Угрозы, синяки, и домашнее рабство: три сестры Хачатурян рассказали об отношениях в семье

2 августа Останкинский суд Москвы избрал меру пресечение для трех сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве собственного отца. Ближайшие два месяца Мария, Ангелина и Кристина проведут в следственном изоляторе. На суд пришли журналисты и правозащитники: был даже одиночный пикет с требованием немедленно освободить сестер, как жертв семейного насилия. Мнения общества разделились. Одни считают это хладнокровным убийством, другие говорят о самообороне: якобы отец, 57-летний Михаил Хачатурян, часто распускал руки. Анастасия Михайлова — с подробностями дела. 
 

Полтора десятка журналистов, активистка с плакатом против домашнего насилия — в Останкинском суде 2 августа было не протолкнуться. Приехала даже мать обвиняемых, которую, сбившись с ног, всю неделю искали журналисты, но так и не нашли. Суд над девушками проходит в закрытом режиме. Причина — семейные тайны семьи Хачатурян настолько шокирующие, что публичное рассмотрение повлечет «разглашение сведений, унижающих честь и достоинство».

Они столько для инстаграма не фотографировались, сколько сейчас для криминальной хроники. По версии следствия, три скромные девушки — две школьницы и одна студентка — хладнокровно убили своего отца, а потом сами позвонили в полицию и сдались. 57-летний Михаил Хачатурян получил 30 ножевых ранений. 

Арсен Хачатурян, сводный брат обвиняемых: «Я не знаю, как они могли на такой шаг пойти, я в недоумении. Я уверен на все 100% - это было преднамеренное убийство… Они писали за 7−8 часов, что они убьют этого человека».

Что действительно есть в переписке — пока тайна следствия. Арсен, сводный брат задержанных, якобы и сам видел сообщения только в материалах дела. Правда, с погибшим Арсен не жил вместе уже несколько лет. Но проводил с сестрами много времени.

Друг сестер Хачатурян: «Боялся его двор, но многие скрывали это, отец был строгий, даже чересчур. Применял физическую силу. Последние два года не отпускал девочек в школу, а тем более на улицу гулять. Они могли выйти, только когда его не было дома. Имел у себя дома арсенал оружия, на публике делал вид, что добрый, но это только на публике».

Про Михаила Хачатуряна известно, что он вел некий бизнес и занимался благотворительностью. Соседи и родственники рассказывают о нем, как об очень строгом и набожном человеке.

Арсен Хачатурян, сводный брат обвиняемых: «Он венчаный был. Они когда с женой развелись, он не изменял, во-первых, ей. И даже после расставания у него не было девушки». 

Подруга сестер Хачатурян: «Девушки невероятно глубокой души люди. Искренние, добрые, никогда не оставят в трудную минуту, посчастливилось стать для них близким другом. Единственное, что могу сказать: с девочками виделись только в отсутствии отца. Им нельзя было выходить на улицу и принимать гостей. Синяки на теле были замечены на постоянной основе».

Сразу после трагедии соседи рассказывали журналистам, что, на самом деле, регулярно слышали из квартиры Хачатурянов крики. А сам погибший якобы торговал наркотиками. Именно из-за этого и начались все проблемы: мать сбежала, а дочери остались один на один с отцом — и его тяжелой рукой.

Ангелина Хачатурян: «Он требовал, чтобы мы постоянно были рядом и приходили по первому его зову. У него специальный был звоночек, он в него звонил, и кто-нибудь из нас троих мгновенно должен был к нему подбежать, хоть днем, хоть ночью. И делать все, что он скажет, воды принести, еды и разное другое… Он даже окно сам не открывал, мы должны были ему прислуживать, как рабыни». 

Так в изоляторе описывают свою жизнь девушки на встрече с правозащитниками. Угрожал убить, не отпускал в школу, постоянно бил. Обещал подкупить полицию, если пожалуются. Лучше в тюрьму, чем так жить, говорят сестры.

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю