«Звоночек для администрации президента»: Евгений Гонтмахер о том, почему власти отложили закон о QR-кодах

23 ноября, 22:17 Тихон Дзядко
8 924
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Закон о QR-кодах отложили из-за конфликта в правительстве. Об этом пишет «Медуза»* со ссылкой на источники. В середине ноября правительство подготовило два законопроекта о QR-кодах. Согласно им, во многие общественные места станут пускать только тех, кто вакцинировался или переболел коронавирусом. Первый законопроект касался работы кафе, ресторанов, магазинов и посещения массовых мероприятий. Второй был о самолетах и поездах. Эти документы даже внесли в Госдуму. Газета «Ведомости» писала, что законопроекты могут быть одобрены до начала декабря. Несколько дней назад стало известно, что их рассмотрение отложили на месяц. Официально в Госдуме объяснили это обращением недовольных граждан и чувствительностью темы. «Медуза» уточняет: дело не только в этом. По данным источников издания, в правительстве возник спор между «санитарами» и «экономистами». Первые — это социальный блок под руководством вице-премьера Татьяны Голиковой, вторые — экономическая группа первого вице-премьера Андрея Белоусова. Каждый якобы боится, что новые законы могут повлиять на его контрольные показатели эффективности. Кроме того, Кремль не хочет спровоцировать протесты. Как говорит один из источников «Медузы», «нет такого, чтобы подумать об общественном благе». Обсудили это с доктором экономических наук, профессором и членом экспертной группы «Европейский диалог» Евгением Гонтмахером.

Евгений Шлёмович, я приветствую вас! Скажите, насколько вам представляется убедительной версия о конфликте, или споре, или дискуссии, как здесь сказано, «санитаров» и «экономистов»? И какие у них могут быть разногласия?

Вы знаете, она мне не очень представляется убедительной. Мне кажется, версия есть немножко другая. Дело в том, что администрация президента, включая президента самого, они подсели уже достаточно давно на закрытые опросы общественного мнения, то есть такой барометр. Они получают через них в ежедневном режиме срез такой общественных настроений по тому или иному поводу. Введение QR-кодов ложится на общественное мнение очень тяжело, потому что люди устали очень серьезно от ковида, уже это все-таки у нас не один год. Люди смотрят, им непонятно, что будет дальше, вообще настроения не очень хорошие. Плюс, между прочим, осень ― начало зимы ― это тоже не самое удачное время для России, обычно депрессивные настроения возрастают в это время. И вот эти QR-коды, сейчас у вас как раз показывают все эти процедуры, я тоже, кстати, проходил недавно эту процедуру, мне нужно было пойти на спортивное мероприятие с внуком, ровно все то же самое.

А я на днях впервые это на себе испытал, пойдя с детьми в Музей космонавтики.

Это очень серьезно раздражает людей. Потом, посмотрите, в Татарстане же ― первый регион, первый город, насколько я понимаю, Казань, где стали QR-коды проверять при входе в общественный транспорт. И если вы обратили внимание, Тихон, вы, наверно, это знаете, там было довольно много инцидентов, когда пассажиры, недовольные, что их не пускают, перцовыми баллончиками брызгали.

Да, конечно, мы об этом рассказывали в эфире.

Да, вы об этом наверняка, конечно, рассказывали. И это все, мне кажется, если посмотреть на то, как это накладывается на общественные настроения, мне кажется, что это звоночек для администрации президента, потому что одно дело ― это политические волнения, которые, понятно, маловероятны, люди об этом сейчас не думают.

А тут это касается конкретных людей, у нас же, как мы с вами знаем, не вакцинированных в стране, по крайней мере, половина, кстати говоря, у части людей сертификаты поддельные, то есть, в общем, достаточно большое количество людей, которые просто реально с введением QR-кодов попадут в сложные жизненные ситуации, просто реально. Помните, когда была монетизация льгот, Тихон? Ведь тогда вышли на улицы пенсионеры, никакие не политически активные люди, никакие не политические партии, не оппозиция, никто. Почему? Потому что вы помните по истории, кстати, это такой очень наглядный урок, который помнят в администрации президента…

Да, и тогда власти всерьез испугались.

Конечно, испугались. Представляете, лояльный электорат и прочее. Вот здесь, как раз я возвращаюсь к этому моменту, если еще… У нас же, кстати, обратите внимание, в регионах уже началась кампания фактически по принудительному вакцинированию, да, пожилых людей, людей определенных специальностей. Это вызывает очень сильное отторжение, очень сильное.

И это все накладывается друг на друга, и эти QR-коды, как мне представляется, во всяком случае, с точки зрения тех, кто анализирует внутреннюю ситуацию в стране, могут стать где-то каким-то, знаете, уже критическим моментом, когда реально начнутся какие-то открытые выступления. Вы видели уже, вы точно показывали, что где-то антиваксеры устроили марш автомобилистов тоже куда-то, к какой-то администрации. Тем более все смотрят картинки, что происходит в Европе. Посмотрите, да, снова же Дождь это показывает, как там люди бьются в Австралии, во Франции и прочая.

Вот это, мне кажется, и сыграло сейчас роль в том, что этот закон немножко отодвинули. Идет изучение возможных вот таких последствий. Какое решение будет принято, я не знаю, потому что действительно санэпидобстановка все-таки очень тяжелая, она склоняет к тому, чтобы вводить QR-коды, а экономические параметры на самом последнем месте, честно вам скажу, на самом последнем.

Да, но просто вы упоминаете, например, европейские страны, я как раз сегодня смотрел очень интересную статистику, которая доказывает необходимость вакцинации. Очень просто: чем меньше вакцинированных в стране, тем больше смертей. Например, если мы смотрим на Францию, где также протестуют против этих санитарных паспортов, но там заметный процент вакцинированных и заметно низкий процент умирающих каждый день.

В России в какой-то момент, я помню, была эта психологическая отметка, в контексте людей, которые умирают, это звучит довольно странно, но тем не менее, тысяча человек, мы ее давно перешагнули и продолжаем шагать вперед. Я сам очень не люблю эти разговоры про «я сегодня был в метро, сколько я видел людей без масок», но я сегодня был в метро, и сколько я видел людей без масок! Потому что, несмотря на все, значит, обещания контроля, ужесточения его не происходит. Так и тут, получается, что рост смертности не так страшен, как рост протестных настроений этого самого Сурковым, что ли, названного глубинным народа.

Тихон, вы абсолютно правы. Вот эта альтернатива, да, эта развилка постоянно присутствует на самом деле с самого начала пандемии в России. Конечно, ее никто вслух не произносит, потому что это кощунство, действительно, наоборот, наши руководители всегда говорят, что жизни людей ― это самое важное, мы ради этого бьемся. Но, допустим, этот выбор между экономикой и пандемией, то, что было, допустим, в прошлом году, я бы сказал так: он был сделан и не туда, и не туда. То есть и экономике помогали весьма и весьма условно, и с пандемией тоже боролись, я бы сказал так, не очень активно, понимаете? То есть власть постоянно, что называется, колеблется.

Потом вы сказали насчет этих сюжетов из Европы. Действительно, вы знаете, наше общество, значительная часть нашего общества, к сожалению, дезориентирована очень серьезно. С одной стороны, идет вот эта госпропаганда, которая показывает эти протесты, да, во Франции, в Австралии, смакует это: смотрите, как у них плохо. Как всегда, да, у них плохо, чего вы вообще хотите куда-то развиваться в ту сторону?

С другой стороны, действительно, смертность очень большая, но люди рационально многие себе объяснить не могут. Если вы проведете какой-нибудь массовый опрос «Почему вы не пошли вакцинироваться?» среди большого количества наших людей, я думаю, люди будут говорить какие-то совершенно, знаете, какой-то поток сознания, извините за это слово. Они будут какие-то вещи говорить, которые рационально… Да, вы правы, статистика показывает, что чем больше людей вакцинировано, у вас тем меньше вероятность того, что вы заболеете в тяжелой форме, тем более умрете. Это правда, поэтому надо вакцинироваться, здесь никто в этом не сомневается.

Но наши люди дезориентированы с точки зрения всего вот этого: и того, что показывали нам оттуда, и вот эти вакцины, то, что у нас не пускают вакцины, тот же Pfizer и другие западные вакцины, а почему-то только «Спутником». У нас же у части людей есть такое всегда подозрение, что импортное-то лучше, да, что если Pfizer здесь нет, значит, «Спутник» не очень хороший. Тем более что люди же читают в интернете, что его почему-то не регистрирует Всемирная организация здравоохранения, тем более его Европа не признает, «Спутник», как полноценную вакцину. Начинают там закрадываться какие-то мысли, потому что даже… Кстати, правительство признало, что кампания по убеждению людей идти вакцинироваться, в общем, провалена.

Поэтому, конечно, сейчас выбор, я так понимаю… Я думаю, что QR-коды будут все-таки введены в той или иной степени. Я думаю, что принуждение к вакцинации все-таки будет в той или иной степени сделано, хотя официально, понятно, никакого закона или указа не будет принято, что все, всех, как в Австрии, вы же знаете, да? В Австрии принято решение о поголовной вакцинации, все. И люди, которые не захотят этого, либо большим штрафам подвергаются, либо, в общем, каким-то очень сильным…

Я думаю, что мы к этому, в общем, тоже придем. Но, с моей точки зрения, это нужно было делать быстрее и объяснять людям конкретно, как, что, чего происходит.

Конечно.

Слушайте, помните, у нас год назад, уже в разгаре была пандемия, а у нас президент, многократно выступая, говорил: «Все, мы, в общем, победили, причем мы лучше других стран».

Причем сначала пандемии не было, потом мы ее победили, потом ее снова не было и мы ее снова победили, если совсем утрировать.

Причем наша медицина сработала лучше, чем в других странах, понимаете? Он же об этом говорил. Наверно, он так думал, я не говорю, что он говорил неправду, наверно, так ему доложили. Но это же все оказалось неправдой. Люди у нас, как вы сказали, это глубинное государство или глубинное общество…

Глубинный народ, да.

Народ, да, мне это не нравится, честно говоря, вообще творчество Владислава Юрьевича ― оно такое очень странное.

Есть вопросики.

Есть вопросы, да. Но основная часть наших людей, эти люди все помнят. Понимаете, была пенсионная реформа, казалось бы, прошло три года, у нас некоторые там наверху думают, что люди забыли. Ничего люди не забыли, абсолютно. Вот этот ожог 2018 года остается. Ровно то же самое: в 2020 году говорили неоднократно, что все нормально, переживем, это как-то пройдет, как грипп это будет все. Это люди все прекрасно помнят, понимаете? Поэтому такие сложности с введением действительно современных, эффективных мер по европейскому образцу, которые, конечно, надо вводить.

*По решению Минюста России издание «Медуза» включено в реестр СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»

Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде