«У каждого свои отношения со смертью»: Алиса Хазанова и Максим Диденко о новом спектакле про трагическую судьбу советской актрисы

Мультимедийная и одновременно интимная премьера ждет нас 25 октября в Москве. «Девушка и смерть» в Театральном центре на Страстном — это адаптация лондонского спектакля, который появился в прошлом году, для российской сцены. Режиссер Максим Диденко и драматург Валерий Печейкин современным языком рассказали о трагической судьбе и внутренних переживаниях советской актрисы Валентины Караваевой, которая после звездной роли «Машенька» попала в автокатастрофу и больше никогда не снималась. В студии Дождя — актриса Алиса Хазанова и режиссер Максим Диденко. 

Денис Катаев: Конечно, первый вопрос у меня к Алисе. Насколько это личный спектакль, тяжелый спектакль? Как актриса играет актрису и как вот это все далось эмоционально?

Алиса Хазанова: Он личный, наверно, в том смысле, что у каждого человека есть свои какие-то отношения со смертью либо многие люди пытаются как-то избежать этих отношений, эту тему вообще боятся трогать. Я знаю, что, например, для многих это запретная тема, люди не хотят репетировать, играть спектакли, которые с этой темой связаны, или не хотят смотреть что-то, что связано с этой темой.

Но для меня это, наоборот, какая-то такая очень человечная история, наоборот, во многом освобождающая, потому что когда ты вступаешь в эти размышления, в этот диалог и делаешь это еще посредством такого интересного персонажа, то есть прототипа героини, актрисы Валентины Караваевой, то это такая очень большая какая-то бездна даже, может быть, всяких разных ощущений. Для меня они становятся очень человечными, я много про себя понимаю в данном случае. Конечно, уже сейчас это стало личной историей, потому что она меня привела к каким-то собственным рассуждениям, мыслям и заключениям.

Татьяна Малкина: То есть это, строго говоря, не имеет отношения к профессии героини, это общечеловеческая история.

Хазанова: Да.

Малкина: Или все-таки это принципиально важно, что она актриса, лишившаяся возможности быть актрисой?

Хазанова: Я думаю, что это важно, потому что это очень яркий образ человека, который лишился возможности заниматься любимым делом, еще человека, который закован в данном случае в рамки внешности, потому что именно внешность диктует, можешь ты заниматься этой профессией или нет. И в этом смысле это невероятно актуальная история.

Катаев: Максим, с чем вы работали больше, что пришлось, много ли архивов пришлось перекопать? И с видео… Понятно, что с фильмами много работы. Как работали с личными воспоминаниями актрисы? Как это все происходило?

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю