От Ливии до «Юкоса»: самые кровопролитные войны за нефть

Карта мира
19 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Нефть стала разменной монетой в войне еще в середине XIX века. В XX борьба за «черное золото» приняла мировой масштаб, в XXI перешла в уголовно-политическую плоскость
За нефть человечество воюет примерно с тех пор, как стало понятно, что это – основа для промышленности. Вспомним другую гражданскую войну – тоже между севером и югом – но в США. Историки видят важнейшей причиной рабство и стремление южных штатов распространить его на север. Однако не оставим без внимания любопытный факт. В апреле 1861 года, когда южане обстреляли форт Самтер, на севере, в Пенсильвании, забил первый фонтан нефти. Именно война сыграла важнейшую роль в развитии нефтяного сектора США. До этого северные штаты жили продажей хлопка, а с началом боевых действий местные бизнесмены быстро смекнули, что нефть – новый мощнейший источник дохода. Разумеется, эпоха нефтяных войн началась лишь спустя 100 лет, во второй половине 20-го. И хотя в обе мировые войны борьбы за топливо уже играла одну из важнейших ролей, однако военные операции в нефтеносных районах стали обычным явлением, начиная с 80-х. 

Вспомним американо-ливийский конфликт. Армия США повадилась проводить военные учения у ливийских берегов. Политическое противостояние вылилось в военное после того, как администрация президента Рейгана обвинила ныне покойного правителя Ливии Муамара Каддафи в пособничестве терроризму. В итоге в 1985 году на североафриканскую страну посыпались бомбы. Целью операции не являлось физическое уничтожение Каддафи – как, впрочем, заявлялось и в 2011 году. Однако Вашингтон явно положил глаз на богатые нефтью регионы Ближнего востока. Это подтвердилось через несколько лет после атак на Ливию. В 1990 году Ирак вторгается в нефтеносный эмират Кувейт, объявив его своей 19 провинцией. В 1991 году крохотный клочок земли бросились защищать два десятка стран. Операция «Буря в пустыне» прозвали телевизионной войной – настолько широко её освещали в средствах массовой информации. В результате Багдаду все же не дали дорваться до кувейтской нефти. В 2003 году формальным поводом для вторжения натовских войск в Ирак стали поиски оружия массового поражения, однако обратите внимание: так называемая ось зла, о которой регулярно говорят в Вашингтоне, включает в себя четыре действительных члена ОПЕК – Ливию, Иран, Ирак и Сирию. Как тут не увидеть нефтяной след? В мире ведутся и бытовые войны за нефть. Ярким примером здесь служит Нигерия. Там местное население в прямом смысле кормится "черным золотом", причем по большей части – нелегально. Вот и приходят едва ли не каждый месяц новости о том, что на нефтепроводе в Нигерии – взрыв. А все потому, что обитатели трущоб продырявили трубу и начали собирать топливо в бутылки и канистры. Как известно, достаточно неосторожно брошенного окурка, чтобы кругом все вспыхнуло. Количество жертв порой идет на сотни. А местные власти явно не справляются ни с народным промыслом на нефтепроводах, ни с нападениями на нефтевозы, что тоже случается. Наконец, борьбы за чёрное золото порой ведется в политическо-уголовной плоскости. 

Вспомним дело "Юкоса" и их главных героев – Платона Лебедева и Михаила Ходорковского. Речь идет как раз о хищениях нефти. А это, - ни для кого не секрет, - основной источник доходов для российского бюджета. Не буду напоминать о том, сколько копий сломано во время этого процесса. Известный журналист, писатель и политолог Юлия Латынина, которая много писала и о Ходорковском, и о нефти, убеждена, что возобновление войны в Судане лишь доказывает опасность и актуальности нефтяной лихорадки.

Латынина: Так уж получилось, что вся нефть находится в Южном, как это принято говорить, анимистском Судане, а все трубопроводы и остальная инфраструктура, что она из себя представляет, - в Северном. И когда это было разделено, получилось, что эти две "замечательные" силы, которые не умеют ничего, кроме, как сражаться и теми или иными способами кушать друг друга, причём занимаются этим 3 тысячи лет, естественно, будут продолжать это делать, потому что для Южного Судана это вопрос выживания, чтобы у Северного Судана не было нефти, и для Северного это тоже вопрос выживания, чтобы у Южного нефти было чуть-чуть поменьше

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.