«Силовики отжимают все». Как живет Узбекистан.

Журналист, преподаватель и правозащитник о тотальном контроле, коррупции и принудительном труде
Вечернее шоу Здесь и сейчас
00:31, 30 августа
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Дождь попытался  связаться с жителями Ташкента, столицы Узбекистана, чтобы узнать о ситуации в городе. Оказалось, что говорить — а тем более открыто — готовы не многие. Люди, которые в  разное время  были вынуждены покинуть страну, рассказали нам о прослушке мобильных телефонов и мониторинге соцсетей.

Журналист, преподаватель и правозащитник — о том, по каким законам сегодня живет Узбекистан. 

Шахида Якуб, корреспондент «Настоящее время»: У нас каждый второй человек находится на заработках. Вы посмотрите, сколько их в России! Они приносят больше дохода стране, чем весь бюджет! Узбекистан не сможет выдержать без заработков мигрантов.

«Служба национальной безопасности вместе с полицией отжимают просто все»

В стране ничего не работает. Никто не знает, каков реальный курс сума по отношению к доллару, в стране нет конвертации. Там просто невозможно делать деньги. Экономика уже давно буксует, года три назад начался серьезный пробой. Никто ничего не делает, наоборот, закручиваются гайки, Служба национальной безопасности вместе с полицией отжимают просто все.

Алишер Ильхамов, внештатный научный сотрудник Школы африканских и восточных исследований университета Лондона: Экономическая стагнация связана с тем, что в стране до сих пор доминируют командно-директивные методы управления экономикой, особенно в сельской местности, в агросекторе. До сих пор существует принудительный труд. Сотни тысяч людей каждую осень направляют собирать хлопок.

«Cектор поп-культуры до сих пор контролируется государством, оно часто вмешивается через бывший „Узбекконцерт“»

Все это вместе тормозит развитие, наряду с коррупцией, которая пронизывает все уровни государственного управления. В Узбекистане мы не видим абсолютно никаких свобод: нет свободы слова, печати, собраний, ассоциаций. Это все близко к нулю.

В повседневной жизни у молодежи есть очень сильное поклонение массовой культуре, есть местная поп-музыка, свои идолы. Что интересно, сектор поп-культуры до сих пор контролируется государством, оно часто вмешивается через бывший «Узбекконцерт». Сейчас он имеет другое название, но тем не менее функцию цензуры все-таки выполняет.

«Правозащитники, как и все другие критики режима, находятся под тотальным контролем. Все телефоны прослушиваются, выход в интернет тоже контролируется»

Надежда Атаева, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии»: Сегодня, когда наступил критический момент в Узбекистане, мы как никогда чувствуем отсутствие сдержек и противовесов. В Узбекистане практически нет оппозиции.

Правозащитники, как и все другие критики режима, находятся под тотальным контролем. Все телефоны прослушиваются, выход в интернет тоже контролируется. Только за сегодня меня атаковали несколько раз, пытались заслать вирусы через соцсети, то есть наша активная переписка через соцсети тоже отслеживается. 

 

Фото: Shamil Zhumatov / Reuters

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.