Эмилия Слабунова объяснила, почему выбрали ее, а не Шлосберга

Интервью Дождю нового председателя «Яблока»
21 декабря 2015 Антон Желнов
11 100

Интервью Антона Желнова с новоизбранным председателем партии «Яблоко» и депутатом Законодательного собрания Карелии Эмилией Слабуновой. Она рассказала, почему на отчетно-выборном съезде партии, прошедшем в воскресенье, выбрали именно ее, с какими лозунгами «Яблоко» пойдет на выборы в Госдуму, на каких условиях партия сможет объединится с Демократической коалицией. Слабунова также рассказала, какие будут  первые ее действия, как лидера партии, каких оппозиционных политиков она уважает, почему конкуренция — это так важно и пояснила политику партии по внешнеполитическим вопросам. 

Желнов: Добрый вечер. В Москве шесть вечера, вы смотрите телеканал Дождь, и сегодня у нас в гостях по скайпу из Карелии, из города Петрозаводск Эмилия Слабунова, ставшая в эти выходные председателем партии «Яблоко», депутат Законодательного собрания Карелии. Эмилия, добрый вечер. Слышно ли студию Дождя?

Слабунова: Да, здравствуйте, Антон, добрый вечер, уважаемые телезрители. Всё прекрасно слышно.

Желнов: Апелляция к телезрителям правильная, поскольку вам придется бороться в том числе за их внимание. Первый вопрос к вам такой, о том, что активно обсуждалось в эти выходные в соцсетях, он касается того, что вы известный в регионе, в Карелии политик, но совершенно не известны на федеральном уровне. Каким образом в этом случае вы собираетесь поднять партию «Яблоко» на какой-то новый уровень, обновить «Яблоко» и вообще преодолеть барьер и войти через год в Государственную думу?

Слабунова: Известность партии определяется не только и не столько известностью ее нынешнего председателя. В первую очередь она определяется теми действиями, которые совершаются для того, чтобы продвигать партию в общественно-политическом пространстве страны. Я считаю это направление одним из важнейших и об этом говорила на съезде. Среди трех главных векторов развития партии на данном этапе одним из них я как раз называла продвижение партии, тем более что у нас есть и очень известные медийные лица: Григорий Алексеевич, Сергей Сергеевич, академик Сергей Владимирович Яблоков и многие другие. Я думаю, что благодаря вашей помощи я тоже очень быстро стану известной. Сегодня у меня весь день нон-стопом идут интервью самым разным изданиям. В среду я приеду на целый ряд радио- и телеэфиров, поэтому известность ― дело наживное.

Желнов: Ваш основной соперник, который набрал в эти выходные 56 голосов против ваших 91, ― Лев Шлосберг, псковский депутат, известный своими оппозиционными и свободными взглядами. Понятно, спрашивать вас о том, почему Шлосберг набрал почти в два раза меньше, наверно, будет бестактно, но скажите, предложите ли вы или уже предложили Шлосбергу такой вариант: например, войти в тройку федерального списка, быть вторым или третьим в этом списке?

Слабунова: Антон, вы так задаете вопрос: предложите ли вы. Отличительной чертой нашей демократической партии является коллегиальность принятия всех решений, поэтому мы будем обсуждать списки и политическим комитетом, и бюро на всех уровнях управления, а самое главное, съездом. Мы сейчас закрыли первый этап нашего 18 съезда. В феврале у нас пройдет второй этап съезда, который будет посвящен подготовке к выборам, поэтому только коллегиально и с обсуждением мы будем решать, кто будет в списке вообще и на каком месте.

Желнов: Хорошо. Вы председатель партии, я понимаю, что существует процедура, но тем не менее каково ваше мнение относительно Шлосберга и того, чтобы он вошел в тройку лидеров по федеральным спискам? Как вы к этому отнесетесь? Будете ли вы сами поднимать этот вопрос, говорили ли вы об этом со Шлосбергом?

Слабунова: Нет, мы пока именно о месте в списке не говорили, но я необыкновенно уважаю Льва Марковича за его мужество, за его преданность партии, очень активную жизненную и тем более гражданскую позицию, за тот вклад, который он на протяжении многих лет внес в развитие нашей партии. Я вообще до последнего момента считала еще даже до того, как встал вопрос о смене председателя, что если когда-то случится такой момент, то я буду в числе тех, кто проголосует за Льва Марковича. Именно поэтому я сочла необходимым в связи с моим избранием предлагать и просить Льва Марковича, чтобы он вошел в политический комитет, потому что это очень важный орган управления в партии, он вырабатывает всю политическую позицию партии. Мой управленческий принцип на протяжении всей моей управленческой жизни ― опираться на сильные стороны человека. Сильной стороной Льва является то, какой он мастер политических оценок, политического анализа, какие он дает глубокие содержательные комментарии по всем вопросам. У него есть свой взгляд на то, какой должна быть программа партии, предвыборная в том числе. Поэтому я считаю, что чрезвычайно важно его присутствие именно в том органе управления, который вырабатывает политическую позицию.

Кроме того, мы разговаривали один на один, но, к сожалению, в силу очень напряженного графика съезда не получилось очень обстоятельного по времени разговора, но я сказала и с трибун съезда, и в этом персональном разговоре о том, что для меня принципиально важно, чтобы мы были вместе. Я также сказала Льву Марковичу, что наряду с участием в работе политического комитета он, вполне возможно, будет руководить или каким-то направлением деятельности, или каким-то проектом после того, как мы согласуем все планы и распределение обязанностей. Мы распределим наши обязанности с опорой на сильные стороны каждого.

Желнов: Эмилия, вся процедура проходила внутри партии, тем не менее вы не могли не видеть, как собственно «яблочный» электорат, по крайней мере, если мерить его по соцсетям, по каким-то мнениям, которые оставляли люди, достаточно скептически и в штыки воспринял ваше назначение, вашу победу, с которой мы вас, безусловно, поздравляем. Но я сейчас отсылаю к вашему же «яблочному» электорату. Как вы намерены бороться и побеждать, в чем-то учитывая вот такую негативную оценку части электората?

Слабунова: Во-первых, я, конечно, хотела бы спросить, как вы определили, что это обязательно «яблочный» электорат. Я думаю, что там достаточно много комментариев и тех, кто не относится к «яблочному» электорату.

Желнов: Хорошо, относится к людям, представляющим демократические, оппозиционные взгляды, демократическую коалицию, так скажем, которая могла бы быть. Скепсиса очень много.

Слабунова: Антон, что можно здесь заранее сказать? Я думаю, что человека нужно оценивать по его действиям и поступкам. Будет у всех возможность оценить меня по моим действиям и поступкам. Я надеюсь, что мнение изменится. Я же не могу сейчас заранее говорить «Нет, вы не думайте, я совсем другая». Понятно, что в это никто не поверят, а поверят только в поступки и действия. Самое главное, что я хочу сказать: в аргументации, которая звучала у нас на съезде с трибуны и в кулуарах в мою пользу и поддержку, там говорилось о мудрости, об умении работать в команде и о высокой договоропригодности. Я смогу работать на сплочение всех сил, и внутрияблочных, и на сотрудничестве с теми, с кем может выстроиться коалиция, и также на привлечение широкой общественной поддержки. Я приложу к этому все усилия. Как-то до сих пор в моей управленческой жизни всегда получалось выстраивать конструктивные отношения.

Желнов: Эмилия, какие три самых важных пункта предвыборной программы, то, что вы будете обсуждать в феврале, или просто ваши политические взгляды и требования? С чем пойдет «Яблоко» на предстоящие выборы? Ваше понимание главных «яблочных» тезисов, в чем они сегодня?

Слабунова: Вы имеете в виду уже программные тезисы?

Желнов: Да.

Слабунова: То есть содержательную часть.

Желнов: Три пункта, благодаря которым вы сейчас будете зарабатывать электорат, находящийся применительно к «Яблоку» на довольно низкой позиции. «Яблоко», как мы помним, заработало 3,7% в 2011 году на выборах, и вообще сам бренд уже, в общем, довольно размыт, а некоторыми похоронен. Вам сейчас нужно сделать некую ревизию и апдейт. Как вы его будете делать, что яркого говорить, заявлять, предпринимать?

Слабунова: Я сейчас разделю свой ответ на этот вопрос немножко на две части.

Желнов: Я к вам сейчас даже обращаюсь как к лидеру. Не перечисление программы, очевидно, мы с ней сможем ознакомиться. К вам как к лидеру, харизматику, человеку, у которого должна быть политическая, ораторская харизма и прочие вещи.

Слабунова: Я поняла ваш вопрос, да. В первую очередь я хочу сказать, что инвариантная часть программы присутствует у «Яблока», она выверена, это продукт деятельности политического комитета и съездов партии. Я сейчас считаю принципиально важным при подготовке к выборам, и на съезде я также об этом говорила, наряду с этой инвариантной частью, в которой основные позиции, что России нужен мир, во-первых. Во-вторых, России нужна сильная экономика, а для этого нужно отделить политику от экономики. Григорий Алексеевич недавно очень образно сказал, что у нас сегодня политика убивает экономику. В-третьих, это, конечно, преодоление институционального кризиса. Понятно, что это очень долгая задача, мы видим, как сегодня работают все наши институты, суды и правоохранительная система. Мы у себя в Карелии почувствовали, наверно, как никто, хотя, наверно, не совсем правильно так сказать, много и других примеров, но мы сейчас чувствуем это очень остро. Против «яблочников» у нас сейчас 4 уголовных дела. Мы видим, как эта машина сегодня работает против нас, насколько она избирательна. Эти инвариантные составляющие программы сегодня актуальны, я думаю, это чувствуют и понимают всё. Эта актуальность обостряется с каждым днем. Необходимость мирной повестки жизни населения тоже будет актуализироваться с каждым днем все больше. Но на съезде я говорила о том, что мы обязательно сейчас разработаем и добавим к этой инвариантной части привязки нашей программы к целевым группам. Мы сформулируем, что мы можем и готовы предложить бизнесу в том случае, если наши депутаты придут в Государственную думу и образуют фракцию «Яблока», что мы готовы предложить в сфере культуры, ученым, здравоохранению, пенсионерам и так далее. Я приведу маленький пример из своей депутатской деятельности, в том числе сейчас на региональном уровне я провожу эти содержательные программные установки нашей партии. Если мы говорим о европейском векторе развития России, то я выступала летом в Госдуме на парламентских слушаниях, посвященных выездному и внутреннему туризму с пакетом предложений от Карелии. Одним из этих предложений было введение семидесятидвухчасового безвизового въезда в республику. Я говорила о том, что в нашей экономической ситуации, особенно для нашего депрессивного региона, это могло бы быть серьезным стимулом для поддержания экономики в кризисной ситуации, учитывая сегодняшний курс рубля. Я там была поддержана, в том числе министр культуры Мединский выступал и говорил об этом, еще несколько выступающих. Меня порадовало то, что когда 17 сентября президиум Госсовета, посвященный внутреннему и выездному туризму прошел в Ялте, после этого в поручениях президента оказалось достаточно много тех предложений, которые я озвучивала от Карелии в Госдуме, в том числе поручение правительству разработать до 31 декабря предложения по упрощению визового режима.

Желнов: Эмилия, извините, что я вас прерываю. У меня просто возник вопрос из того, о чем вы уже сказали. Все-таки ваши заявления во многом ориентированы на регионы, о чем вы сказали сейчас, приведя пример с Карелией. Но я спрашиваю здесь скорее о другом, апеллирую к вам именно как к лидеру, человеку, который должен привлекать избирателей. Очевидно, для этого нужен какой-то качественно новый прорыв, с которым бы власть как ваш оппонент начала бы считаться. Например, как эта самая власть считается с Алексеем Навальным, политиком вполне себе федерального уровня с точки зрения узнаваемости, как бы ни хотели закрывать на это глаза. Мы видели конкретные действия Алексея Навального и эффект от этих действий. Второе место на выборах мэра Москвы, куда Навального, безусловно, допустили, тем не менее говорит о многом.

В чем ваш прорыв? Борьба с коррупцией, какая-то настойчивость? В чем вы намерены прорывать эту блокаду?

Слабунова: Антон, я сейчас отвечу на этот ваш вопрос, но прежде хочу акцентировать внимание вот на чем. Во-первых, наша демократическая партия, еще раз подчеркиваю, принимает решения коллегиально. Мы обязательно будем это проговаривать, основной месседж, с которым партия пойдет на выборы, конечно, будет приниматься всеми вместе. Что я сама лично вижу и готова предложить, тот месседж, с которым я выступала на мэрских выборах в сентябре 2013 года в Петрозаводске того момента, как меня сняли.  Но Галина Ширшина шла с этим месседжем и дальше, мы сейчас его всеми усилиями претворяем в жизнь.

Этот месседж был таков: «Вернем себе право на город». Отчуждение людей от власти достигло своей кульминации. Состояние неверия в то, что можно каким-то образом власти повернуться к людям, что на нее можно как-то повлиять, достигло апогея. Недавно был представлен доклад о состоянии среднего класса, в котором говорится о том, что у среднего класса выявились два ключевых запроса: запрос на качественную среду и запрос на оказание влияния на власть. То есть сегодня образованная профессиональная часть населения хочет влиять на эту власть. Есть мотив к тому, чтобы преодолевать это отчуждение.

Желнов: То есть вы хотите не бороться с властью, а влиять на нее, я правильно понимаю?

Слабунова: Нет-нет, я не об этом, сейчас  договорю. Основный месседж, который я готова предложить, это «вернем себе право на страну». Право на страну ― это возможность формировать власть на честных выборах, в первую очередь, это значит выдвигать инициативы, проводить законы. Честные выборы создадут уже такие механизмы, когда можно будет через честно выбранные Госдуму или региональные парламенты проводить те законы, которые будут отвечать и потребностям времени, и запросам людей. Поэтому я считаю, что это основной запрос и месседж. Как его осуществлять в жизни, в условиях, когда реальная власть другая? Это механизмы влияния на нее сегодня либо вопрос: раз она не поддается этому влиянию, значит, должна быть другая власть.

Желнов: Мы сейчас прервемся на рекламу и продолжим разговор с Эмилией Слабуновой, новым лидером партии «Яблоко».

Добрый вечер еще раз.  Мы продолжаем разговор с Эмилией Слабуновой, новым лидером партии «Яблоко». Вопрос персонально вам. Кто близок вам по взглядам из представителей демократической оппозиции? Лично вам кто больше всего импонирует, кто ваш внутренний конкурент? Я сейчас не о «Яблоке» вообще, не о тех, кто пойдет на выборы, а о тех, кто вам симпатичен, близок.

Слабунова: Вы знаете, по решительности, скажем, активности мне близки все в силу того, что я и сама человек очень активной позиции, решительных действий.

Желнов: Все ― это кто?

Слабунова: Я имею в виду всех тех, кто вообще небезразлично относится. И тот же Навальный, за его готовность бороться с нашим сегодняшним главным злом, главным врагом, которого у нас где только не ищут, но не ищут внутри: это коррупция. Если говорить о содержательной стороне и подходах в целом, это человек, которого сложно отнести к оппозиции в полной мере. Это, конечно, Кудрин за его глубокий анализ, очень фундаментальные оценки.

Желнов: Будете ли вы в связи с этим создавать какую-то коалицию с «ПАРНАСом», может быть, на региональных выборах и будете ли вы привлекать для своей избирательной кампании каких-то известных всей стране людей?

Слабунова: Безусловно, важным является привлечение известных людей. Я об этом говорила и на съезде, когда отмечала три главных вектора развития, которые я считаю сейчас наиболее важными. Это внутриорганизационная, внутрипартийная работа, и важно привлекать таких людей и в состав самой партии. Когда я говорила про второе направление, продвижение партии, важно привлекать таких ресурсных людей с точки зрения их репутации, авторитета, результатов их деятельности, известности в число сторонников, не обязательно в члены партии. Это принципиально важно.

То, что касается коалиции. Я считаю также, что коалиция очень важна. Я готова приложить все усилия к тому, чтобы коалиция состоялась. Но я хотела бы сделать некоторые акценты. Содержательная повестка этой коалиции ― наш политический меморандум. То есть мы заявили это достаточно однозначно, что коалиция не может быть с националистами или фашистами.

Желнов: Понятно, Эмилия, а с кем она может быть? Если говорить конкретно о людях.

Слабунова: С теми, кто будет готов нам сказать «да, мы принимаем вашу содержательную платформу». Далее мы со всеми этими людьми готовы рассматривать вопрос и о вхождении в списки, и о разведении округов.

Желнов: Кого бы лично вам хотелось увидеть?

Слабунова: Я только после консультации со всеми теми людьми отвечу на эти вопросы, это будет позже.

Желнов: Но тем не менее у вас же есть личное мнение. Сейчас есть возможность высказать его, не делать в прямом эфире предложение, но по крайней мере, ваше желание, кого бы вы хотели предложить, кто импонирует лично вам.

Слабунова: Антон, поймите меня правильно. Я на данном этапе не считаю правильным называть конкретные фамилии. Я считаю правильным сказать на этом этапе, что мы готовы со всеми политическими силами, кто принимает наш политический меморандум, вести разговоры относительно всех уровней: и регионального, и федерального.

Желнов: Но конкретных людей вы называть не хотите.

Слабунова: Я сейчас не буду их называть.

Желнов: Хорошо. Я вспомнил случай Михаила Прохорова и его «Гражданской платформы», находящейся сейчас уже непонятно в каком виде и статусе. Ваша позиция по поводу имитации тех выборов, возможно, грядущих выборов? Потому что мы видели уже такие случаи, когда создавался такой имитационный процесс, а потом так же быстро Кремлем забывался. На что рассчитываете вы, если всерьез? Неужели вы не понимаете сегодняшних правил игры?

Слабунова: Правил игры, которые идут сегодня от власти?

Желнов: Конечно.

Слабунова: Естественно, понимаем.

Желнов: Вы с ними соглашаетесь?

Слабунова: Как можно соглашаться с проведением нечестных выборов, с преследованием по политическим мотивам? Разве можно соглашаться с тем, что мы отказываемся от признания приоритета международных законов? У нас в Конституции что записано относительно приоритетности? Естественно, мы с этим не соглашаемся.

Желнов: Я понимаю, за все хорошее. Эмилия, но тем не менее, скорее всего, мы можем предполагать этот сценарий: вы наберете свои 4,2% или, может быть, чуть больше. Но барьер вряд ли будет преодолен, а даже если и будет, то преодолен он будет под жестким и неусыпным контролем власти. Вряд ли власть захочет в Думе сильного конкурента. По крайней мере, до сегодняшнего дня мы не видели ничего подобного. Если смотреть реально на эти вещи, что вы будете делать потом, когда закончатся выборы?

Слабунова: Во-первых, я скажу, что это даже для власти очень неразумно, потому что это лишний раз покажет ее слабость. Сильная власть та, которая имеет сильную оппозицию. Не понимать этого сегодня уже чрезвычайно безрассудно для самой власти. Даже для того, чтобы хоть как-то укреплять позиции, особенно сегодня, в такое непростое время, когда кажется самым простым путем закатывать всё в асфальт, на самом деле разумный, правильный путь ― как раз дать возможность оппозиции работать в полную силу или хотя бы больше, чем это делается сейчас.

Желнов: Вы думаете, что у вас получится?

Слабунова: Достучаться?

Желнов: У Прохорова не особо получилось, скажем прямо. Там изначально были другие установки: получилось, чтобы потом не получилось. Вы надеетесь на какой-то другой качественный рынок?

Слабунова: Во-первых, там я, например, не видела особого желания, чтобы что-то получилось. Во-вторых, это была новоиспеченная партия, у которой не было ни традиций, ни политического опыта, ни своих партийных и региональных структур. Наша партия все это имеет.

Желнов: Да, но при этом с вашими традициями ― 3,7% на выборах 2011 года, в Думу не вошли. Как сейчас за год при полном размывании бренда можно это все капитализировать в реальные голоса?

Слабунова: Мы постараемся это сделать и через механизмы активного продвижения партии. Я вас прекрасно понимаю, что тут можно много сомнений высказывать. Мы отдаем себе отчет, что остается 8 месяцев до самих выборов, но мы постараемся, приложим максимальные усилия. И дальше, после этих выборов у нас есть самые главные выборы ― выборы президента, на которых мы уже заявили своего кандидата.

Желнов: Поясним для зрителей, Явлинского. Произошло это летом этого года.

Слабунова: Да, Григория Алексеевича.

Желнов: И вы всерьез надеетесь, что Григорий Алексеевич составит конкуренцию либо Путину, либо Медведеву.

Слабунова: То, что он составит серьезную конкуренцию ― да, потому что сегодня никто, во-первых, не предлагает ни кандидатов, ни содержательной повестки для альтернативы.

Желнов: Кто поздравил вас из администрации президента, из Управления внутренней политики с вашим оглушительным успехом, произошедшим в эти выходные?

Слабунова: Из администрации президента пока никто не поздравил. Меня поздравил председатель Законодательного собрания республики Карелия, поздравили депутаты. Правительство республики Карелия также пока не поздравило. Александр Петрович Худилайнен, наверно, еще думает, что теперь ему делать.

Желнов: То есть это новая головная боль для него.

Слабунова: Конечно.

Желнов: А запланированы ли у вас какие-то встречи в Москве в ближайшее время? Если да, то как они будут проходить, с кем? Я имею в виду какой-то диалог с Управлением внутренней политики, будет ли он выстроен?

 

Слабунова: Пока я не получала приглашения. Если будут такие приглашения, естественно, все встречи пройдут. Пока у меня в среду намечено большое количество выступлений на радио и телеканалах.

Желнов: Да, пока вам нужно заявлять о себе в медиа.

Слабунова: Нужно или нет, я просто получила очень большое количество приглашений, поэтому я считаю нужным на них откликнуться, конечно.

Желнов: Да, спасибо, что откликнулись на наше предложение. Эмилия, сколько сейчас «Яблоко» получает из госбюджета государственных денег? Эта цифра не менялась, 20 миллионов рублей в год, или она как-то изменилась в связи с кризисом?

Слабунова: Это 5 рублей за голос. Я буду сейчас анализировать всю финансовую составляющую.

Желнов: На сегодняшний день какая финансовая составляющая именно со стороны государства?

Слабунова: Насколько я знаю, порядка 200 миллионов рублей.

Желнов: 200 миллионов в год?

Слабунова: Да.

Желнов: Видимо, я оговорился. А что значит, вы будете проверять эту цифру?

Слабунова: Я сказала, что я буду вникать во всю финансовую составляющую.

Желнов: Вы будете просить увеличения бюджета и расходов на вас со стороны государства или, может быть, вы будете, наоборот, в сторону уменьшения и отказа от этих денег, если занимаете оппозиционную точку зрения? Какой взгляд у вас самой на это сейчас?

Слабунова: Как я уже сказала, власть сильная тогда, когда имеет сильную оппозицию. Я считаю правильным со стороны власти и государства, чтобы существующие партии на тех условиях, которые есть сейчас, получили 3% и более, они должны получать финансирование. Это правильно, это работает как раз на политическое разнообразие, на политическую дифференциацию. Это делает только выше возможности диалога в обществе и государства, обеспечивает его политическую устойчивость. Поэтому опять же умная, прозорливая, разумная власть вообще должна к этому стремиться. Если бы я была, скажем, во главе правящей партии, я бы поступала именно так. Сама как руководитель, работая в конкурентном пространстве, я всегда желала только процветания всем конкурентам и всегда очень переживала, если кто-то из сильных конкурентов, из тех, кто дышит в спину, вдруг начинал терять свои позиции. Потому что я считаю, что это чрезвычайно важно, это очень мотивирует, когда тебе дышат в спину. Это заставляет работать мозгами, руками, ногами, не закисать и не застывать в своей деятельности.

Желнов: Какие у сегодняшнего «Яблока» внешнеполитические взгляды? Поскольку внутренняя политика, то, о чем вы говорили, и работа по улучшению города, социальная сфера, это звучало из ваших уст так, как будто вы министр по социальному развитию или Голодец. Но вы политическая партия. В чем ваша политическая доктрина, которая касается внешней политики? С чем вы пойдете на выборы?

Слабунова: Мы пойдем с тем, что России нужен мир.

Желнов: Любой политик скажет, что нужен мир, Эмилия, согласитесь. Владимир Путин тоже не спорит, что России нужен мир.

Слабунова: Тем не менее в реальности мы видим сегодня другую политику. Мы сегодня в силу достаточно большой внутренней неустроенности не можем позволить себе такое количество расходов на военные цели. Если посмотреть на некоторые из районов, скажем, нашей республики, то такое впечатление, что там недавно прошли военные действия. Когда там дома висят на деревьях в том плане, что подпираются и держатся только благодаря тому, что рядом дерево стоит. Ужасающие условия. Наверно, сейчас значительная часть населения нашей страны услышала про депутата Заваркина из города Суоярви, который, стараясь всеми силами помочь тем, кто живет в аварийном фонде, попал в число экстремистов и даже под суд. В каких ужасающих условиях живут люди! У нас есть районы, где сейчас в результате оптимизации здравоохранения люди от 1,5 до 6 тысяч тратят только на то, чтобы добраться до врача. У нас население живет в таких условиях, и в чем заключается народосближение, мы ищем всевозможные национальные идеи, а идея одна ― благосостояние наших людей, достойный уровень жизни.

Желнов: Эмилия, последний вопрос. Наверняка вы с Явлинским обсуждали эту тему, тем более уже официально известно, что он пойдет от «Яблока» на президентские выборы в 2018 году, если все сложится так, как представляется сейчас возможным. Вы бы хотели, чтобы конкурентом Явлинского на выборах 2018 года был Владимир Путин?

Слабунова: Что значит хотели бы?

Желнов: Вы себе в качестве конкурента насколько всерьез рассматриваете нынешнего президента? Если рассматриваете, тогда в чем главные критические точки вашей в будущей президентской программе по отношению к Путину, к нынешнему курсу и так далее?

Слабунова: Поскольку выборы будут значительно позже, то говорить о содержательных установках программы на президентских выборах, опираясь на сегодняшнюю реальность, наверно, не совсем корректно.

Желнов: Хорошо, в чем вы критикуете деятельности Владимира Путина на посту президента, если говорить о внешней политике? Ваша партия заявляет о неком своем видении политического курса. Где для вас профессиональная критика последних президентских решений, в чем она?

Слабунова: Кстати, к ситуации в Сирии. Мы обсуждали этот вопрос на политкомитете еще год назад. Григорий Алексеевич Явлинский неоднократно акцентировал внимание на том, какая опасность идет от ИГИЛ / ИГИЛ (так называемое Исламское государство, ИГ) признана в России террористической организацией и запрещена на территории РФ / и что нужно было еще год назад принимать все меры, договариваться с международной общественностью о том, как бороться с этим злом. Достаточно много времени было упущено, целый год. Это дало возможность разрастаться этому явлению. Те меры, которые предпринимает наше государство сейчас, мы понимаем правильность их по сути, но по форме, когда это было сделано без проведения необходимых договоренностей со всеми возможными международными партнерами по коалиции по борьбе с ИГИЛ. Мы вводим войска в Сирию, раздираемую гражданской войной, можно сказать, там внутри идет несколько войн. При этом мы не проводим необходимую предварительную работу с нашими международными партнерами.

Желнов: На поле Украины вы будете политически играть и как, если будете?

Слабунова: Как мы это будем делать? Я опять же говорю, что эти оценки мы вырабатываем коллегиально политическим комитетом, мы все это обязательно изложим.

Желнов: Пока ваш взгляд на украинскую проблематику.

Слабунова: Украина ― самостоятельное независимое государство, которое должно самостоятельно решать вопросы своей жизни.

Желнов: Эмилия, с этим же никто не спорит. Я имею в виду ваш взгляд на политику России, проводимую в отношении Украины.

Слабунова: Я об этом и говорю.

Желнов: А в чем тогда ваша демократическая оппозиционность, если этот тезис ровно в тех же выражениях говорит и власть?

Слабунова: Тем не менее у нас одна из главных проблем ― расхождение слов и дела. Слова и дела долж