Алиса Ганиева. «Тринадцать»

Зимнее чтение
15 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В эфире телеканала ДОЖДЬ Алиса Ганиева читает отрывок из своего рассказа «Тринадцать».

Вот-вот, с преодоленной ими вершины должна была открыться изрезанная трещинами и пещерами, покрытая вздутиями, холмами и речушками гергебельская котловина. «Газель» повернула по серпантину и ехавшие внезапно увидели, как прямо навстречу, из-за скалистого гребня на них летит большой грузовик. Раздался женский визг, водитель вцепился в руль, уворачиваясь от столкновения, истошно загудели гудки. Девушка с ресницами упала лицом в колени, пассажир в тюбетейке громко воззвал к Аллаху, а «газель», оторвавшись шинами от земли, как будто уже летела в бездну.

- Вахи, вахи, - зашептала старуха, ощущая, как тело ее лишается тяжести.

- Аааааааааа! – заныли нестройные голоса.

- Ты молодец! Валлах, молодец! – вдруг начал вскрикивать человек с папкой, хлопая побелевшего, несмотря на загар, водителя по плечу.

Девушка подняла раскрасневшееся лицо, переполняясь ужасом. Дорога была пуста. Грузовик пронесся мимо и счастливо исчез из виду.

- Мы разминулись! А я думала, уже в пропасть летим, - шептала серенькая, поправляя очки крупно дрожащими руками.

- Саул! Саул! Красавчик, - повторял рыжий в красной кепке.

Они теперь ехали неторопливо, как будто нащупывая путь в образовавшейся тусклости. Небо из бирюзового медленно превращалась в стальное, а котловину заволакивало туманом. Водитель, еще не оправившийся от случившегося, осторожно следил за змеящейся разметкой, готовился к спуску.

- Куда он смотрел! Этот абдал[1] в грузовике! И хоть бы остановился! Вабабай-вададай! – возмущалась краснощекая, - проехал мимо, всех перепугал и за поворотом пропал…

- Я даже чувствовал, как мы в воздухе. Мы подпрыгнули что ли?- недоумевал пожилой, вытирая платком холодную испарину.

...

Ехали долго в молчании. Спуск никак не начинался и даже наоборот. Дорога нескончаемо шла кверху.

- Когда конец перевала? – спросил встревожено тот, что с папкой.

- Вот, мы уже должны были пройти его. Что-то дорога по-другому идет. Выше идет. Я здесь каждый день езжу, такого еще не бывало. Мы должны были уже в сторону этого ехать…, - водитель неожиданно понял, что не может вспомнить, куда он едет, - ну, этого… уже к водохранилищу…

Он замялся и смолк. Человек в тюбетейке на всякий случай шептал про себя молитвы. Рыжий затих, снял красную кепку и печально глядел в окно.

...

Они продолжали подниматься. Съеденная туманом круча оказывалась то справа, то слева. В салоне маршрутки потемнело. Старуха глядела, как лица сидящих теряются в окутывающей дорогу зыби. Носы сливаются с щеками, глаза западают, губы растягиваются.

...

- Давайте остановимся, - предложила женщина в очках, - надо узнать, почему подъем не заканчивается…

Водитель не слушал и продолжал жать на педали. Ему стало абсолютно все равно, куда он едет и далеко ли. Вершина все никак не приближалась, перевал не прекращался, а черты его пассажиров расползались до неузнаваемости… 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.