«Элита стала слишком обидчивой».

Елизавета Осетинская и Дерк Сауер об отставке главного редактора «Ведомостей» и закате деловых СМИ
Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:54, 26 октября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Газета «Ведомости»,в последние недели выпустившая несколько громких расследований о покупке «Башнефти» и о том, как контролируемая Игорем Сечиным компания «Роснефтегаз» отказывается отчитываться перед правительством, лишилась главного редактора.

Татьяна Лысова, возглавлявшая издание с перерывами с 2002 года, на совете директоров объявила о грядущей отставке. По ее словам, причина не носит политического характера: «У меня дети школьники, и большую часть их жизни они видели маму только по утрам и по выходным. Это плохо и для них, и для меня. Давно пора уделять им больше внимания», — цитирует Лысову сайт самих «Ведомостей». Официальный владелец Издательского дома Демьян Кудрявцев уточнил, что уйдет Лысова в марте.

Лобков: Первый вопрос к вам, господин Сауэр. Предсказуемо ли было, что после закона о 20% в конце концов будут и другие меры, и постепенно независимые инвесторы, независимые редакторы будут выдавливаться из ведущих деловых изданий?

Сауэр: Кажется, что все должно было воплотиться в реальность, что все это связано с политикой. Я ее нанимал 15 лет назад как главного редактора. И эти изменения не вызывают каких-либо опасений. Но в современной России это знак для настороженности. Это большие изменения для медиа.

Лобков: Все-таки 15 лет назад было другое время, связываете ли вы такую активность газеты «Ведомости», расследование, связанное с «Башнефтью», с покупкой государственной компании «Роснефть», тем, как «Роснефть» и «Роснефтегаз» рассчитываются с государством, связываете ли вы именно с Игорем Сечиным ее отставку?

Сауэр: Мы точно можем увидеть, что это случай неприкасаемых, что это люди, которые будут использовать все доступные им меры, которые есть у них в доступности, чтобы предотвратить журналистам возможность написания о них. Во многих странах нужно очень аккуратно писать о главах государств. Но если это люди из бизнеса, если это люди, которые работают в госкомпаниях, — это конец журналистики, по крайней мере, той, которую мы знаем.

Лобков: У меня тот же вопрос к Елизавете Осетинской. Действительно, отставка ваша была тоже продиктована личными соображениями, отставка Татьяны Лысовой — личными соображениями. Все-таки, с вашей точки зрения, это личные соображения или это реакция собственников, что ли, на недовольство, возможно, Игоря Сечина или его коллег публикациями, которые были в последнее время, и судебными исками, которые затеял Игорь Сечин против газеты «Ведомости».

Осетинская: Павел, я никогда не объясняла свое увольнение личными причинами. Я не знаю, с чего возникла такая идея. Что касается Татьяны, она один из моих близких людей, в каком-то смысле можно сказать, что была моим ментором долгое время, когда я начинала работать в «Ведомостях», и когда я продолжала. И я знаю Татьяну достаточно хорошо. Она очень прямой человек, она обычно говорит правду, потому что считает, что это экономит время. То есть в ее концепции проще сказать то, что на самом деле. Это снимает большое количество лишних вопросов. Работа главного редактора «Ведомостей» — это работа тяжелая. Я сама была на этой работе, и могу сказать, что три года на ней меня полностью высушили. И поэтому я могу сказать, что Таня, конечно, очень долго тянула это большое дело, и важное, светлое, полезное для общества, за что ей, конечно, большое спасибо.

Что касается контекста, в котором это происходит, нельзя сказать, что нет контекста. Конечно, есть контекст. Просто, возможно, и Таня сама не отдает себе отчета в том, что этот контекст на самом деле присутствует и просто снижает мотивацию работать и биться за то дело, которым она занимается, снижает мотивацию к этому выбору между личным и желанием посвящать себя больше семье и необходимостью как бы продолжать карьеру.

Лобков: Мы-то как раз ждали новых и новых публикаций, касающихся «Роснефти» и «Башнефти» и вот этого огромного, на самом деле, скандала, который, по сути дела, обескровливает бюджет страны. И этот детектив вели именно «Ведомости», это была такая увлекательная война, что ли. И вот на пике, когда значительная часть вещей была доказана уже…

Осетинская: Павел, дело в том, что таких скандалов на памяти «Ведомостей» было несколько десятков. Одно дело ЮКОСа было настолько поворотным. Но это дело «Башнефти», я не знаю, я не в контексте, я все-таки 3,5 месяца живу в другой стране уже сейчас. Но мне не кажется, что эта история — она настолько из ряда вон выходящая и что это такое неожидаемое событие. Для меня так это кажется вполне закономерным. Я бы сказала более широко. На самом деле, «Ведомости» — это газета, которая всегда адресовала информацию крупному бизнесу, работала для крупного бизнеса, в каком-то смысле элиты, для элиты бизнеса, политической, экономической элиты страны.

На самом деле довольно сложно находиться постоянно в когнитивном диссонансе. Элита страны имеет одни взгляды, а ты имеешь другие взгляды, потому что экономическая элита страны, на самом деле, по-моему, РБК делал недавно список бизнесменов, членов «Единой России». Понимаете, как бы на самом деле российская экономическая элита и политическая элита, она находится в определенном настроении таком изоляционистском, еще таком, можем много об этом говорить. Для того чтобы быть медиа, которое говорит для этой аудитории и с этой аудиторией, нужно, как мне кажется, в каком-то смысле разделять эти взгляды.

Лобков: Просто, может, дело в том, что элита стала очень компактной, во-первых, и очень обидчивой, во-вторых. И если раньше, допустим, даже во времена ЮКОСа и даже позже можно было писать какие-то вещи достаточно обидные, и они проходили, то сейчас атмосфера такова, что, несмотря на всю свою мощь, вот, допустим, Игорь Иванович Сечин показал, что он обидчив буквально как ребенок, то есть достаточно совсем немного, чтобы затронуть его крайне хрупкое самолюбие.

Осетинская: Многие руководители в Российской Федерации обидчивые. Не только человек, о котором вы говорите. Это в принципе определенный стиль, который выбрала себе политическая элита. Я бы не связывала и не суживала этот разговор до истории с Сечиным. Может быть, у вас есть какой-то бэк, я просто о нем не знаю, что это за причины, но у меня нет никакого инсайда. Я смотрю на ситуацию  в более широком контексте. Мне кажется, что это связано вообще с изменением отношения элиты к себе. Она в принципе стала довольно нетерпима к любой критике. Не только конкретной, ну  как элита состоит из конкретных представителей, но все обижаются. Обижается не только Игорь Иванович. Обижается и другой Игорь Иванович, и другие люди уважаемые, и другие бизнесмены, и руководители крупных банков. Все обижаются.

Просто степень критики по отношению к себе, которую эта группа людей позволяла раньше, терпела раньше, по каким-то причинам им это было выгодно, удобно, я не знаю, но сейчас это совершенно другой уровень самокритики, тем более, отношение к СМИ, которые себе позволяют эту критику. Понимаете, то есть это более такой сложный вопрос. Понимаете, сложно ведь найти в себе мотивацию для того, чтобы продолжать это дело, если твоя аудитория ключевая в принципе не очень к этому готова.

Лобков: Да, благодарю вас, это была Елизавета Осетинская, экс главный редактор РБК. У меня вопрос к Дерку Сауру. Господин Сауэр, скажите, пожалуйста, это очень важная газета — «Ведомости», значит ли это, что эпоха вообще качественных деловых медиа в России заканчивается постепенно?

Сауэр: Ну, она точно не растет. Вся эта идея, когда я основал «Ведомости», чтобы рассказывать о главных финансовых новостях, главным было качество — свобода. И людям не говорят об этом обычно, как правильно делать газету, как делать новостные сайты, как развивать новый тип журналистики. Им приходилось подстраиваться под новый закон о медиа. В «Ведомостях» не было новых инвестиций. Такие люди, как Лиза и Таня, их обучали в новостных комнатах «Ведомостей». Они впитали в себя профессиональную работу медиа-журналистов.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.