Курс «Новый человек». Лекция 18. Дмитрий Бутрин. «Открытка с пожеланиями. Новый идеал судьбы»

23 июля, 13:22
1 005

История постсоветского общества в авторском курсе журналиста Дмитрия Бутрина «Новый человек».

Автор лекции — журналист Дмитрий Бутрин.

Родился в 1974 году. Учился в МОЛГМИ им. Пирогова, с 1995 года — в экономической журналистике. С 1999 года — репортер, затем редактор в ИД «Коммерсантъ», в настоящее время — заместитель шеф-редактора ИД. Автор и составитель книг «Кому принадлежит Россия?» (редактор-составитель; Москва, 2003), «Скрепленное» (Москва, 2016).

Как прожить жизнь? Сложно представить себе науку, которая бы занималась проблемами смысла жизни. Смысл жизни — это вопрос частного умозрения, может быть, философии, но никак не антропологии, не социологии, не истории. Тем не менее это последняя лекция этого цикла, поэтому мы логично подводили все к тому, что попробуем с научной точки зрения ответить на вопросы о том, в чем смысл жизни современного человека, и в чем будет смысл жизни современного человека позже, и во что все это выльется.

В поисках подвига

Конечно, нам гораздо сложнее, нежели героям 30-х или даже 50-х годов, героического времени, когда мог быть представлен довольно распространенный сюжет: юноша, задумавшийся про житье, сидит, размышляет, тут в дверь звонит почтальон и говорит: «Вам письмо». И ему от неведомого доброжелателя присылают письмо, а в нем на нескольких страницах мелким убористым почерком хорошо поживший и знающий жизнь человек излагает программу, как и зачем жить.

Вот представим себе 2016 год. В дверь звонит почтальон, открываем конверт, и что бы там могло быть? В отличие от какого-нибудь условного 1948 года, мы совершенно не можем представить, что там может быть написано.

Какой бы темной, какой бы странной, какой бы тяжелой ни была жизнь советского человека, он всегда знал, что в ней есть место подвигу. Люди живут не для обыденной жизни, а для того, чтобы в определенный момент избранные получали возможность совершить нечто такое, о чем потом будут говорить множество поколений.

Однако где-то в середине 80-х годов этот подвиг всеми был забыт, после чего вот уже четвертое десятилетие мы живем в обществе, в котором нет места подвигу и в котором люди непрерывно ищут, кто такой нынешний герой и как может быть устроена правильная жизнь.

90-е годы в этом смысле, конечно, были гораздо проще. Героический путь искали где угодно: в малиновых пиджаках бизнесмены — ну как же, это не героический путь. Люди вынуждены с собой носить толстые золотые цепи. Причем одно из популярных антропологических объяснений, для чего нужна толстая цепь, было очень простое: в случае, если герой попадет в тяжелую ситуацию, он откупается от злой судьбы звеньями этой золотой цепи, которая имеет, собственно, номинальную ценность.

Другой вариант подвига — это ученый, который долго бьется над какой-то проблемой в старом советском НИИ, потом наконец-то плюет, совершает подвиг, уезжает в Соединенные Штаты Америки и там наконец производит свое биохимическое, социологическое или математическое открытие, преодолев себя, преодолев свою природную лень.

Варианты подвигов были самые странные. Это было тяжело, это было страшно, в жизни должно было быть место подвигу. И где-то, наверное, к концу 90-х годов люди наконец поняли, что подвига в этой стране быть не может. Так начали обсуждаться новые идеалы судьбы.

Обустройство пространства

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю