Почему Конституция демократической страны не помешала установиться авторитаризму? Спорят Константин Гаазе и Георгий Сатаров

12 декабря 2018 Анна Немзер
8 509

12 декабря 1993 года была принята Конституция России. В годовщину этого события мы пригласили в студию программы «Время, назад!» социолога, приглашенного эксперта Московского центра Карнеги Константина Гаазе и президента фонда «Индем» Георгия Сатарова, который в 1993 году участвовал в разработке Конституции. Обсудили — что не так с основным законом в России, можно ли его переписать, возможно ли вообще написать идеальный текст Конституции, и не пора ли, раз многие статьи не соблюдаются, окончательно отказаться от этого закона?

Добрый день, дорогие друзья, всем привет. Это программа «Время, назад!» на телеканале Дождь, исторические дебаты. Меня зовут Анна Немзер, и я очень рада представить сегодняшних наших гостей. Георгий Александрович Сатаров, президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ», в 1993 году, что важно, член президентского совета, участник конституционного совещания по разработке новой Конституции Российской Федерации. И Константин Борисович Гаазе, социолог, приглашенный эксперт Московского Центра Карнеги. Добрый день, дорогие друзья. Спасибо большое, что вы с нами. Я вас поздравляю с Днем Конституции, который у нас сегодня. Звучит несколько иронически, и немножко как поздравляешь с 4 ноября, но на самом деле никакой иронии тут быть не должно. Отчасти о том, откуда взялась эта ирония, мы сегодня поговорим. И я хотела бы задать вам первый вопрос, в общем и целом, что вас не устраивает в нынешней Конституции, действующей сейчас на территории Российской Федерации? Георгий Александрович.

Сатаров: Общество.

Так. Вы развернете или…

Сатаров: Да, конечно. Я могу развернуть коротко, развернуть длинно, в виде метафоры, сначала коротко, а потом посмотрим, получится ли второе. Я сторонник следующей максимы — никакая конституция не защитит общество, если общество не защищает конституцию. А наше общество и тогда, когда она принималась, и до того, и после, и сейчас, было довольно равнодушно к конституции. Я приведу простой пример, скажем, в конституции, в ее неизменяемой части, записано, что не могут приниматься законы, которые умаляют или отменяют права граждан. Но могут приниматься, которые увеличивают, естественно. Так вот когда отменили выборы губернаторов, то естественно пострадали, были уменьшены политические права граждан. Ну и никто в общем-то не вступился. Ну отняли, так и отняли. Подумаешь! Это далеко не единственный пример. Ну это если коротко. Если говорить о самой Конституции, то я должен сказать, что конституцию же пишут люди. Люди — существа несовершенные.

Мы знаем.

Сатаров: И было бы странно, если бы они могли создать что-нибудь абсолютно идеальное. Конечно, эта конституция не идеальная, это первая причина. Вторая — она создавалась, вернее, я бы сказал, редактировалась в условиях, мягко говоря, не идеальных, собственно, она рождалась с родовой травмой горячей осенью 1993 года. И те правки, которые потом в вариант конституционного совещания вносились уже в Кремле, они, конечно, были вызваны вот этим желанием как-то застраховаться от тех неприятностей, которые тогда навалились на всю эту историю. И там безусловно есть серьезный дисбаланс в полномочиях властей, в системе сдержек и противовесов, это, конечно, надо аккуратненько исправлять. Но это не значит, что у нас сразу наступит благолепная жизнь.