«Смерть Насти — триггер сегодняшних изменений». Трансплантолог Михаил Каабак о том, почему его вернули на работу и изменила ли что-то смерть годовалой пациентки

28 ноября, 22:24 Татьяна Малкина
6 218

Трансплантологи Михаил Каабак и Надежда Бабенко чуть ли единственные в стране пересаживают почки совсем крошечным детям с малым весом до 10 кг. В сентябре специалисты были уволены, их операционные планы заморожены. 27 ноября стало известно, в Волгограде умерла годовалая пациентка Каабака Настя Орлова. На следующий день врачи были восстановлены в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей с повышением. Михаил Каабак дал нам свой комментарий.

Михаил, здравствуйте!

Добрый вечер!

Скажите, можно я тогда попробую дозадать вам те вопросы, ответы на которые мы все тут коллективно недополучили?

Да, разумеется.

Спасибо. Для начала я хочу просто такой уточняющий скорее вопрос задать. Правильно ли я понимаю, что практически некорректно говорить о причинно-следственной связи между тем, что происходило с вами как с работниками центра, то есть с вашим увольнением, и трагической смертью маленькой Насти Орловой?

Дети, которым пересаживают органы, ― это дети со смертельными болезнями. Это означает, что эти дети умирают до операции, во время операции или после операции. После операции, конечно, гораздо реже, именно для этого им и делаются операции, но это очень тяжело больные дети. Поэтому проводить параллели или выводить причинно-следственные связи между событиями, которые завершаются смертью, было бы некорректно, на мой взгляд. Можно сказать уверенно, что смерть Насти послужила триггером сегодняшних изменений.

Спасибо. Так примерно мы это и истолковали. У меня есть серьезные вопросы про изменения. Смотрите, ваш протокол, который вы используете, на самом деле такой секрет Полишинеля. Вы фигура легендарная, вас знают за границей, у вас есть коллеги. Невозможно представить себе, что использование вами офф-лейбл препарата и ваша методика была бы для кого-то тайной и секретом. Другой вопрос, что почему-то ею не гордились, а как-то вам полулегально, тихо позволяли ей заниматься. Сегодняшнее развитие событий, когда вас не просто восстановили, а даже как бы повысили, согласно официальным сведениям, означает ли, что у вашего протокола лечения детей малого веса какое-то новое будущее будет?

Да, я надеюсь, что найдутся последователи, которые смогут применять этот высокоэффективный протокол и в других трансплантационных центрах. Он не готов и не годится для массового применения, потому что он требует более тщательного и виртуозного сопровождения пациентов после трансплантации, то есть он не подходит, скорее всего, тем моим коллегам, которые делают сотни трансплантаций ежегодно. А для центров более компактных, которые выполняют несколько десятков трансплантаций, такой протокол будет вполне подходящим.

У вас есть теперь надежда, что этот протокол наконец станет признанным, официальным, будет утвержден и не будет никаких препон для использования препарата и самого протокола?

Препон нет и сейчас никаких, потому что законодательство позволяет использовать препараты не по инструкции. Внесение изменений в инструкцию ― это исключительно прерогатива производителя препарата. Если производитель препарата не хочет вносить туда изменения, его заставить невозможно.

Производители препарата ― это бизнес-структуры, которые руководствуются бизнес-интересами, это очевидно. Если бизнес-интересы производителя лежат, например, в другой плоскости, не в той, в которой лежат интересы врачебного сообщества, то изменений в инструкции не будет. Но еще раз хочу подчеркнуть, что в этом нет необходимости. Российское законодательство, равно как и международное законодательство, допускает и прописывает процедуру применения препарата не в соответствии с инструкцией.

Спасибо, мы сами тоже иногда некоторые препараты так используем. Михаил, есть еще два небольших, но важных, мне кажется, вопроса. Первый: было упомянуто в ходе пресс-конференции, что ваш бывший и нынешний шеф говорит, что были подготовлены последователи ваши, то есть доктора, которые должны были бы каким-то образом из ваших рук подхватить ваших уникальных пациентов. У вас есть ученики? Есть ли у вас корпус, есть ли у вас школа, есть ли у вас энное количество врачей, которые могут делать то же, что и вы с вашей коллегой Надеждой?

У меня есть коллеги, число которых исчисляется не более чем десятью, но все мы работали скорее в противоборстве с системой и скорее вопреки системе. Сегодня случилось важное событие: мы сможем работать не вопреки системе, а вместе с системой, что намного повысит эффективность нашей деятельности.

Я очень надеюсь. Тогда последний вопрос: а что это было, собственно? Почему вас сначала увольняют, накапливаются гроздья гнева народного, а потом вас в один день с глупой, нелепой, ужасной, трагической смертью маленького ребенка возвращают, повышают, сажают рядом, говорят: «Ура!»? Что это было?

На мой взгляд, это дефект коммуникации между ведомствами. Протокол, про который так много говорится, разрабатывался в недрах Российской академии наук. Главным нашим оппонентом стали структуры Министерства здравоохранения и главный трансплантолог Министерства здравоохранения Российской Федерации. На мой взгляд, речь идет о плохой коммуникации между Академией наук, в частности, и Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Нам с вами жить в этом государстве еще долго, я надеюсь. Я всем желаю здоровья: и себе, и вам, и нашим слушателям. Я призываю общими усилиями наводить порядок в нашей стране и повышать уровень коммуникации между ведомствами, каждый на своем месте и внутри своих систем.

Спасибо вам большое. Я тоже очень надеюсь. Ваш призыв повышать уровень коммуникации как будто прямо специально к нам обращен. Мы будем стараться.

Фото: ТАСС

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю