясающие артисты, режиссеры, музыканты, среди которых есть по-настоящему великие имена. Поэтому меня это как-то не очень смущает.

Желнов: И вы ни разу не пожалели о том, что где-то приняли участие?

Валерия: Пока нет. Вы правильно сказали, что человеку свойственно сомневаться. Я не хотела бы когда-нибудь пожалеть, я надеюсь, что я останусь при своем мнении и дальше, но жизнь такая, никто не знает. Бывает, что мы меняем свою точку зрения, признаем, что совершили в жизни ошибки. Но я бы не хотела так забегать вперед, так далеко. Пока что у меня нет такого ощущения.

Желнов: По поводу отношения к русским в Европе. Вы сейчас в Швейцарии, я знаю, что среди вас влиятельные соседи по вашему дому. Геннадий Тимченко буквально сосед. Вы на себе как-то испытываете с Иосифом отношения со стороны иностранцев, со стороны швейцарцев какое-то негативное или другое после того, что произошло в небе над Донецком на прошлой неделе?

Валерия: У нас сложившийся круг общения, и на нас это никак не отражается, как мы общались с людьми, так и продолжаем это делать, к нам они по-прежнему хорошо относятся, и соседи, и знакомые. А в общем негатив в Европе к русским ощущается. Нам рассказывают, как это. Сейчас все СМИ антироссийски настроенные. Я понимаю, что очень часто Россию не слышат. Однобокая информация приходит. То, что людям говорят, то, что людям внушают, так они и формируют мнение.

Желнов: А ваши имена есть в этих антироссийских настроениях, по крайней мере, которые появляются в медиа, как вы считаете?

Валерия: Вы имеете в виду в западных медиа?

Желнов: Да.

Валерия: Извините, но я не думаю, что мы настолько влиятельны в западных медиа.

Желнов: Все-таки Россия влиятельна в западных медиа.

Валерия: Очень мало.

Желнов: Все обложки последних дней только о России.

Валерия: О России, правильно, но не российская точка зрения. Они пишут о России в таком ключе, в каком хотят.

Желнов: Наши имена там есть в таком имидже, который создался в западных медиа?

Валерия: Конечно, каждая страна преследует свои собственные интересы. Если эти интересы противоречат с интересами других стран, конечно же, можно сказать: да, вы создали этот прецедент, это вы виноваты в том, что о вас теперь говорят. Но это, к сожалению, жизнь, это политика.

Желнов: Бизнесмены многие из ближнего круга Владимира Путина, сотрудники администрации президента, очевидно, сделали свой выбор, что они поддерживают президента и как друзья, и как работники его службы, и готовы идти с ним до конца, в том числе, терпеть лишения в виде въезда на территорию или ЕС или США, или все вместе. Вы – доверенное лицо, вы поддерживает президента, вы готовы делать это дальше, даже под угрозой, если вы окажетесь невъездной в США или в ЕС?

Валерия: То, что вы меня сейчас спросили, мне даже льстит, такая я важная птица…

Желнов: Мир сошел с ума.

Валерия: В том списке артистов подписавшихся - 500 человек, всех тогда надо запрещать. Очень много артистов, которые выступали сейчас в Крыму на фестивале, кстати, я после этих событий ни разу не была в Крыму. Если массовый будет запрет, так что теперь делать? Получается, что большое количество россиян... Сколько там процентов? 96% было по последним данным, поддерживают политику государства. Это означает, что надо запретить выезд из страны, въезд в Европу или Америку большей части граждан РФ. Это, конечно, нелепо.

Желнов: Железный занавес пока еще нелепо. Валентина Матвиенко, спикер Совета Федерации, обратилась к своим сенаторам до того, как они ушли на каникулы, не ездить за границу, а отдыхать в Крыму. Так получается, что мы сейчас живем в эпоху профсоюзов, коллектива. Вот некий профсоюз артистов, его куратор, которого назначат, скажет, обращаясь к вам или к вашему коллеге, не отдыхать за границей. Что вы сделаете – поедете в Крым?

Валерия: Давайте сначала организуем профсоюз артистов. Мне кажется, это самая утопическая история. Сколько было попыток создать подобное сообщество, но ничего не получается – слишком люди амбициозные собрались и каждый за себя. Поэтому я очень сомневаюсь в существовании такого органа.

Желнов: Да, но раньше такой череды коллективных писем не было, согласитесь. Вы говорите, что сильно сомневаетесь, и это может быть утопией. Но не стало же утопией то, что артисты объединяются, подобно чиновникам и бизнесменам, и тоже выступают против каких-то страшных угроз. Может, несуществующих, но тем не менее.

Валерия: А что раньше такого не было? И раньше артисты высказывали свое мнение.

Желнов: Я не могу припомнить это в нулевых, по крайней мере, в первой пятилетке нулевых.

Валерия: Тогда вообще всем было все равно, страна вообще летела в пропасть. Стыдно было быть русским, стыдно было приезжать за границу и говорить по-русски, старались шепотом. Честно говоря, я сейчас подобной неловкости не испытываю. Если даже сложится такой коллектив, такой профсоюз артистов, и если будет принято такое решение, тогда я буду вынуждена этому решению подчиниться.

Желнов: А почему сейчас в Крым не поехали летом?

Валерия: Во-первых, у меня свои планы. У нас в Подмосковье нет дачи. Мы 10 лет назад купили дачу здесь, на озере женевском, это, честно говоря, нам было очень экономически выгодно, она дешевле в разы, чем дача в Подмосковье. Приезжаем сюда, здесь тихо, абсолютно не тусовочное место, просто отдыхаем. Здесь хорошо заниматься музыкой. Вообще обстановка очень спокойная, ты находишься вдали от всего. Здесь прекрасный воздух.

У нас в семье, к сожалению, было очень много сложных ситуаций, хоронили своих близких, нужно было просто сменить дислокацию. Кроме всего прочего, я сейчас должна была быть в Латвии. Мы вообще любим путешествовать, мы же не только сидим здесь, мы недельку здесь посидим, потом сядем в машину и просто поедем в какие-то другие места. Мы даже еще не спланировали, благо сейчас есть возможность очень быстро бронировать отели. И я рада, что у нас есть возможность свободного передвижения.

Желнов: Я хочу вернуться к антигейскому закону, принятие которого вы поддержали. Тот памятный эфир на BBC. Закон о пропаганде среди несовершеннолетних. Его можно трактовать как угодно, тем не менее, закон разбудил агрессию среди меньшинства, были случаи вплоть до убийств в разных провинциальных городах России. Не жалеете сейчас, что поддержали закон, который при даже корректной его формулировке разбудил и пробудил в человеке низменные чувства?

Валерия: То, что происходит в мире сейчас, на самом деле вакханалия. Среди моих знакомых много людей нетрадиционной ориентации, мы с ними работаем, сотрудничаем. Среди них есть много порядочных людей, добрых, замечательных, которые не декларируют никоим образом свою сексуальную принадлежность.

Желнов: А если декларируют, то это не замечательные, не нормальные?

Валерия: Допустим, по телевизору выступает серьезный человек, бизнесмен, политик, кто угодно, а он традиционной ориентации, и вдруг он начинает рассказывать подробности своей интимной жизни, что он предпочитает в отношениях с женщинами. Мы скажем, что сумасшедший.  

Желнов: Это разные вещи – если человек признается в ориентации и если он рассказывает подробности интимной жизни.

Валерия: Фактически, он признается в подробностях интимной жизни, если он говорит: «Я такой-то ориентации. Я делаю то-то и то-то». Мне все равно, что он делает. Я вообще не понимаю, зачем это нужно декларировать, объясните мне, пожалуйста. Их никто не трогает. Я же тоже живу в обществе.

Желнов: Валерия, один пример. Мы знаем мэра Лондона Бориса Джонсона, мы знаем западных артистов, которые открыто признаются в своей ориентации. Мы тогда в эфире BBC говорили о том, что у нас тоже есть открытые геи, ссылались на Пенкина и Моисеева, которые потом жутко на вас обиделись. Как мы видим, открытости никакой нет.

Валерия: Они мне об этом не говорили. Открытости нет

Желнов: Почему нет?

Валерия: Не все человеческое еще умерло, не все принципы морали, нравственности. Если Элтон Джон говорит, что он такой, это что хорошо, что ли? Он замечательный артист, он потрясающий композитор, певец, но это не означает, что все, что он делает, это правильно абсолютно, и мы должны на это ровняться. Я так не считаю.

Желнов: Не хотите ли вы обратиться к министру иностранных дел Латвии сейчас, пользуясь нашим эфиром?

Валерия: Вы знаете, была попытка уже обратиться к министру иностранных дел.

Желнов: Нет, не казенным образом, а сейчас по-человечески, в эфире.

Валерия: Как его зовут?

Желнов: Его зовут Эдгарс Ринкевичс. Господин Ринкевичс можно назвать.

Валерия: Господин Ринкевичс, мне хочется сказать вам, что те артисты, которых вы запретили, не хотели делать ничего плохого, уж в вашей стране – совершенно точно, и ни в какой другой. Да, у них есть своя точка зрения на многие вопросы, но это не означает, что им нужно запрещать въезд в страну, тем более, что в этой стране у нас очень много поклонников, зрителей, друзей, причем с многолетним стажем.

Я сегодня получаю огромное количество писем поддержки не только от российских зрителей, поклонников, но и из Латвии, которые говорят: «Нам стыдно за наше правительство. Простите нас, пожалуйста». Это ни что иное как столкновение двух народов, а этого очень не хотелось, потому что у нас давние культурные, экономические связи. Надо дружить. Сейчас мир все сильнее раскалывается на мелкие кусочки. Нужно объединяться. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.