Тракторный марш: вторая попытка фермеров доехать до президента.

Рассказ одного из участников акции в Ростовской области
Вечернее шоу Здесь и сейчас
22:53, 23 августа
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Ростовской области бойцы ОМОНа и Нацгвардии задержали несколько десятков протестующих фермеров — они ехали на тракторах в Москву, чтобы встретиться с федеральными властями и рассказать им о коррупции и рейдерских захватах в регионе. При этом акция была даже согласована с ГИБДД. Ранее проходила информация, что фермеры решили прекратить акцию протеста, однако впоследствии они сами это опровергли. Подробнее об этом «тракторном марше» Евгения Воскобойникова и Константин Эггерт поговорили с фермером Андреем Шандаковым.

Эггерт: В Ростовской области бойцы ОМОНа, Нацгвардии задержали несколько десятков протестующих фермеров. Они ехали на тракторах в Москву, чтобы встретиться с федеральными властями и рассказать им о коррупции и рейдерских захватах в регионах. При этом акция была даже согласована с ГИБДД.

Воскобойникова: Ну а ранее сегодня проходила информация, что вроде бы фермеры решили прекратить эту акцию протеста. Однако впоследствии сами же эту информацию опровергли. Сейчас снами на прямой связи по телефону фермер Андрей Шандаков. Андрей, добрый вечер.

Шандаков: Добрый вечер.

Воскобойникова: Андрей, расскажите, что сейчас у вас происходит? И самое главное — где вы сейчас находитесь?

Шандаков: Мы сейчас находимся в Аксайском, возле РОВД, где задержали наших товарищей. Получилась следующая ситуация: приехал к нам полномочный представитель Южного федерального округа, заместитель, который нас собрал и уговаривал вернуться к губернатору и решить наши вопросы. Но так как все уже было собрано по мешку доказательств, уголовных дел, которые люди проиграли по вине коррупционеров и чиновников. Никакие аргументы пропустить нас дальше, никакие не действовали. Избит был человек, который из нашего движения. Потом приехал ОМОН.

Воскобойникова: Андрей, расскажите, есть ли информация сколько всего человек задержали?

Шандаков: Задержали человек 15.

Эггерт: Задержали и отпустили? Или они по-прежнему находятся где-то в отделениях?

Шандаков: Нет, они по-прежнему находятся в здании РОВД. Их опрашивают. Из какого-то одного вышел человек, он приглашен был завтра прийти в милицию, и на него составят протокол по 22.2.

Эггерт: Это что, напомните, за статья? Неповиновение?

Шандаков: Это статья о незаконном проведении митинга. Это не было никаким митингом. Обманным путем фермеры были завлечены на территорию гостиницы, гостиничного комплекса, и там с ними начали разговаривать, всячески уговаривать прекратить движение на Москву, и люди просто говорили, что у нас есть документы, доказательства, мы хотим встретиться с президентом и доложить о состоянии дел в Краснодарском крае.

Эггерт: Вы думаете, президент об этом не знает, да, Андрей? О ситуации в Краснодарском крае.

Шандаков: Большинство людей, которые представляют тракторное движение, считают так, что президент не знает.

Эггерт: Скажите мне, какими аргументами оперировали те, кто пытался вас остановить? Что это за люди были? Это те же самые омоновцы вас останавливали?

Шандаков: Там были заместитель полномочного представителя по Южному федеральному округу, который говорил: «Я вас не держу, вы проедете. Но вы встретьтесь с губернатором Краснодарского края, который рассмотрит ваши вопросы, объективно посмотрит. Но люди заявляли, что мы давно уже вопросы эти… У некоторых по 10 лет, по 20 лет, давно они с бородой. И проиграли все суды, в которые обращались. Он сказал: «Я вас не держу». У людей было одно требование — пропустить их дальше, потому что согласовано движение было, в том числе и с ГИБДД, и с Воронежем. Потом приехал ОМОН, окружили нас. Начальник РОВД сказал, что Росавтодор выступил с заявлением, то, что мешают движению они. И по их инициативе нам предложили разойтись. Когда люди начали выходить, они просто начали выхватывать людей и сажать их в спецавтомобили.

Эггерт: А вы следуете колонной? Вы действительно создаете какие-то проблемы для движения или нет?

Шандаков: Да ну нет, колонна движется тракторная. Она не подпадает ни под какие, ни автопробег, это колонна сельхозтехники.

Воскобойникова: Андрей, скажите, вы своими действиями чего хотите добиться? Даже если, допустим, вам удастся донести до президента свои требования, как вы считаете, что он должен предпринять в этой ситуации? Как он должен вам помочь?

Шандаков: Навести порядок. Навести порядок в Краснодарском крае, также и из Ростова звучали такие же созвучные истории о рейдерских захватах большими агрохолдингами.

Воскобойникова: Андрей, почему вы считаете, что именно президент может помочь вам в этой ситуации, а допустим, не кто-то, не знаю, губернатор Краснодарского края, например?

Шандаков: Губернатор, он исполнительная власть.

Эггерт: Но президент тоже исполнительная власть.

Шандаков: А президент — гарант Конституции.

Эггерт: Ну хорошо, правительство?

Шандаков: А здесь нарушаются все конституционные права человека.

Эггерт: Андрей, почему вы, наверное, зная, какое повышенное внимание к вашей деятельности, зная, что есть новый закон по поводу автопробегов, который приравнивает их к демонстрациям. Я понимаю, что вы считаете, что вы не делали автопробег, но вы, наверное, понимали, что власти могут это по-своему интерпретировать. Почему вы просто, я не знаю, не полетели в Москву, группой инициативной, не пошли в приемную Кремля или в приемную правительства, в Белый дом, и не попытались там передать свои жалобы? То есть почему вы пошли на такую демонстративную акцию, зная, что это может вызвать соответствующую реакцию властей?

Шандаков: Это же не первая попытка достучаться до президента. Был предпринят первый тракторный пробег, но к людям приехали уланцы, все это спустили на тормозах.

Эггерт: Вы решили второй раз поехать?

Шандаков: Решили. Инициативная группа решила поехать. Мы приехали поддержать, потому что 21 числа мы передали свои документы. Я представляю 2000 пайщиков, которых просто рейдерским захватом лишили земли. Мошенническим рейдерским захватом, мошенническими действиями.

Эггерт: То есть у вас там целый комплекс проблем?

Шандаков: А тут мы услышали очень много, в чем наши проблемы созвучны. И мы приехали поддержать этот пробег и вот увидели такую ситуацию.

Эггерт: Спасибо большое. 

Фото: Василий Дерюгин/Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.