«Никто не будет воспринимать Лукашенко всерьез». Валерий Цепкало — о том, почему от президента Беларуси вслед за Европой отвернется и Россия

26 августа, 20:45 Анна Монгайт
9 444
Поддержать ДО ДЬ

В доме политика Валерия Цепкало и его жены Вероники 26 августа прошел обыск — у них изъяли телевизор и пылесос. Сам политик и его жена находятся за границей, в доме проживает их родственница. Ранее основателя Парка высоких технологий Валерия Цепкало не зарегистрировали кандидатом на президентских выборах. После отклонения жалоб на решение Центральной избирательной комиссии Цепкало покинул страну вместе с двумя детьми, упомянув, что был проинформирован о готовящемся аресте.15 августа его объявили в розыск. Валерий Цепкало вышел на связь студией Дождя и рассказал об обыске. 

Сегодня в Беларуси еще и день обысков. Например, в доме политика Валерия Цепкало и его жены Вероники сегодня прошел обыск. Сам Валерий и его жена находятся за границей, в доме проживает их родственница. Напомню, основателя Парка высоких технологий Валерия Цепкало не зарегистрировали кандидатом на президентских выборах, после отклонения жалоб на решение Центральной избирательной комиссии Цепкало покинул страну вместе с двумя детьми, упомянув, что был проинформирован о готовящемся аресте, а 15 августа его уже объявили в розыск. Сегодня Валерий Цепкало с нами на связи. Здравствуйте.

Добрый день.

Скажите, пожалуйста, почему сегодня вас обыскивали и что искали?

Трудно сказать. Не знаю, что они там собирались найти, они в принципе могут найти все, что захотят, они могут и наркотики, и оружие могут, и деньги могут найти. Вон у Сергея Тихановского 900 тысяч долларов с третьего раза за диваном нашли. Но у меня, насколько я понимаю, не нашли ничего, в доме арестовали только телевизор и пылесос, это все, так сказать, что сегодня были последствия ареста моего имущества.

Простите, серьезно арестовали пылесос?

Пылесос и телевизор, да.

Действительно… Как вы считаете, почему именно сегодня происходило сразу несколько обысков в разных точках страны? И вообще, какая-то новая стратегия выбрана властями, стратегия устрашения и наказания, например?

Это традиционная стратегия, которая выбирается белорусскими властями, то есть они действуют против всех людей, которые вообще способны к какой-то организации. И здесь в данном случае работают достаточно примитивные методы, то есть это либо человека посадить в тюрьму, либо его выдавить из страны, либо каким-то другим образом изолировать от общества. То есть, если мы видим, что в странах, которые по периметру Республики Беларусь, в том числе и в России, все-таки государство в той или иной степени способствует формированию гражданского общества, то у нас наоборот, все делалось для того, чтобы это гражданское общество не возникало, и любого лидера сразу же, «на подлете», как говорится, пытаются изолировать. И вы знаете, что даже у нас Лукашенко, он утверждает предоставление гуманитарной помощи, по-моему, в объеме свыше трех тысяч долларов США, это надо пропускать только через личное разрешение, он создал комитет, который непосредственно ему подчиняется. Я еще раз подчеркиваю, все это делается для того, чтобы не могли сформироваться даже ростки гражданского общества, поэтому понятно, что всё то, что может сейчас послужить точкой формирования какого-то протеста или точкой формирования гражданского общества, это все государством вытравливается.

Сегодня вызывали Координационный совет в следственный комитет, в том числе, например, писательницу и вообще, наверное, главную культурную звезду современной Беларуси госпожу Алексиевич тоже вызывали в СК. Как вы считаете, вообще членство в той самой объединяющей организации, которая объединяет всех людей, которые думают о будущем Беларуси, в Координационном совете, опасно, чревато сегодня или нет? Сегодня Координационный совет, например, призвал всех желающих в принципе в него вступать, но то же для людей может обернуться тоже какими-то обысками, арестами, делами и так далее.

Пока мы видим, что там гораздо более для власти страшны именно стачкомы, то есть те рабочие или инженерно-технический персонал, которые на самом деле организовывают акции забастовок на предприятиях. Это действительно является таким уникальным феноменом для Беларуси, в основном фокус внимания власти к ним сосредоточен, и это в общем-то достаточно понятно. Но я еще раз подчеркиваю то, что любые формы самоорганизации людей подвергаются преследованию, и это является характерной особенностью Лукашенко, режима Лукашенко.

Но Лукашенко обещал закрывать предприятия, где проводятся стачки, еще не начал этого делать. Будут ли это делать, и вообще, что ждет людей, которые участвуют и участвовали в забастовках, как вы считаете? Уже вот первых сажают, насколько мы знаем.

Руководителей, естественно, так как я и говорил. Я насколько знаю, что еще один из руководителей стачкома Гродненского производственного объединения «Азот» сегодня оказался уже в Варшаве. И это, собственно говоря то, что и происходит, то есть любой человек, который способен повести за собой других людей, он либо выдавливается, либо изолируется другим образом, то есть через посадку в тюрьму, наложение какого-то ареста. Но, понимаете, все равно сейчас, даже несмотря на то, что так он действует, этот режим, в Беларуси к этому привыкли, это понимают, начинают работать активно горизонтальные связи. И здесь, когда уже выходит по 250-300 тысяч человек на улицу, совершенно непонятно, против кого работать, совершенно непонятно, кто является организатором, зачинщиком и так далее. Регулирование этих процессов, оно в большей степени происходит сегодня из-за пределов Беларуси, потому как, вы понимаете, что в Беларуси это сделать невозможно. Но сегодня уже совершенно понятно, что этот режим в определенной агонии находится, потому как неспособен уже государственный аппарат каким-то образом реализовывать ни одни решения, ни одни постановления и указы Лукашенко. То есть, во-первых, у них не будет энтузиазма, они не будут активно действовать, если, условно говоря, он решит какой-то определенный еще дополнительный налог на тунеядцев наложить. И второе, люди не будут ни при каких обстоятельствах исполнять эти поручения и не будут выполнять те распоряжения, которые будут исходить от Лукашенко. Плюс совершенно понятно, что со стороны России сейчас будет совершенно другая политика в отношении его, они понимают, что он не пользуется властью, что он в глазах белорусов он перестал быть белорусом, белорусы его чувствуют совершенно чужеродным элементом, чуждым себе и генетически, и морально-этически. То есть то, что вы видели, применение силы вот этим ОМОНом неоправданное, которому, естественно, дал указание Лукашенко таким образом поступать с людьми, то есть это для белорусов абсолютно чуждым является. Ну и сам факт того, что он в принципе персона нон грата на Западе, санкции, которые были наложены Западом… Кстати, хочу сказать, что санкции действовали и до этого некоторые, но в связи с тем, что Беларусь не была в фокусе внимания общественного мнения и события в Беларуси никогда не выносились на уровень высокого политического руководства стран Западной Европы и Америки, то есть в принципе просто Беларусь не замечали, то сейчас ситуация изменилась, и санкции любые, какие бы они ни были, наложенные со стороны Евросоюза, это будет ограничительной мерой для любого бизнесмена являться, который захочет либо инвестировать, либо вести торговлю. То есть совершенно понятно, что режим и экономика Беларуси будут катиться ко дну, никто не будет выполнять больше распоряжения Лукашенко, никто не будет его воспринимать всерьез ни в России, ни в Европе, ни среди белорусов самих.

У меня к вам последний вопрос. Скажите, пожалуйста, а вот ваша собственность, ваше дело, которым вы занимались в Беларуси, вы с ними попрощались уже? Вы не боитесь, что все, что у вас было, будет конфисковано, например, не только пылесос?

У меня забрали уже Парк высоких технологий, я привык к тому, что у нас это воруют, то есть проект, который я создавал, у меня просто его как бы украли, как когда-то украли у Стива Джобса Apple. Правда, он вернулся потом через какое-то время. Проект, которым я занимаюсь, он в большей степени IT-проект, то есть им можно заниматься и удаленно. Что касается конфискации имущества, то я прекрасно понимаю, что придет время, и это имущество вернут. Наверное, может, не в полном объеме, что-то устареет, но я как бы не сильно по этому поводу переживаю, потому как я понимал, к чему это может привести в нашей стране, я осознанно и обдуманно шел на этот шаг, осознанно шел в эту президентскую кампанию. Я хотел видеть Республику Беларусь другой страной, я хотел, чтобы этот режим ушел, и чтобы мы становились нормальным демократическим государством.

Я желаю и вам и нам, чтобы мы все-таки увидели в этом качестве это государство, демократического и нормального. Спасибо большое.

Фото: Юрий Белят / Дождь

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю