Курс «Новый человек». Лекция 4. Дмитрий Бутрин. «Большая страна. Пространство нового человека»

23 июля, 13:29
890

История постсоветского общества в авторском курсе журналиста Дмитрия Бутрина «Новый человек».

Автор лекции — журналист Дмитрий Бутрин.

Родился в 1974 году. Учился в МОЛГМИ им. Пирогова, с 1995 года — в экономической журналистике. С 1999 года — репортер, затем редактор в ИД «Коммерсантъ», в настоящее время — заместитель шеф-редактора ИД. Автор и составитель книг «Кому принадлежит Россия?» (редактор-составитель; Москва, 2003), «Скрепленное» (Москва, 2016).

Где я? Это один из тех вопросов, который всякий член общества задает себе даже не каждые пять минут, а ежесекундно. Отношения человека с пространством — это очень важная часть жизни, которую мы в повседневном своем бытовании практически не замечаем. Тем не менее мы, как сороконожка, прекрасно ориентируемся в том, как отвечать на этот вопрос ежесекундно. И всякий раз, когда правило ориентации в пространстве для человека и для целого общества меняется, это довольно большое потрясение.

Обретение малой родины

В конце 1980-х на вопрос «Кто живет в этой стране?» существовал универсальный ответ. Советский Союз был государством рабочих и крестьян, и, собственно, в этой стране жили рабочие и крестьяне. Именно таким способом люди по большей части себя идентифицировали.

Если вы в московском ресторане в 1989 году встретите разношерстную компанию и зададите им вопрос «А вы кто?», — то, скорее всего, в 1989 году уже будет разнобой, половина людей скажет: «Я шахтер, я врач, я инженер, я бандит»; а вторая половина уже будет говорить: «Я из Краснодара, я из Владивостока, я из Ленинграда, я из Перми, я из Ташкента». В этом смысле географическая самоидентификация населения Советского Союза началась до его распада, это такое человеческое измерение и сепаратистских тенденций, и националистических движений.

В общем, когда в 1980-е годы люди начали открыто идентифицировать себя по своему географическому происхождению — это стало небольшой революцией, обретением малой родины. Эта родина, естественно, называлась «малой» в Советском Союзе, поскольку существовала большая родина, одна шестая часть суши.

Большая часть населения Советского Союза за 70 лет, конечно, перемещалась. Перемещалась в значительной степени недобровольно; причем когда человек едет из голодной деревни в 1947 году куда угодно, лишь бы только из этой голодной деревни, — это тоже, в общем, не очень добровольное перемещение. С большей частью населения России в этом смысле, конечно, очень тяжело, потому что мы не имеем ощущения привязанности к тому месту, откуда пошли наши предки.

Это знание, которое доступно единицам, это элитное знание, и, как всякое элитное знание, люди начали его пытаться обрести уже в 80–90-е годы, всячески искали свои корни — откуда пришел дед, откуда пришел прадед.

В общем, советский человек, конечно, с точки зрения географии никогда не знал, откуда тот, кто рядом с тобой. Поэтому революция поздних 80-х годов, когда люди наконец начали ощущать себя людьми, которые как-то привязаны к конкретной точке на территории большой страны, — это было довольно важно.

В 1991 году Советский Союз распался на 15 государств. По большей части это национальные государства. Тут, конечно, советский человек схватился за голову, потому что у него отняли, с его точки зрения, примерно половину страны.

Центр и периферия

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю