«Награда за голову была $20 млн». Как чеченские блогеры скрываются от Рамзана Кадырова в Европе

6 июля 2020 Анна Монгайт
10 071

По подозрению в убийстве в Австрии чеченского блогера Мамихана Умарова задержали двух уроженцев Чечни Сарали Ахтаева и Салмана Магамадова. Источник «Кавказ.Реалии» рассказал, что 47-летний Ахтаев переехал в Европу в 2002 году, а 37-летний Магамадов — в 2004 году. Также они сообщили, что Магамадов работал в антитеррористическом центре в Урус-Мартане. С чеченским блогером Тумсо Абдурахмановым, который сам пережил покушение в феврале этого года, мы поговорили о том, как бежавшие из России чеченцы живут в Европе и прячутся от Рамзана Кадырова.

Здравствуйте! Итак, я хочу напомнить, что в феврале к Тумсо в квартиру проникал неизвестный. Тогда блогер смог каким-то образом его обезоружить и вызвать полицию, но даже записал разговор и выложил в соцсети. Тумсо, скажите, пожалуйста, полгода назад власти Евросоюза могли вас выдать Чечне, но не выдали. Какой у вас сейчас статус?

Мой статус никак не изменился, я до сих пор нахожусь в таком же состоянии, просто мое нахождение на территории Швеции на данный момент легализовано, хотя идет следствие по нападению на меня, но мне не предоставлено ни убежище, ни какая-либо дополнительная защита. То есть я просто на период следствия легализован, но вопрос мой не решен, по-прежнему угроза депортации надо мной висит, к сожалению.

Эти двое подозреваемых в убийстве оба получили статус беженцев. Тяжело ли его получить в принципе?

Сейчас его крайне тяжело получить. Мы видим, что нуждающиеся в этом статусе люди, люди, нуждающиеся реально в защите, люди, которые преследуются по политическим, религиозным или иным мотивам на территории России, этим людям здесь, в Европе, не рады, им не предоставляется защита. О статусе беженца вообще говорить не приходится последнее время, я практически не знаю случаев, чтобы давали именно статус беженца. Если даже и дают, дают какую-то дополнительную защиту, это некая такая юридическая форма обхода этого статуса беженца, то есть тебе дают какой-то другой вид защиты, который не настолько… Как бывает all inclusive и менее что-то такое, дают приблизительно что-то такое. Но и то это редкие случаи, вы видите на моем приеме, на примере моей семьи, никому не предоставлено до сих пор.

А в начале нулевых ситуация выглядела иначе, когда, собственно, выдавали статус беженца этим двум людям?

Конечно. В нулевых, вообще в этот период нулевых годов было вообще все кардинально по-другому, и именно тогда в основном люди и получали статусы беженцев, не имея каких-то доказательств индивидуального преследования. Достаточно было того, что они чеченцы, они бежали из России, этого в большинстве случаев для европейских стран было достаточно. Люди легализовывались, получали именно статус беженца, то есть этот полный пакет защиты.

Скажите, пожалуйста, сама фигура Мамихана Умарова, что вы о нем знаете? Кому он, на ваш взгляд, может быть опасен?

Я о нем узнал недавно, по-моему, в начале года, когда появилось интервью с Мамиханом Умаровым у украинского блогера, по-моему, называется канал «Свободный», кажется, так. Это было большое интервью, он рассказал о том, что был заказ на украинского депутата Мосийчука, был также заказ на затем убитую Амину Окуеву, чеченку из Украины, на ее мужа Адама Осмаева. В общем, были эти моменты, он это все рассказывал.

Тогда я о нем впервые услышал, тогда мы с ним впервые и связались. Он передавал мне кое-какие материалы, голосовые записи чиновников кадыровских. После этого иногда мы с ним обменивались какой-то информацией, связь с ним была, не постоянная, но при необходимости с ним связь была.

После нападения на меня где-то, по-моему, в начале марта он уже начал записывать видеоролики, делать обращения к Кадырову. Они были очень жесткие, нельзя сказать, что там было какое-то… Рассказы о каких-то нарушениях или что-то конкретное, он скорее просто включал камеру и оскорблял Кадырова и его окружающих, даже иногда касался семей. Было это в очень жесткой форме.

А он не боялся? Это была какая-то провокация? Он чувствовал себя в такой безопасности?

Нет, я думаю, это просто была с его стороны смелость, безусловно, такая смелость. Я уверен, что он не чувствовал себя в безопасности, он понимал, что на него охотятся, что за его голову объявлена очень большая сумма, говорили. Последняя поступившая ко мне информация была про 20 миллионов долларов за его устранение. Он это все знал, он прекрасно знал, что там роят землю в поисках его. По всей видимости, это убийство ― это результат подлости, какого-то предательства. Я думаю, что он встретился с человеком, которому он доверял.

Как вы считаете, вообще сам факт убийства на чужой территории, людей довольно легко вычислили, обнаружили, известно, кто это и так далее, как можно охарактеризовать, в принципе, эту угрозу? То есть как вы ее на себя примеряете в том числе? Стало ли опаснее вообще находиться в том числе и в Европе теперь, если такие убийства происходят, несмотря на то, что, очевидно, европейские страны в этом смысле не лучшая площадка?

К сожалению, да, мы видим, что эти преступления участились. 2020 год, наверно, вообще стал рекордным в этом плане. За пределами России уже четыре, по-моему, таких случая, два из них успешные, с точки зрения преступников, то есть двоих им удалось убить. В моем случае покушение не удалось, в Тбилиси еще был задержан человек.

К сожалению, да, в целом это показывает уязвимость чеченцев в Европе. Это является результатом несоответствующей реакции со стороны европейских стран. Те действия, которые предпринимают европейские государства в ответ на подобные преступления, не действенны, Россию они, к сожалению, не останавливают. Поэтому эти заказные политические убийства на территории Европы участились, мы не знаем, сколько еще будет подобных случаев в дальнейшем. Мы, конечно, все находимся в опасности, мы это прекрасно понимаем, здесь ситуация такая, что спасение утопающих ― это дело рук самих утопающих в большинстве случаев.

 Фото: пресс-служба Кремля

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

*По решению Минюста России Кавказ.Реалии включен в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде