Восемь лучших российских фильмов 2015 года от главы Фонда кино

Вечернее шоу Здесь и сейчас
29 декабря 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Минус 30 процентов. На столько уменьшилась аудитория у российских фильмов в этом году и на столько же упали кассовые сборы. Кроме того, в первую десятку самых популярных фильмов, показанных в этом году на российских экранах, не вошло ни одного российского фильма. Эту ситуацию Лика Кремер и Родион Чепель обсудили с Антоном Малышевым, исполнительным директором Фонда кино.

Чепель: По данным октября, кассовые сборы из-за российских фильмов обвалились на 38%. А 2016-й объявлен годом кино. Как пройдет этот год, исходя из таких прогнозов?

Малышев: Тут важно несколько комментариев внести. Давайте я поделюсь с вами свежими цифрами, потому что мы ведем, в том числе, и статистику. По сравнению с прошлым годом, если прошлый год у нас был по билетам доля российского кино — 18,01%, то сейчас мы фиксируем 17,8%.

Кремер: А обещали 20%.

Малышев: Мы очень старались выйти на 20% и когда-нибудь мы действительно на них выйдем. Но, тем не менее, не вижу большого падения, более того, если мы возьмем количество релизов, то в этом году их просто какой-то рекорд. Уже 117 новых картин вышло в прокат, это включает в себя и артовые картины, это включает в себя и региональное кинопроизводство, чего раньше не было. Вообще это очень интересная тенденция.

Кремер: Если говорить про качество все-таки, потому что 117 картин — это здорово, но я так понимаю, что в нынешних условиях необходимость возвращать эти деньги, и условия стали строже, это значит, что фильмы должны быть кассовые, недорогие, на потребу зрителя во всех смыслах этого слова. Но чаще всего и легче всего, вероятно, вернуть деньги за какие-то смешные комедии довольно легкие, а не глубокомысленные какие-нибудь фильмы, которые заставляют задуматься.

Малышев: Это было совершенно так года два назад. Сейчас тенденция поменялась, то, что мы видим, например, вышло в этом году в прокат, это совершенно разножанровое кино. Комедии, надо сказать, в среднем стали собирать гораздо меньше. Но у нас есть удачный опыт в жанре хоррор, «Духлесс-2» нельзя назвать комедией, у нас, наконец, стал собирать арт-хаус в среднем неплохо, в два раза больше стал собирать. Да, может быть, это не запредельные деньги. Относительно того, что популярное у зрителя недорогое кино — оно либо популярное, либо недорогое чаще всего. У нас единственный опыт, который опровергает это, это творчество Жоры Крыжовникова — «Горько», «Горько-2» и «Самый лучший день», который вышел сейчас. Поэтому наши коллеги-продюсеры экспериментируют, в общем, достаточно часто успешно. Если мы будем сравнивать наше кино и зарубежное кино, пожалуйста, вышел «007», его производственный бюджет, без рекламы — 200 млн. долларов. У нас в прокате он собрал, дай Бог памяти, 10. Это оглушительный провал. Мы же не говорим об этом.

Кремер: Кстати о долларах. Дело в том, что следующий год — год кино. Но я так понимаю, что бюджет на поддержку кинематографа сверстан в рублях. Курс доллара с каждым днем оставляет желать лучшего. Каким образом это в год кино отразится на кинопроизводстве? Ваш прогноз?

Малышев: У нас год российского кино, живем мы в российских рублях, это правда.

Кремер: Но снимаем-то мы зарубежными камерами, освещаем иностранным светом, все это долларовые расходы, давайте честно.

Малышев: Вы знаете, часть расходов, безусловно, связана с валютой. Но мы должны честно сказать, что за последнее десятилетие у нас собралась достаточная база и техники, и компьютерной графики, которая не требует свежей закупки. Возможно какое-то сервис, обновление. По сути, то, что рубль снизился, сделало нашу площадку для кинопроизводства в два раза более интересной для мирового рынка. Надеюсь, что мы увидим этот эффект.

Кремер: В смысле, что к нам будут ездить снимать.

Малышев: Конечно, безусловно.

Кремер: А сколько мы продержимся на старой технике?

Малышев: Великий советский кинематограф, который все сейчас называют великим, с этим сложно спорить, стал великим на свеме, шостке, на отечественных объективах.

Кремер: Я не слышала, чтобы сейчас производили…

Малышев: Это наша большая проблема. Я думаю, что в теме импортозамещения, которая у нас присутствует постоянно, может быть, пора повернуться и к технологиям. Потому что действительно кинопроизводство у нас растет, становится все больше и больше фильмов. Объективно почему бы нам не начать делать свои объективы.

Кремер: Это ваши пожелания. А вам известно о каких-то шевелениях в импортозамещении технологичном?

Малышев: Этого так быстро не будет, поймите. Мы только сейчас начинаем ощущать, что это нам надо, потому что когда доллар был низким, в общем, никакой необходимости в этом не было ну чудесно, замечательно, сейчас соберемся как всегда. Вы же знаете, что у нас, например, НИКФИ, чудесный институт, делал первые фильмы в 3D еще до войны. Я их видел, чудесные картины.

Чепель: В каком состоянии он находился в последние годы, тоже очень грустно.

Малышев: Запроса не было, понимаете, когда конкуренция выстроена таким образом, что гораздо проще и дешевле купить готовое зарубежное, ну хорошо, какой стимул развивать то же самое здесь?

Чепель: Фонд кино поддерживает кино патриотической направленности…

Малышев: Для массового зрителя, я бы сказал так.

Чепель: Насколько, по вашим цифрам, те фильмы, которые связаны с Крымом, «Битва за Севастополь» тот же самый, насколько он вернул зрителя к российскому кино?

Малышев: Вы знаете, «Битва за Севастополь» — это одна из самых заметных и популярных у зрителя картин уходящего года. Если сопоставлять бюджет картины и сборы, это неплохой коммерческий опыт, в том числе, потому что бюджет там был, по-моему, 124 млн. рублей или что-то такое. А собрал он под 500, правильно я помню?

Чепель: С точки зрения вашей, вам что понравилось из того, что было сделано в этом году?

Кремер: Пять фильмов.

Малышев: У нас только студий-лидеров в кинопроизводстве восемь. Кого мы обидим?

Кремер: Давайте восемь. И с точки зрения коммерческой, и с точки зрения вашего личного ощущения качества и того, что вам нравится.

Малышев: Навскидку вам назову. Картина, которая единственная, похоже, войдет в десятку по кассовым сборам, это «Три богатыря. Ход конем», наша чудесная анимационная франшиза, которая делается не первый год, и это замечательно.

Кремер: У нас мультфильмы вообще как-то неплохо идут. Есть еще «Маша и медведь».

Малышев: Несколько лет назад об этом еще невозможно было и говорить. А сейчас это так. «Батальон», «Битва за Севастополь», «А зори здесь тихие», «Призрак» с Федором Бондарчуком, семейная картина, вы, наверное, ее не видели, а жаль.

Кремер: Я не видела ничего из того, что вы перечисляете, но теперь я воспользуюсь вашими рекомендациями.

Малышев: Картина «Он дракон», это такая романтическая фэнтези, которую спродюсировал Тимур Бекмамбетов. «Самый лучший день» — картина, которая мне очень нравится и которая сейчас идет во всех кинотеатрах. Это только то, что я называю навскидку. А вообще очень много всего интересного было, мы очень много всего интересного ждем в следующем году.

Кремер: То, что уже снято.

Малышев: То, что уже будет готово, то, что сейчас монтируется, идет графика.

Кремер: А что у нас с экспортом?

Малышев: С экспортом смотрите, какая история. Мы два года пытались развивать продажи прав на международных кинорынках, у нас вполне успешно это получалось, два года мы уже фиксируем общий объем сделок только через Proficinema — больше 400 млн. рублей. В основном, безусловно, как вы справедливо отметили, это анимация как интернациональный жанр, но подтягиваются и фильмы-катастрофы, подтягиваются боевики, потому что азиатские рынки, например, эти жанры охотно покупают.

Кремер: На азиатских рынках есть спрос на наши боевики?

Малышев: Китайцы очень любят боевики, военные фильмы, фильмы-катастрофы. Из последнего, что выходило у нас на китайском рынке, пожалуй, «А зори здесь тихие», который для них является вообще каким-то уникальным культурным явлением. У них, например, есть чудесный сериал, который они сделали сами, у них есть опера «А зори здесь тихие». Теперь в прокате побывала и наша новая картина. Также «Снежная королева-2» у них вышла в прокат. Все потихонечку движется. Другой разговор, что, конечно, хотелось бы более четкого целеполагания в этом вопросе, потому что, к сожалению, какой-то единой политики с точки зрения продвижения на международных рынках у нас пока не выработано.

Чепель: Это не только продажи, это еще продвижение фестивальное.

Малышев: И продвижение фестивальное, и продажи. Мне кажется, что одно без другого работать точно не будет. Мы раньше традиционно были неплохо представлены на фестивалях всегда, даже в 90-е годы и т.д., у нас всегда кино было на уровне. Но сейчас появился контент, появились продукты, конечно, очень интересно наблюдать за тем, как они выходят не только на DVD, они выходят и в прокат. У нас предыдущая часть «Снежной королевы», анимация, выходили параллельно с Кореей в кинопрокат в честной, состязательной абсолютно. Они в Корее собрали больше, чем у нас. Это наша современная анимация.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.