Рак в масштабах эпидемии: восьмой латиноамериканский лидер узнал о страшном диагнозе

Карта мира
18 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (12:30)
Часть 2 (08:21)
Ведущие:
Егор Низамов
Теги:
Уго Чавес

Комментарии

Скрыть

Глава Колумбии Хуан Мануэль Сантос стал восьмым латиноамериканским лидером, у которого обнаружили рак.

Не так давно президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос выписался из госпиталя, где проходил лечение от рака. Он стал уже восьмым по счету латиноамериканским лидером, который столкнулся с этим заболеванием.
До него были президент Венесуэлы Уго Чавес, бывший парагвайский президент Фернандо Луго и президент Аргентины Кристина Киршнер. И это еще не весь список.
Если на карте Латинской Америки отметить страны, президенты которых когда-то заболели раком, придется закрасить почти весь континент. Мы уже упомянули лидеров Венесуэлы, Колумбии, Парагвая и Аргентины. Рене Преваль, бывший президент Гаити – страны которая формально не относится к Латинской Америке, но находится рядом – признался в том, что у него рак в 2006-ом. Когда Дилма Руссеф баллотировалась на президентский пост в Бразилии, у нее тоже обнаружили рак. А человек, которого она сменила – Лула Игнасио да Силва – столкнулся с этим заболеванием через несколько месяцев после того, как покинул свой пост.
Никто из этих людей не пытался скрыть обнаружение рака. Почти все они в какой-то момент сами рассказывали, как проходит их лечение. Точный диагноз Уго Чавеса никому не известен, но он все же рассказывал о том, какие процедуры ему назначали, сколько займет лечение. Такой открытости раньше не было.
В начале 50-х годов рак диагностировали у Эвы Перон -- единственной женщины, которую в Аргентине до сих пор считают духовным лидером. Она была второй женой президента Хуана Перона. И ни он, ни врачи не рассказывали ей о том, чем она была больна. Эвита была слишком популярна. Хуан Перон намерен был переизбраться, и плохие новости ему могли навредить. Хотя многие подозревали, что у его супруги серьезные проблемы. О том, как эту история до сих пор вспоминают не только в Аргентине, но и во всей Латинской Америке, расскажет Екатерина Базанова.
Катя Базанова: В последний раз аргентинцы видели Эвиту Перон первого мая 1951 года. Она говорила с ними с балкона президентского дворца. Mis descamisados – мои бедняки – как всегда она обращалась к ним. Первая леди благодарила собравшихся, что они молятся за ее здоровье. Обещала, что скоро вернется в политическую борьбу и просила любить и поддерживать своего мужа - президента Хуана Перона. Внизу на площади тысячи аргентинцев рыдали, слушая Эвиту. Они все еще верили, что случится чудо и она выживет. Эва Перон умерла меньше, чем через три месяца, ей было всего 33 года. Рак у нее был диагностирован в 1950-ом. Год спустя, несмотря на запреты врачей, она активно участвовала в предвыборной кампании мужа. Падала в обмороки, но продолжала выступать на митингах. Хуан Перон остался у власти. Эвите сделали операцию. Она прошла курс лучевой терапии, но ничего не помогало. Тысячи сторонников молились за ее здоровье. Не менее многочисленные враги писали на заборах: «Спасибо раку». По словам Хуана Перона, во время своего последнего выступления Эвита от слабости едва держалась на ногах. Он чудом успел подхватить жену, чтобы она не упала без чувств.
Нынешний президент Аргентины, Кристина Киршнер, не скрывает того, что вдохновляется жизнью Эвиты Перон. Так же, как и она, Киршнер когда-то была первой леди, и она сменила своего мужа, Нестора Киршнера, на вершине его популярности. Какая-то историческая связь между ней и Эвитой стала очевидной, когда у нее диагностировали рак щитовидной железы. В начале этого года Кристина Фернандес перенесла операцию, после чего вдруг выяснилось, что никакого рака у нее не было. Такое случается – примерно в 2% случаев диагноз после операции вынуждены менять.
Тем не менее, складывается ощущение, что должность президента в Латинской Америке связана с риском заболеть. Многие пытались объяснить это с научной точки зрения, но ни одна версия не выглядит убедительной. Кто-то говорит, что такие частые случаи заболевания раком – это просто статистическая иллюзия. В Латинской Америке много стран, там часто меняются президенты, каждый год один или два раза точно. И якобы нет ничего странного в том, что некоторые заболевают раком. Уго Чавес как-то сделал другое предположение, но и сам не до конца был уверен в своих словах.
Вспомним совет Уильяма Оккама и не будем плодить без надобности теории заговора. Куда интереснее то, что латиноамериканские лидеры почти всегда справляются с болезнью. Президент Гаити Рене Преваль узнал о том, что у него рак простаты в декабре 2006-го, как раз в начале второго президентского срока. В тот же месяц он отправился на Кубу, в Гавану, и прошел там лечение. Спустя четыре года, когда на Гаити произошло землетрясение, Рене Преваль все еще был президентом и не производил впечатления больного человека.
У Дилмы Руссеф, нынешнего бразильского лидера, обнаружили раковые клетки в лимфатической системе в 2009-ом. Никто даже не догадывался, что она может быть больна. О заболевании стало известно во время обычной маммографии. Через четыре месяца и нескольких курсов химиотерапии Руссеф заявила, что проблема с раком решена. О ее болезни напоминал только платок, который она почти год не снимала.
С Уго Чавесом особая история. Так совпало, что рак у него нашли за год до президентских выборов. Как раз когда у него появился конкурент, способный победить его – Энрике Каприлес. О нем мы говорили в прошлом выпуске. Еще до того, как Чавес признался, что у него проблемы со здоровьем, в прессе стали появляться слухи о его возможном диагнозе. И когда президент заявил о раке официально, эту тему венесуэльская оппозиция уже вовсю обсуждала. Некоторые противники Чавеса цинично предсказывали, сколько ему осталось жить. Выборы прошли, и Чавес снова на них победил. Стал президентом в четвертый раз. К нам сейчас опять присоединится Екатерина Базанова.
Катя Базанова: Разговоры о состоянии Чавеса были на руку оппозиции и до, и после выборов. В прошлом году, после того, как Чавеса вынудили признаться в том, что у него рак, он в своем обращении все равно заявил, что чувствует себя отлично и уже почти здоров. Президент прошел четыре курса химеотерапии, повторную операцию и все эти месяцы повторял, что идет на поправку. Никаких подробностей он не сообщал, а потом и вовсе торжественно заявил, что победил рак. С тех пор к этой теме Уго Чавес больше не возвращался. Только изменил знаменитый лозунг «родина или смерть» на «родина и жизнь», сказав, что даже думать о смерти не хочет.  Античавистская пресса в Венесуэле и кубинская в США продолжала публиковать  материалы о здоровье Чавеса. В них утверждалось, что рак уже поразил не только кости президента, но и клетки мозга. По прогнозам экспертов этих изданий, Уго Чавес не должен был даже дожить до выборов. Команданте потерял волосы после химеотерапии и был не так активен, как раньше, но продолжал встречаться со сторонниками и появляться в телевизионном эфире. Вскоре у него отрасли волосы, и Чавес перестал выглядеть таким уж больным. Оппозиция добивалась создания независимой медицинской комиссии, но Чавес эту идею отверг сразу. Тогда и появилась «легенда» о мнимом выздоровлении лидера Боливарианской революции. По ней, Уго Чавес находится в терминальной стадии рака, и жить ему осталось не  более полугода. Однако кубинские врачи накачивают его безумным количеством стероидов, витаминов и антидепрессантов, чтобы вызвать временный эффект выздоровления. Такую терапию якобы можно использовать лишь несколько месяцев, она буквально сжигает организм и в  разы сокращает оставшиеся месяцы больного. Некоторые политологи настаивают, что венесуэльская оппозиция так легко приняла поражение на президентских выборах, потому что уверена, что Чавес не доживет до окончания своего срока.
Как бы Чавес не чувствовал себя на самом деле, он явно не считает рак причиной отказываться от власти. И колумбийский президент Хуан Сантос, похоже, придерживается того же мнения. У него диагностировали рак простаты в начале октября – в очень важный момент. Его правительство готовилось к целому событию – началу мирных переговоров с повстанцами. Война с которыми идет уже больше полувека.
Сантос будто не придал значения диагнозу. Он сказал, что отправиться на лечение и сразу вернется к своим обязанностям. Его прооперировали, и в поликлинике он провел всего пару дней. Переговоры должны были начаться в Осло как раз сегодня, и в оставшееся время мы поговорим о них. И о том, почему Хуан Сантос не отложил их, несмотря на свой диагноз. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.