Весна — плохое время для рубля

Сергей Алексашенко о том, будет ли правительство экономить на гражданах
16 871 0

При открытии биржи сегодня, 18 апреля, доллар подскочил на два рубля, превысив отметку 68,5 рублей. Уже к полудню растерял половину энтузиазма — спустившись до 67, а заканчивает день и вовсе на отметках ниже закрытия пятницы.

Резкое удешевление рубля вызвано, без сомнения, тем, что накануне России и странам ОПЕК не удалось договорить о заморозке добычи нефти. На этих новостях баррель нефти Brent упал до 41 доллара, но к вечеру вернулся на прежние уровни, а рубль — всего лишь повторил его траекторию.

Чего ждать дальше?  Об этом Анна Монгайт и Антон Желнов поговорили с экономистом, бывшим зампредом Центробанка Сергеем Алексашенко.

Алексашенко: Мне кажется, что мы уже видели нефть на уровне чуть выше 30 долларов, видели в этот момент, что рубль упал куда-то ближе к 80 рублям за доллар. Но, видимо, будет что-то примерно то же самое, хотя я бы сказал так, что сейчас весна и сезонность играет в пользу рубля, поэтому, я думаю, что диапазон где-то в районе около 75 рублей при цене нефти 30 — это будет нормальное состояние. У нас в экономике много сезонных факторов: у нас есть ярко выраженная зима, весна, лето, осень, и у нас есть и периоды, когда рублю очень тяжело. Например, это январь где-то до 25 числа, и это конец августа — начало сентября. Зато, наоборот, где-то с конца февраля, по-разному бывает, и до середины марта, до середины июня иногда рублю очень хорошо. Как-то экспортная выручка приходит больше, а спрос на валюту в этот момент меньше.

Поэтому в этот момент, если посмотреть на историю, у нас, как правило, рубль укрепляется, а резервы Центрального банка растут. Бюджет явно будет недобирать нефтегазовые доходы, потому что в этом диапазоне, если смотреть, если будет нефть 30, а курс доллара 75-80 — это означает, что рублевая цена экспортной нефти будет составлять где-то 2300-2400 рублей за тонну, а бюджет составлен при 3000 рублей за баррель экспортной нефти. Поэтому, в общем, в любом случае недобор доходов будет очень существенный, и зная любовь нынешнего Минфина к сокращению расходов и нелюбовь к наращиванию дефицита, я думаю, что Минфин пойдет на сокращение расходов.

Но вы знаете, вопрос: насколько нам хватит резервов, зависит от того, с какой скоростью их тратить. Если их тратить очень осторожно, как это делает Минфин, то я не удивлюсь, если их хватит еще года на 4, на 5. Но, в принципе, при желании их можно за один год потратить. На это же и вопрос, знаете, когда у вас есть в кошельке какая-то сумма денег, вы можете вести себя осмотрительно и попытаться растянуть ее до следующей зарплаты, а можно гульнуть один день, а потом жить в долг. И я бы не стал говорить, что будут резать социалку, я думаю, что Минфин традиционно в первую очередь режет инвестиционные расходы. Социалку резать трудно, потому что там же все завязано на зарплаты, на медикаменты, на рабочие места, и там текущие расходы сокращать очень тяжело, потому что это болезненный процесс и касается многих учреждений. Инвестиции сокращать гораздо проще. Поэтому я не думаю, что Минфин прям завтра начнет сокращать расходы.

Вы знаете как, Минфин же, в общем, заявил, что мы хотели бы подождать хотя бы до середины года, чтобы посмотреть, что будет происходить, а потом уже решать, нужны ли правки к бюджету. И при этом не надо забывать, что у Минфина или у президента есть такой Резервный фонд в бюджете, там сейчас примерно 300 с небольшим миллиардов рублей, и если их не потратить, например, как ожидается, их могли бы потратить на индексацию пенсий, вот если индексацию пенсий не провести дополнительную, то, соответственно, можно сэкономить расходы. Поэтому так впрямую резать социальные расходы перед выборами, я думаю, что власть не пойдет.

Большинство комментаторов считали, что удастся договориться о замораживании добычи, в которой не будет участвовать Иран и в которой не будет участвовать Ливия, потому что в Ливии вообще идет гражданская война, и правительство не контролирует районы нефтедобычи. И уже в самый последний день, буквально в день встречи Саудовская Аравия неожиданно поменяла свою позицию накануне вечером, и заявила, что пойдут они на подписание соглашения о замораживании добычи только в том случае, если Иран тоже подпишется. Что случилось — мы не знаем, но, в общем, на самом деле, моя оценка была 80/20, что подпишут замораживание. Но вот видите как — не угадал.

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю