Юрий Лужков: «Никакой аналогии дело Евтушенкова с ЮКОСом не имеет»

Желнов
17 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Юрий Лужков рассказал, что он думает по поводу домашнего ареста Владимира Евтушенкова 

Желнов: Юрий Михайлович, вы сегодня высказались в том ключе, что Евтушенкову необходимо сотрудничать со следствием. Что все-таки имеется в виду? Какая альтернатива у него?

Лужков: Альтернатива у каждого есть обратного плана. Ему и всем другим, кто хочет объективного судопроизводства и полного выяснения всех обстоятельств, нужно, конечно, сотрудничать с органами, со следствием. Я думаю, это, с одной стороны, и проще – не нужно выкручиваться, с другой стороны, правильней. Если человек не чувствует за собой вины, то он может рассчитывать на объективность и полноту решения суда.

Желнов: Вы считаете эти события, происходящие вокруг Евтушенкова, политическим делом?

Лужков: Нет, это, скорее всего, не политическое направление. Евтушенков всегда старался быть вне политики, вне партийных дел, вне политических всяких разборок. Он в этом плане, я бы даже сказал, был принципиально посторонним с точки зрения участия в каких-то политических мероприятиях или, не дай Бог, политической борьбе. Это была не его стихия. Это не означает, что он не водил дружбу с руководителями во власти различными, может быть, с какими-то другими людьми. Но никакого политического аспекта я здесь не усматриваю.

Желнов: А тогда получилось так, что в отношении такого осторожного и уважаемого среди многих чиновников бизнесмена такие активные силовые действия стали развязываться со вчерашнего дня?

Лужков: Вы знаете, я так думаю, что здесь все-таки природа лежит  в экономической и финансовой сферах. Не зная подробно обстоятельств, связанных с приватизацией «Башнефти», а я так понимаю, что претензия первая и главная – это по «Башнефти», по принципу и схеме приобретения этого крупного, одного из  крупнейших в России нефтеперерабатывающих, нефтедобывающих комплексов. Я думаю, что основная причина активности и последовательности мероприятий, которые проводят следственные органы, лежит в возможных нарушениях.

Желнов: Вы же сами в «Башнефть» чуть не пошли работать, я помню, что Владимир Евтушенков предлагал вам работу в его компании, развивать нефтехимическую отрасль. Да?

Лужков: Нет, в «Башнефти» я никогда не работал ни в каком качестве, поэтому о «Башнефти» я могу знать столько же, сколько вы знаете. Меня не интересовала «Башнефть» и не потому, что я что-то там подозревал, просто эта область со мной никогда со стороны Евтушенкова не обсуждалась.

Желнов: А какая-то работа с его стороны вам же предлагалась.

Лужков: Да, предлагалась. Предлагалась работа в объединенной компании, которая, по сути, является как бы оппонентом в какой-то степени в пределах системы деятельности, сферы деятельности всех структур Евтушенкова. Она была всегда в борьбе с «Башнефтью».

Желнов: Сегодня глава РСПП Александр Шохин заявил, что вся сделка по приобретению акций «Башнефти» 5 лет назад согласовывалась с президентом Владимиром Путиным.

Лужков: Я думаю, что это согласование, как я понимаю, было с президентом тогдашним Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Я могу ошибаться, но мне кажется, что приобретение «Башнефти» пришлось на время Медведева, а не Путина.

Желнов: То есть не Путин, а Медведев согласовывал ту покупку?

Лужков: Я не могу утверждать, но по моим подсчетам временных параметров, согласие пришлось, по-моему, на время Медведева, а не на время Путина.

Желнов: Тогда можно считать это очередным пересмотром медведевской эпохи и перераспределением…

Лужков: Это уже ваши догадки, которые у меня нет возможности ни опровергнуть, ни подтвердить.

Желнов: Если вы отрицаете политический след в этих событиях, говорите об экономическом, у вас есть предположения, кому выгодны активы «Башнефти»,  кому компания может перейти в итоге? Какой прогноз вы даете?

Лужков: Во-первых, я думаю, что это может быть интересно государству как таковому и Башкортостану, который считает себя ущемленным в том, как приобреталась «Башнефть». Нынешний президент Башкортостана заявил о том, что республика не получила ни много ни мало 500 миллионов долларов. Эта сумма для республики очень существенная

Желнов: Но ведь Евтушенков покупал этот пакет уже как вторая, третья сторона. Он приобретался не напрямую у Башкирии.

Лужков: Никаких комментариев. Это тема, которая мне неизвестна. Я не отслеживал все эти процедуры приобретения. Евтушенков со мной не делился своими радостями победы в области приобретения «Башнефти».

Желнов: Какую судьбу вы видите сейчас, судьбу Евтушенкова сейчас – это дело, которое будет по аналогии ЮКОСа раскручиваться…

Лужков: Мне кажется, никакой аналогии с ЮКОСом это дело не имеет.

Желнов: А с чем имеет?

Лужков: Никакой принципиально аналогии с ЮКОСом это дело не имеет. Есть много всяких по этому поводу догадок, домыслов. Я думаю, что главная тема – это честность в бизнесе и честность в приобретениях. Вот это главная тема, и ее путать с другими политическими аспектами я не стал бы. 

Желнов: Что будет с активом Евтушенкова, он будет вынужден его продать или останется у него «Башнефть»? Какая судьба?

Лужков: Абсолютно безразличен к этой теме и даже не хочу по этому поводу какие-то вычисления делать. Меня это не интересует и меня это не касается ни в какой мере.

Желнов: Но Евтушенков же ваш друг давний, благодаря вам он начал восхождение в Москве.

Лужков: Не могу сказать, что он мой друг. Он работал в Москве, потом он увидел, что в государстве у него гораздо больше перспектив, бросил заниматься Москвой и перешел на уровень федеральный. Там ему, наверное, больше везло.

Желнов: Это какая-то личная обида сейчас в ваших словах просквозила, я правильно понял?

Лужков: Нет, никакая не обида – бизнес. Бизнес не терпит эмоций, ему показалось там интереснее, выгоднее. У нас были гораздо жесткие и принципиальные отношения к любому бизнесу. Мы в Москве держали очень строго чистоту и порядочность в бизнесе. Бизнес всегда ищет, где выгоднее, где больше получает прибыли.

Желнов: Вы ожидаете, что президент Путин завтра сделает какое-то заявление по Евтушенкову – и ситуация как-то разрешится?

Лужков: Я думаю, что этот вопрос не вопрос президента Путина, а это вопрос следственных органов, которые должны оценить, насколько эти претензии обоснованы или нет. Если они обоснованы – то один вывод, если не обоснованы, то правоохранительные органы должны раскланяться и извиниться перед Евтушенковым и закрыть вопрос. Почему мы считаем, что все вопросы в стране должен решать президент?

Желнов: Так принято считать, что на Путине все замыкается, тем более крупный бизнес. Не мне вам объяснять.

Лужков: Вот эту философию нам с вами нужно все-таки оставлять в прошлом. Философия царя, философия остального народа, который является раболепски преданным царю и смотрит, как царь определяет, это философия не демократического, не нашего современного общества.

Желнов: То есть вы считаете, что команды никакой …

Лужков: Закончен разговор. Вы задали последний вопрос.

Желнов: Вы где сейчас находитесь, Юрий Михайлович?

Лужков: Я в Москве буду 20 числа, а сейчас я в больнице.

 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.