«Встали на меня ногами, пытали электрошокером»: как ФСБ выбивает показания по делу о «госперевороте»

31 января, 22:47 Дарья Жук, Павел Лобков
13 028

ФСБ продолжает расследование дела о «террористическом сообществе, готовившем революцию в России». Речь идет о петербургских антифа и анархистах, арестованных в последние месяцы. Подозреваемые якобы создали организацию «Сеть» с ячейками в Пензе, Петербурге, Москве и Белоруссии. И собирались с помощью терактов во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу вызвать недовольство и свергнуть власть. В основном речь идет о Петербурге, где и прошли аресты. Но есть несколько вопросов — во-первых, ни о какой организации «Сеть» речи до всей этой истории никто и никогда не слышал. Во-вторых, задержанные, конечно, ни на каких террористов не похожи — они довольно давно известны как левые активисты и никогда не скрывались. И самое главное — арестованных, похоже, пытают. Дарья Жук — подробнее об этой запутанной и противоречивой истории.

«23 января в Петербурге пропал антифашист и программист Виктор Филинков. Через два дня его нашли. Пресс-служба питерских судов написала, что он арестован и признал вину в участии в террористическом сообществе, участники которого разделяю анархистскую идеологию». Уже больше недели новости о муже Александра узнает от адвоката или из интернета. Последний раз на связь он выходил по дороге в «Пулково». С женой задержанного антифашиста мы встретились в Киеве. Здесь она ждала мужа, чтобы провести отпуск. Показывать свое лицо Александра опасается: «Местные друзья сказали о том, что в СБУ остались сотрудники, которые дружелюбно относятся к сотрудникам ФСБ российским, и в том числе были факты похищения некоторых активистов <...> И я беспокоюсь за свою безопасность в Украине», — рассказала она.

В Киеве Александра остановились в маленьком хостеле. Теперь она боится возвращаться в Петербург: «Если задержали Виктора, ничего не мешает сотрудникам ФСБ задержать и меня. Сейчас, находясь на территории другого государства, я могу как-то помогать Виктору. Если я рискну поехать в Россию и меня посадят, мне никто не поможет».

Подготовка вооруженного мятежа, насильственный захват власти, участие в террористической организации — это статьи, по которым задержали программиста левых взглядов Виктора Филинкова и еще нескольких питерских антифашистов: «Сама террористическая организация носит название, якобы, "Сеть". И она имеет определенные разветвления в других городах страны, в том числе, в Санкт-Петербурге. А в Санкт-Петербурге это подразделение носит название "Марсово поле"», — рассказал адвокат Виктора Филинкова Виталий Черкасов.

Адвокат показывает материалы дела. У своего подзащитного в следственном изоляторе №3 он был уже дважды. В первый свой приход Филинков пересказал фабулу задержания и показал побои, которые остались после первой встречи с оперативниками ФСБ: «На него было оказано психологическое воздействие с целью сломить его волю, начали избивать. Применять электрошокер, требуя дать признательные показания. В начале он, естественно, пытался объяснить что это неправда ничего подобного он не совершал, Тем не менее пытки продолжались. Вплоть до того, что, когда электрошокер подставляли к его бедру, он изгибался от боли назад», — рассказал адвокат.

Побои зафиксировать не удалось — в следственный изолятор не разрешают проносить технику. Другой левый активист — Илья Капустин, он проходит по делу как свидетель — рассказал о последствиях встречи с сотрудниками ФСБ: «Вот следы повреждений, оставшиеся от электрошокера [показывает фотографии]. Но его отпустили. И это позволило ему обратиться в скорую помощь и засвидетельствовать повреждения. Я хочу сказать, когда я 26 числа пришел впервые в СИЗО №3 к моему подзащитному Филинкову, вот примерно такого характера телесные повреждения были у него на больших участках тела. Преимущественно на бедрах. И более испещрено было», — рассказал адвокат Виталий Черкасов.

В ответ на вопросы Дождя Илья Капустин написал письмо, в котором подробно рассказал о том, как проходило задержание: «Я был в квартале от дома, когда на меня набросились люди, позже представившиеся сотрудниками спецслужб. Избивая, повалили, затащили в минивэн, если не ошибаюсь, черного цвета. Там, продолжая избивать, положили лицом в пол, надели наручники, встали на меня ногами, и, применяя электрошокер на чувствительные части тела, начали допрос. Спрашивали об известных и неизвестных мне людях, об их политической позиции, о том, чем они занимаются, где они находятся и собираются ли участвовать в чём-то противозаконном».

Олег Голявин, друг Капустина, показал нам квартиру, в которой побывали силовики по делу питерских анархистов. После задержания Капустина они отправились к нему домой в надежде найти запрещенную литературу. Сотрудники ФСБ почему-то особенно заинтересовались романами Алексея Толстого, а вот «Теорию государства» Вебера не трогали. Зато унесли всю технику: «Возможно, это как-то пытаются пришить к тем делам, которые в связи с деятельностью Мальцева были заведены. Но, естественно, анархисты против национализма. Мальцев позиционирует себя как националист и большинство его активистов — это правые активисты. И между националистами и анархистами вражда традиционно уже на протяжении всех этих движений».

Националист Вячеслав Мальцев анонсировал революцию 5 ноября. Революция не случилась, а Мальцев еще летом бежал в Европу. Однако уже осенью по делу Мальцева начались задержания. В первую очередь досталось пензенским страйкболистам-анархистам: «В конце прошлого года, в октябре, в Пензе было задержано 6 человек, из них пять в Пензе, один в Питере. Все они сейчас находятся в Пензе, пять находятся в СИЗО, и, соответственно, один находится под домашним арестом», — рассказал участник проекта «ОВД-Инфо» Александр Литой.

По словам адвокатов, у задержанных пензенских анархистов в квартире нашли гранату. Участник проекта «ОВД-инфо» Александр Литой, подробно изучавший дело пензенских антифа, удивляется абсурдности предъявленных обвинений: «Реально в страйкбол играют кучи людей, это вообще никакое не преступление. Большая часть из них ни к какой политике близко не имеют отношение. Мне кажется, что если начать обыскивать страйкболистов, там вполне могут быть люди, у которых вдруг есть какое-то незарегистрированное оружие. Мне кажется, потому что вообще неучтенного оружия в России много, это не значит, что люди планировали завтра тремя гранатами и одним пистолетом свергнуть Владимира Владимировича, например».

Бывшему левому активисту Максиму Солопову, много лет исследующему тему анархизма и антифа в России, почерк ФСБ в деле питерских и пензенских активистов напомнил другие истории: «Обычно это почерк, который применяется к исламистам, людям, симпатизирующим радикальному исламу. К националистам похожие приемы применялись, но, опять же, к радикальным людям, когда речь идет о расследовании убийств действительно реальных».

31 января стало известно — об этом рассказало издание Republic — что задержанных антифашистов подозревают в подготовке революции в России. Якобы они собирались устроить насильственный переворот в середине марта, прямо в день президентских выборов. Жена Виктора Филинкова не унывает и верит, что гласность помогут выйти мужу на свободу: «Я не хочу давить на общественность жалостью к моему мужу о том, как ему больно, как он страдал. Хотя это, конечно, правда. Я хочу давить на общественность чувством несправедливости. Я намерена бороться с несправедливостью и хочу, чтобы те люди которые, причинили ему боль тоже ощущали боль и понесли за это ответственность».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю