«Зал иногда смеялся»: Евгения Альбац о том, как защита «Мемориала» выиграла первое заседание у прокуроров

9 017
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Верховный суд вернется к рассмотрению вопроса о ликвидации международного «Мемориала»*. 25 ноября состоялось первое заседание, на котором защита выступила с рядом ходатайств, и все они были отклонены. К зданию Верховного суда в знак поддержки «Мемориала» пришли несколько сот человек, кое-кто развернул плакаты и были тут же задержаны. Генпрокуратура обвинила правозащитников в «систематическом» нарушении требований о маркировке «иностранных агентов». Сотрудники «Международного Мемориала» называют иск политическим решением об уничтожении старейшей организации в России, которая, в частности, занимается исследованием сталинских репрессий. Обсудили прошедшее заседание с главным редактором общественно-политического журнала The New Times Евгенией Альбац. 

Здравствуйте. Рада вас видеть и слышать.

Мы с вами виделись в суде, приятно было с вами увидеться, и с Шевелевым Мишей, пардон, с сыном Миши Шевелева.

Да, Миша Шевелев, сын Миши Шевелева. Евгения Марковна, вы там были тоже сегодня, как вы уже сказали. Впечатления от этого процесса? Есть ли шанс, что «Мемориал» не будет ликвидирован? Можно ли такие сигналы было уловить?

Вы знаете, я очень не люблю гадать на кофейной гуще и всегда говорю, что я не умею крутить этот магический шар. Я думаю, что сегодня, безусловно, этот день выиграла сторона защиты. Мы наблюдали блистательную работу команды адвокатов «Мемориала», которую, конечно, возглавляет гуру российской адвокатуры Генри Резник.

Но он-то как раз сегодня в основном молчал, а собственно, разложили и превратили в ничто обвинение прокуратуры, поддержанное заинтересованными лицами, Минюстом и Роскомнадзором, это прежде всего, конечно, адвокаты Григорий Вайпан, Мария Эйсмонт, Татьяна Глушкова и юрист Зинаида Секретарева.

Ну и конечно, Михаил Бирюков, который, я не буду вам сейчас пересказывать все детали, в общем, это была абсолютно блистательная работа профессиональных адвокатов, хорошо подготовленных, которые апеллировали прежде всего к закону, к решениям Пленума Верховного суда, к решениям Конституционного суда Российской Федерации, в то время как представители истца демонстрировали, что юридическая власть, которая привыкла выигрывать дела благодаря тому, что за ней стоит всеподавляющее государство и телефонное право, что такие институты неизбежно деградируют.

Честно говоря, было просто стыдно наблюдать за тем, как выступали представители государственных учреждений.

Евгения Марковна, а что вы можете сказать по поводу поведения судьи, которая, вот мы это наблюдали, когда прокуроры долго не могли найти ответ на вопрос, которого, видимо, у них и не было, она буквально им подсказывала — вы же, наверное, не знаете, давайте пойдем дальше, снимала некоторые вопросы защиты.

Знаете, было заметно, что в начале, в самом начале, в первый, наверное, час заседания, судья Верховного суда Алла Назарова как-то была немножко раздражена напористостью молодых адвокатов, которые явно были очень хорошо подготовлены, и очень хорошо знали и предмет, и кодексы, и прецеденты.

С другой стороны, это было заметно залу, и зал даже иногда смеялся, что представительница прокуратуры, когда ей задавали простой вопрос там — ну скажите, ну ведь не было никаких нарушений в последние годы, а Конституция Российской Федерации запрещает дважды наказывать за одно правонарушение, и «Мемориал» уже заплатил четыре с половиной миллиона рублей штрафов, и не в 2021 году, а по-моему, в 2020 было два только протокола, если вообще были.

Да-да, с 2019 года не было штрафов за сайт «Мемориала», вообще не было нарушений на сайте.

Было в 2020 году за ярмарку, да.

Да-да, за книжки.

И адвокаты говорят, как раз Григорий, по-моему, Вайпан, Григорий Вайпан, адвокат, говорит: «Уже все, „Мемориал“ был наказан. Ну нельзя же второй раз! Или есть у вас какие-то другие доказательства, есть какие-то другие протоколы?». И мы видим, как, значит, представительница прокуратуры начинает копаться в бумагах, она явно не знает, и судья ей помогает и говорит: «Вы, наверное, на данный момент тут у вас нет этих данных?» — говорит судья.

Это было, но в принципе было также заметно, мне кажется, что судья Алла Назарова, безусловно, судья опытная, не могла не видеть, насколько слабо была подготовлена сторона истца. И я думаю, что то, что отложили заседание на 18 дней, ровно с этим и связано.

Я только хотела задать этот вопрос, что перенесли на 14 декабря для того, чтобы сторона истца подготовилась, разобралась в матчасти?

Ну, Катерина, мы, конечно, с вами не думаем, что судья Верховного суда перенесла на 14 декабря, потому что хотела подчеркнуть, вынести решение в день, когда декабристы вышли на Сенатскую площадь, протестуя против абсолютной варварской, беззаконной царской власти.

Подумала о символизме, да.

И в этот же день, 14 декабря, умер Андрей Дмитриевич Сахаров, который провозгласил приоритет прав человека в политике.

И был одним из основателей «Мемориала», напомню я нашим зрителям.

Да, конечно, был одним из основателей «Мемориала». Я не думаю, что она об этом задумывалась, я не думаю, что кто-то ей такую записочку положил на стол и сказал: вот, 14 декабря, день двойных смыслов. Не думаю, честно сказать.

Но я думаю, что 18 дней даны стороне истца, чтобы как-то подготовиться, потому что по всем абсолютно позициям истца, Генеральной прокуратуры, их аргументы не просто разбивались в пух и прах, а защита доказывала, что у них нет ни оснований, ни юридического обоснования.

Ну, например, идет вопрос о том, является ли «Международный Мемориал» международным. Адвокат Михаил Бирюков, блистательный совершенно адвокат, который защищает часто «ОВД-Инфо»…

Иностранный агент, я прошу прощения.

Говорит о том, что было соответствующее решение Конституционного суда, что международные организации не могут маркироваться этой маркировкой «иностранные агенты», на что представительница Минюста говорит: «Нет, это только касается тех организаций, которые зарегистрированы за рубежом». «Вы ошибаетесь» — аккуратно говорит адвокат Бирюков. Тогда представительница Минюста говорит: «Ну и вообще, были уже постановления других судов».

Тут адвокат Бирюков, я за ним наблюдала, я сидела очень близко, сдерживая, просто сдерживая себя, а он такой лощеный адвокат старой школы, говорит: «Вообще-то Конституционный суд не требует подтверждения в других судах, потому что Конституционный суд — это высшая юрисдикция на территории Российской Федерации».

Понимаете, и вот это, ты это все слышишь, видишь, и ты понимаешь, что представители прокуратуры, что представители Минюста, Роскомнадзора, для них закон, понятие прецедентов, решений Пленумов Верховных судов и Конституционного суда, к которым апеллировали адвокаты защиты, для них это такой абсолютно темный лес, они вообще не про это.

Спасибо вам. Вы хотели еще что-то сказать, Евгения Марковна?

Я хотела сказать, знаете, я не знаю, обсуждали вы или нет, я сижу просто это пишу, я про это думаю. Там был чудесный момент, когда полковник, прокурор, который возглавляет всю эту замечательную команду истцов, говорил о том, собственно, он зачитывал обвинение, которое вот оно, есть же, мы его все читали, естественно, и говорил о том, что «Мемориал» нарушает Всемирную конвенцию прав человека…

Прав ребенка.

Нет-нет, сначала он сказал Конвенцию прав человека, потом он сказал, что это нарушение права и морали, и даже угроза для детей. И это вы все думаете, почему? Вы думаете, «Мемориал» ел людей? Нет, Катя, это потому, что «Мемориал» в 2019 году не везде ставил маркировки, что он является иностранным агентом, говорит прокурор. Иностранный агент, «Мемориал» занимался политической деятельностью — говорит Бирюков. Тут, конечно, адвокат Эйсмонт так вкрадчиво ему говорит — знает ли прокурор, и тот же вопрос был обращен потом к представителю Министерства юстиции, о том, что вообще-то Конвенции касаются государств, субъектом Конвенций являются государства, а не организации. Ну, это тоже была такая новелла для представителей ответчика.

Короче, я хочу сказать, чем бы ни закончился этот процесс, а будем надеяться, что у власти хватит какого-то оставшегося серого вещества сообразить, что нельзя закрывать организацию, которая является хранителем национальной памяти, сегодня это был абсолютный бенефис защиты, и сегодняшний день, безусловно, выиграла сторона «Международного Мемориала».

*По решению Минюста России, Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество „Мемориал“» и Межрегиональная общественная организация Правозащитный Центр «Мемориал» внесены в реестр НКО, выполняющих функцию «иностранного агента»

Фото на превью: Александр Казаков / Коммерсантъ

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Надя Евпловива

    Обнинск
    02.12.2021

    Смотрю дождь каждый день. Живу на пенсию

    Помочь
  • Александр Чеверноженко

    Санкт-Петербург
    30.11.2021

    Здравствуйте, месяц назад мне исполнилось 60 лет, но +5 к выходу на пенсию :))) подарку буду рад...

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде