«Вы не знаете рецепт, как засолить огурцы?» Навальный выступил в суде по делу о клевете на ветерана

16 февраля, 11:41
49 388

Алексей Навальный выступил во время прений сторон на третьем заседании по делу о клевете на ветерана Великой Отечественной войны Игната Артеменко. Он назвал подделанным заявление в СК, на котором основывается процесс, и обратил внимание на то, что эксперты не смогли квалифицировать его высказывания как клевету. Публикуем запись выступления с расшифровкой.

«Это далеко не первое уголовное дело, откровенно и очевидно сфабрикованное против меня. Казалось бы, постоянная тяжелая работа многих людей по фабрикации этих дел приведет к тому, что вы лучше будете справляться и с точки зрения придумывания самого дела, и с точки зрения обвинения, и самого суда. Но это дело... С самого начала над ним смеялся бы любой профессиональный юрист! 

Клевета предполагает распространение сведений. Сведения о лице нельзя распространить, не упоминая этого лица. Поэтому было понятно, что такое дело невозможно. Они притащили какого-то эксперта. Какую-то девочку из института, подконтрольного СК. А мы подумали: "А мы против этой девочки выставим профессора, на которого она ссылается". Даже ваша девочка, стоя на трибуне, сказала, что там нет распространения сведений, там есть оценочные суждения. Она сказала это перед камерой, судьей, прокурором, журналистами. Наши эксперты, ваши эксперты — все говорят, что там нет распространения сведений.

К чему этот процесс до сих пор идет? Возразить-то вам нечего. И все, что может возразить прокурор на экспертизу — "зато у вас эксперта не предупредили об уголовной ответственности". Конечно, это же меняет дело — тогда экспертиза не имеет ни малейшего смысла. А на слова вашего собственного эксперта вы предпочитаете молчать.

Там же каждый второй документ подделан. Обвинитель говорит: "Навальный не предоставил доказательств фальсификации". Так я же сказал, я требую назначения почерковедческой экспертизы. Любой человек, который посмотрит на эти бумажки, увидит, что они явно и небрежно подписаны другими людьми. И несмотря на это они постоянно доставали новые и новые документы.

Я был в восхищении, когда с утра прокурор сказала: «А у меня еще есть заявление от Артеменко» — и дальше там сугубо юридический текст, который явно человек не мог написать сам. Подпись снова не та — какая-то другая. На вопрос, где вы взяли это заявление — нет ответа.

Я сегодня выходил и мне дали пачку ФСИН-писем. И там в верхнем письме был анекдот. Человек засовывает руку в карман, нащупывает там презерватив. Достает, а там не презерватив, а пакет чая. "Оказывается, я еще более скучный человек", — думает человек. А наш прокурор точно не скучный человек. Она каждый раз сует руку в карман и достает все новые вещи: заявление от Артеменко, нотариальное заявление. У нас есть в деле его нотариальное заявление тоже с какой-то непохожей подписью о том, что он не хочет выступать. Потом он хочет выступать. Потом его прерывают и говорят, что к нему приехала скорая помощь. Потом есть какие-то видеозаписи, как ему становилось плохо еще раньше, и это снималось заранее. Есть огромное количество документов на любой вкус с разными подписями. Но почерковедческую экспертизу, конечно, не хотим проводить, потому что все будет ясно.

Я даже здесь этого внука, недобитого торговца дедом, не зря спрашивал про его доходы, его ИП. Не потому что хочу его уличить в том, что он не платит налоги — в России такая система, что много кто не платит налоги. Я вам показывал и доказывал, что это семейство в обобщенном смысле торгует своим дедом постоянно. У человека доход по документам три тысячи рублей в месяц. У его жены доход 1900 рублей в месяц. Он покупает себе кабриолет, "Мерседес"... Знаете, у меня доход гораздо больше, но я таких автомобилей себе позволить не могу. В это же время эта компания, которая очевидно уклоняется от уплаты налогов в таком масштабе, что это уголовно наказуемое деяние, они ее оформляют на деда. Чтобы, если дело запахнет керосином, ответственности подлежал дедушка. Тогда мы его вытащим снова, скажем: "Это наш 86-летний дедушка заинтересовался ремонтом техники Apple. Решил зарегистрировать компанию, пошел в налоговую, открыл счет в банке и замутил такой бизнес".

Они делают это постоянно. Когда я говорю "торгуют своим дедом" — ну конечно, они торгуют. Есть такое выражение "торговать лицом", только они торгуют дедом. Честно говоря, я думаю, что никаких денег этот внучок не получил — кто с ним будет рассчитываться деньгами, когда можно ничего не платить. Он уже был в этом телешоу, в другом, в третьем, СМИ о нем пишут. И везде его подписывают: "внук ветерана". Это уже какое-то отдельное звание появилось.

Смотреть на это просто отвратительно. Все-таки в прениях я должен говорить о какой-то юридической стороне. Все это дело выстроено так, что куда ни ткни с юридической стороны — все абсолютно абсурдно. Каждый момент этого дела — очевидная и неприкрытая юридическая бессмыслица. Поэтому я думал, что бы у вас такого спросить юридического.

Я уже почти месяц сижу. Такая вышла штука, у меня нет соли в камере. Не попросишь же у соседа. Ну, сижу без соли. Заказываю в ларьке — а ее не везут. Жену прошу: закажи мне соли. Она говорит: я заказала. А мне все равно не везут. А огурцы везут — огурцов у меня полно. Но позавчера открывается камера и мне передают сразу три килограмм соли. И теперь у меня в камере куча огурцов и три килограмма соли. И поскольку о юридических моментах здесь говорить бессмысленно, может быть, вы, ваша честь, знаете какой-нибудь рецепт, как засолить огурцы? Есть идеи?»


Бабушкинский суд с 5 февраля рассматривает дело о клевете против Навального, возбужденное летом 2020 года. Оппозиционер в твиттере назвал участников видео в поддержку поправок к Конституции «холуями» и «позором страны». В ролике снимался ветеран Великой Отечественной войны Игнат Артеменко, твит Навального ему показала сиделка. По этом делу политику грозит штраф до миллиона рублей или обязательные работы на срок до 240 часов.

На предыдущем заседании допросили двух экспертов-лингвистов — Альбину Глотову от обвинения и Анатолия Баранова от защиты. Они сказали, что твит Навального можно посчитать оскорблением, но ни один эксперт не назвал эти выражения клеветой. 

Кроме того, прокурор попросила выделить в отдельное производство и передать на доследственную проверку в СК материалы, свидетельствующие об оскорблении судьи Навальным. Суд назвал это ходатайство преждевременным, его рассмотрят при вынесении приговора.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа