Вика Цыганова: «Я стараюсь быть похожей на Бога». Интервью после премьеры гимна «Новороссии»

Желнов
22 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (19:21)
Часть 2 (13:28)
Ведущие:
Антон Желнов

Комментарии

Скрыть

В гостях у Антона Желнова певица Виктория Цыганова. Она рассказала о своем гимне «Новороссии», о том, кто написал музыку и слова, о религии и «вертикали духовности», а также о том, что «Украина, Россия и Белоруссия должны объединиться в святую Русь».

Желнов: Вы находитесь на своей даче, как я понимаю, в Подмосковье сейчас?

Цыганова: Это дом жилой. Слово «дача» мне не нравится. Дача – это взятка по Далю.

Желнов: Вика, давайте сначала посмотрим тот гимн, который презентовали вчера. Вам понравилось, как исполнили, как выглядели там?

Цыганова: А вам?

Желнов: Эффектно.

Цыганова: Я думаю, что вы не лукавите. Штука хорошая – песня, зазвучал гимн – и сразу даже мне захотелось встать. Иногда собственная песня и на меня действует.

Желнов: Вы встали сейчас, потому что нельзя сидя?

Цыганова: Это гимн. Такая вертикаль духа в ней есть.

Желнов: Это по аналогии с вертикалью власти вы сейчас используете, да, фразу?

Цыганова: Да нет, я так не мыслю. Вертикаль духа – для меня это жить духовно. Я – человек верующий, и для меня быть похожим на Господа Бога – это самая главная задача, это вообще задача христианства, потому что человек – лучшее творение Господа, он – наш отец, мы – его дети. Поэтому эта вертикаль духовная внутренне присутствует, во всяком случае, в себе я стараюсь выстраивать. А как уж получается – это… Я стараюсь.

Желнов: Просто слово «вертикаль» у нас немножко в другом контексте используется. А с точки зрения религии, ведь это все можно назвать в определенной степени лицедейством, потому что если вы глубоко верующий человек, а вы таким являетесь, это не год назад произошло, не два года назад. Как вы тогда оправдываете лицедейство?

Цыганова: Нет, в том-то и дело, что я очень плохой лицедей, я поэтому ушла из театра, я не приживалась в структуре театра, потому что театр – это определенное лицедейство, притворство. Есть театр форма, есть театр содержания, я больше иду за содержанием. Я не приживалась в этой форме лицедейства, как и не прижилась в шоу-бизнесе, я не смогла там прижиться. Мы сейчас долго будет друг друга переубеждать, потому что у каждого человека свое мировоззрение, свое видение. Я стараюсь жить духовно, не опираясь на реальность, на материальность, либеральные какие-то взгляды. Я четко понимаю, что мной руководить надо, что я должна опираться на духовный фундамент, он мне помогает в жизни. Потому что я в жизни тоже не одну книжку прочитала, в том числе увлекалась философией, когда заканчивала институт. Но мне это не помогало в жизни.

Желнов: Вика, поскольку вы сами упомянули философию и погружены, как никто, в шоу-бизнесе…

Цыганова: Антон, я не в шоу-бизнесе.

Желнов: Хорошо. В артистическом кругу.

Цыганова: Я не отношусь к шоу-бизнесу и никогда не относилась. Я занимаюсь исключительно своей профессией, я много что за 20 лет наработала в своей  профессии, многим могу гордиться и радоваться, потому что большие, серьезные и авторитетные люди для меня в моей жизни меня поддерживали.

Желнов: Это кто?

Цыганова: Любимов, например, или Чурикова, Леонов.

Желнов: Любимов Юрий Петрович покойный?

Цыганова: Да.

Желнов: Вика, а кто ваш любимый философ или мыслитель, который помог вам сформировать свое видение России, пути России?

Цыганова: Книжка, которая мне попалась, еще самиздат, это была книжка Ивана Александровича Ильина. Я ее в поезде купила. Интеллигентный человек ходил и распространял эти книжки. Кстати, в тот момент я ехала на Украину, это был город Краматорск. Я очень хорошо помню. Это было больше 20 лет назад. И эта книжка о России.

Желнов: А что вам там больше всего запомнилось, какая мысль главная, которая вас потрясла?

Цыганова: Надо любить родину свою.

Желнов: Так можно сказать применительно к любой книге, мысль о том, что надо любить родину, она распространенная. Что конкретно в Ильине показалось близким в его видении России?

Цыганова: Я могу зачитать тебе. Я, правда, без очков ничего не вижу. Самый главный путь развития для России – это духовный путь, высоконравственный.

Желнов: В чем заключается, какие пять ценностей этого духовного пути?

Цыганова: Ценности, которые Ильин всю жизнь пропагандировал, о них писал, - это любовь к своей родине, любовь к религии, к семье как к основе государства. Вот это мне нравится, это я разделяю и так же стараюсь жить, потом что я выросла в такой семье, к счастью. Дедушка любила бабушку, бабушка – дедушку, у нас была многодетная большая семья, очень трудолюбивая. Нормальная, хорошая русская семья, которая всю жизнь жила по совести. Могу сказать, что дедушка с бабушкой не ходили в храм, потому что очень много было в нашей семье убитых и репрессированных со стороны мамы. А со стороны папы бабушка моя сидела в тюрьме, она там и погибла на стройке завода под Челябинском где-то. По линии отца у меня все были староверы.

Желнов: Тогда вы тем более должны обостренно чувствовать… Вы чувствуете, что происходит сейчас?

Цыганова: Нет, я просто чувствую и знаю, что Россия имеет огромный опыт, который не имеет ни одна другая страна, проживания на огромной территории совершенно разных народов. Этот опыт надо брать на вооружение и изучать. Все эти маленькие народы здесь не истреблялись, они, наоборот, собирались и тянулись к России. Поэтому сегодня, чувствуя опасность мировую этих стандартов, этого фашизма, который расползается по Европе, конечно же, все хотят объединиться под крыло России.

Желнов: А какие именно страны или республики хотят объединиться под крыло России?

Цыганова: Я во многих странах была. Я сейчас была в Казахстане, меня прекрасно принимали. А потом у нас очень много народу в Татарстане. Сейчас 25 числа я лечу в Минск, у меня огромный сольный концерт.

Желнов: И что, эти страны хотят под крыло России? Я немножко не понял здесь.

Цыганова: Антошенька, я же не могу за все страны отвечать.

Желнов: Вы просто сказали, что многие страны хотят под крыло России. Я задаю вопрос – какие страны?

Цыганова: … поддерживают мои взгляды и чаяния, они их разделяют, потому что на концерте определенная атмосфера искренности существует. Ведь приходят люди, которым это интересно, которые имеют такие же взгляды, такие же убеждения. Я не могу за всех говорить, я же не отвечаю за вертикаль власти, я не президент, чтобы мыслить государственно, стратегически. Вообще для этого надо помазанником Божьим быть.

Желнов: Такое впечатление, что вы как раз мыслите государственно и стратегически очень, даже термин «вертикальная духовность». Ладно. Этот гимн, помимо вас там тендер целый, Иосиф Кобзон претендует на то, чтобы выиграть и написать свой гимн «Новороссии», даже он записан уже. Вы не боитесь конкуренции в виде Кобзона? Там есть государственники поболее вас.

Цыганова: А я вообще не государственник, я такой глас народа.

Желнов: Гимн – все-таки это, согласитесь, политическая история, это история про государство.

Цыганова: А чего мне бояться? Страх разрушает внутренне, он лишает крыльев, лишает творчества. Пусть люди пишут. Если людям есть что сказать, слава Богу, пусть славят, поют, пусть делают лучше, пусть делают в тысячу раз лучше, но что-то делают. Я хочу сказать, что вначале появилась музыка к гимну, ее написал мой сербский друг, композитор Нинослав Адемович. Это аранжировщик Горана Бреговича. И он прислал эту музыку, потому что Нино, глядя на все то, что происходит на Украине, он говорит: «У меня болит сердце. Я написал музыку, Вика. Может, она пригодится, что-то есть в ней высокое». И очень сильно похоже то, что происходит на Украине, что происходило в Югославии. И потом Вадим услышал, что объявляется конкурс на гимн, и мы вспомнили эту мелодию. Эту мелодию я показала руководителю хора Александрова, он не отреагировал сразу, а Вадим сразу отреагировал. А потом отреагировала уже я.

Желнов: А как вы записывали? Насколько я знаю, это ваши личные деньги. Сколько стоила такая запись, потому что довольно дорогая картинка, и это не просто глас и голос народа, это вполне себе вещь, которая будет презентоваться власти «Новороссии».

Цыганова: Антон, у тебя такая интонация, ты прям так посчитал мои деньги. Дело в том, что я тебе не могу сказать, сколько пошло туда денег.

Желнов: Ну это ваши деньги, Вика?

Цыганова: Деньги – это совершенно не главное. И я даже не знаю, сколько пошло. Я знаю только одно, что очень много друзей со всей России, со всего мира мне помогают. Из Сербии помогают люди, из Белоруссии помогают люди.

Желнов: Хорошо, может не называть сумму. Это ваши средства, либо вы собирали у друзей, у тех, кто разделяет ваши взгляды?

Цыганова: Эта съемка – это лично мои средства.

Желнов: То есть вы сами заплатили за такую большую…

Цыганова: … нанимаю, которые стоят одних денег, а придя записать меня, они делают мне какие-то скидки очень приятные. Вдохновляют меня прекрасные режиссеры или операторы, говорят: «Вика, ты должна это спеть», - «Ну если вы хотите снять, я спою». Люди идут, откликаются.

Желнов: А кому-то из власти «Новороссии» или российской власти были какие-то отклики с их стороны, что им понравилась песня, музыка, запись, как это все сделано, которые сказали: «Вы победите с этим проектом»?

Цыганова: Я не знаю. Дело в том, что активные пользователи интернета, я уже даже привыкаю к этому словесному новому видению мира, там люди сидят… Те люди, которые во власти, они, наверное, в интернете не находятся, поэтому до них это поздно доходит. Иногда надо, чтобы 8 лет прошло, чтобы песня стрельнула вдруг.

Желнов: Но у вас есть уверенность, что вас поддержат?

Цыганова: … ничего нет, а я и не жду. Я пою для народа. Я работаю уже 25 лет и, слава Богу, на полные залы всегда. Может, поэтому я такая наглая и свободная и красивая еще, может быть, даже. Ты же сам сказал, что я хорошо выгляжу, эффектно.

Желнов: Выглядите прекрасно. У «Новороссии» апологет основные – это Безлер, Стрелков, Бородай, Губарев, Пушилин. Вам же знакомы все эти имена, да?

Цыганова: Да.

Желнов: С кем вы из них приятельствуете, общаетесь, разделяете их философские взгляды? А потом следующий вопрос задам.

Цыганова: А вдруг вы шпион.

Желнов: Нет.

Цыганова: Ну откуда я знаю? Все вам надо знать. Не скажу.

Желнов: Тем не менее, с кем контакты были, с кем общались?

Цыганова: А, тем не менее, не скажу.

Желнов: У меня вопрос вот в чем. Апологетов «Новороссии» сейчас практически не осталось, потому что Стрелков отозван, Бородай отозван, Губарев, к сожалению, было покушение, в больнице, Безлера нет, Пушилина нет. И только, получается, Царев и Губарев – главные апологеты «Новороссии». Ну и Царев в Москве, буквально вчера был у нас в студии «Дождя». Тогда я не совсем понимаю, для какой «Новороссии» вы поете. Это кто?

Цыганова: Для русской «Новороссии», для русскоговорящей, русскоязычной. Для людей пою, которые там живут, которые хотят там жить, которые требовали только одного – признать русский язык.

Желнов: Ну его признали давно.

Цыганова: У меня у бабушки донские корни, казачьи. Понимаешь, это казачьи места, это юг России. То, что туда разные люди подмешались за это время, пусть эти люди тоже определятся. Я пою для тех людей, которых понимаю и люблю, которые так же относятся к родине, так же относятся к своей истории. Я даже сейчас не хочу говорить – СССР или не СССР, а именно к той корневой истории, к казачьей культуре, к нашим традициям. Я там была, работала на шахте в Донецке, пела, в Луганске. Для меня то, что там происходит, это, конечно, очень больно. Я вчера с подругой говорила, которую сейчас жду к себе домой из Луганска, она говорит: «В квартире нет ни окон, машину угнали, все разбили». Она красивая женщина с двумя детьми, без мужа. Это трагедия людей. Я просто помню, как я ездила туда и пела для этих шахтеров, как люди меня принимали. Я для этих людей пишу, я не ставлю больше никаких задач, ни заработать на этом денег, потому что на Украине никогда больше не работала, ни во Львове, ни в Киеве ни разу не давала концерт, если говорить о работе, о зарабатывании денег.

Желнов: Не давали и до всех событий украинских концертов в Киеве? Это какая-то позиция изначальная после отделения Украины от…?

Цыганова: Меня не приглашали туда. Меня просто не приглашали представители власти. Один раз в Крыму, в Севастополе у меня была большая неприятная стычка с избирателями этой девушки с косой. Вот тогда я поняла, что все это очень грязная политика. Люди просто неадекватно себя вели. Я, кстати, на том концерт была с мамой, и она так испугалась, она говорит: «Вика, это какие-то люди, это ненормальные. Они неадекватно себя ведут, они не считаются ни с пожилыми людьми. Там ничего святого нет». Вот тогда у меня тоже как-то отрылись глаза, что помимо добрых, хороших песен, помимо добра, есть еще, оказывается, зло, оно с косой ходит, в юбке. И я убедилась, как актуальна песня сейчас моя «Любовь и смерть, добро и зло». Сегодня, выходя на каждый концерт свой или общаясь просто на улице, в городе, я говорю: «Ребята, настает момент истины, надо определяться - или вы на стороне добра, или на стороне зла». Ведь в Библии сказано: «Да или нет, третье – от лукавого». Эта позиция от лукавого сегодня я именно с этой позицией пытаюсь бороться. Надо сказать людям, что надо определяться, иначе мы погибнем.

Желнов: Определяться с чем?

Цыганова: С выбором своим – ты на стороне добра или на стороне зла.

Желнов: А добро кто представляет?

Цыганова: … взгляд на нашу религиозную жизнь, что хорошо, что плохо, эти заповеди. Я еще раз говорю: у меня в доме бабушки не было иконы, но они жили по совести все, Антон, по совести. Совесть – это сопричастность вести, благой вести, то есть люби Господа Бога, не кради, не убивай, не прелюбодействуй, не пожелай друга своего лучшего, что у него есть, просто по совести люди жили. Это сейчас у нас иконы, сейчас определенная есть мода на это. Но я хочу всегда достучаться до сердца. Мое счастье, что у меня есть мои концерты, мои песни, которые и меня поднимают, и сердце мое настраивают на правильное звучание.

Фото: anton-klyushev.livejournal.com

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.