«Козырная карта в колоде Трампа»: зачем президент США именно сейчас вспомнил о стене на границе с Мексикой

9 января, 21:01 Павел Лобков
3 294

Дональд Трамп обратился к нации по поводу кризиса, возникшего из-за нежелания конгресса, в котором на последних выборах победили демократы, финансировать строительство стены с Мексикой. Однако президент США не стал объявлять режим чрезвычайного положения в связи с тем, что из-за отказа конгресса бюджет не подписан и работа правительства фактически парализована. Строительство стены приостановилось 22 декабря, правительство не работает уже 18-й день. Воспользуется ли Трамп правом ввести ЧП или договорится? Объясняет научный сотрудник Института США и Канады Александра Филипенко.

Александра, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, говорит ли вот это обращение о том, что Трампа сломали все-таки демократы, он готов к переговорам и стены, возможно, не будет, или о том, что он все-таки воспользуется неким указным правом?

Судя по тому, что Дональд Трамп запросил финансирование на стену именно сейчас, есть такое ощущение, что он вообще не предполагал, что стена на самом деле будет построена, потому что два года большинство республиканцев в нижней палате обязательно бы одобрило проект строительства стены. Но, судя по всему, именно запрос сейчас на это строительство, на эти 5,7 миллиардов долларов говорит о том, что и не предполагалось строительство той стены, о которой он говорил во время предвыборной кампании. А оградительный барьер строится уже с 2006 года, и на него финансирование, скорее всего, будет.

Вообще это ведь не очень большая сумма для США ― 5 миллиардов долларов. Он увеличил военные расходы, Конгресс одобрил это, на рекордную сумму. Это вопрос принципиальный, вопрос толерантности, вопрос американского единства в том смысле, в котором был договор НАФТА подписан когда-то, и так далее?

Безусловно, безусловно. Поскольку этот такой его призыв «Построим стену, и Мексика за нее заплатит!» стал одним из символов его предвыборной кампании, для него это очень важный пункт. Для него это просто принципиальный вопрос. Точно такой же принципиальный вопрос это для демократов, для Демократической партии, которая стену воспринимает исключительно как нечто разделяющее общество, а Демократическая партия, либеральные ценности и так далее, и так далее, глобализирующееся общество, глобальный мир. Стена ― это абсолютно обратный символ, это антидемократический символ для сторонников Демократической партии.

И, конечно, для Трампа очень важно, чтобы называли стену трамповской стеной. Но он уже готов идти на уступки, он уже готов, чтобы это была стена не такая, какой он ее представлял, не такая, как разделяет Израиль и палестинские территории, а такая более скромная стена.

Но риторика, которую я сегодня услышал от Трампа, если переводить ее на русский, так у нас обычно выражаются даже не альт-райт, а крайне правые: посмотрите, понаехали, насилуют наших женщин, убивают, кровь льется. У нас обычно заканчивается все визовым режимом: давайте введем визовый режим для жителей Средней Азии.

То есть эта риторика Трампа ― это нечто необычное для него? Это очень откровенно? Или он выражался и покруче?

Для Америки в целом это совершенно не обычно, для Трампа это более традиционно, поскольку в день выдвижения своей кандидатуры он выступил и сказал, что Мексика посылает в США своих худших людей, худших представителей своей нации, насильников, наркоторговцев и так далее. Тогда это вызвало шок, и именно эти слова он произнес, когда только выдвигал свою кандидатуру, и сразу его рейтинг пошел вверх.

Поэтому такая риторика, эта демонизация иммигрантов, конечно, для Америки совершенно не характерна, но, к сожалению или не к сожалению, история так развивается, что она поддерживается сторонниками, праворадикальными сторонниками Дональда Трампа, которые сейчас и составляют вообще ядро его поддержки и которые останутся с ним, несмотря ни на что. Ему важно, чтобы они его поддерживали, потому что и расследования касательно России, и прочие другие проблемы, и большое количество людей, уходящих из Белого дома. Ему важно, чтобы его основная база сторонников оставалась с ним.

То есть вы частично согласны с Чаком Шумером, что вот этой риторикой он прикрывает на самом деле беспрецедентные проблемы, которые сложились в аппарате Белого дома. По сути дела, он без главы администрации, без министра обороны сейчас.

Да, совершенно верно.

И без правительства, которое не работает.

Да, совершенно верно. Я соглашусь, действительно, с сенатором Чаком Шумером и со многими другими политиками, которые говорят о том, что такая, опять же, демонизация, вот эта риторика, очень яркие высказывания просто служат для того, чтобы отвлечь от других проблем, действительно больших проблем, существующих в администрации. А поскольку это карта козырная, действительно, в его колоде, вот этот вопрос стены, то, конечно, он ее использует в такой кризисный момент, и, действительно, сейчас только об этом все и говорят.

Но может ли быть такое, что чем более откровенно и, может быть, даже профашистски будет сейчас рассуждать Трамп, тем меньше людей захотят к нему прийти, квалифицированных экспертов, которых сейчас явно не хватает в Белом доме?

Абсолютно, абсолютно так и есть. На самом деле ситуация достаточно сложная, учитывая то, что по опросам в среднем, то есть там разные они, но в среднем около 60% американцев против строительства стены, и это включая и демократов, и республиканцев. И, конечно, люди, которые готовы были бы прийти в администрацию Трампа, не захотят быть связанными с таким вопросом, который не нравится большинству американцев.

Поэтому, действительно, ему придется, так сказать, от политиков категории А переходить к политикам категории B, а может быть, и C, для того, чтобы привлекать их в свою администрацию, а там ротация оказывается колоссальная сейчас в Белом доме.

Это получается замкнутый круг. Чем более в правую сторону смещается Трамп, тем меньшее количество людей хочет с ним работать, тем еще более в правую сторону он смещается, потому что те, кто соглашается с ним работать, советуют ему, естественно, все более альт-райтовскую повестку, по сравнению с которыми его первый круг экспертов покажется нам еще бельгийскими профессорами или, не знаю, кембриджскими профессорами, или коннектикутскими какими-нибудь либералами.

Именно так, именно так. И дело в том, что ситуация и в Конгрессе достаточно сложная, поскольку если во вторую администрацию Обамы, в 2014 году был принят, уже в нижней палате был принят законопроект об эмиграционной реформе так называемой «банды восьми», где было четыре республиканца и четыре демократа, и это были такие очень весомые политики, то сейчас о межпартийном законопроекте говорить достаточно сложно. Он есть, но он не такой всеобъемлющий, который очень нужен сейчас на самом деле, потому что если говорить, даже отвлекаясь от Трампа, потому что, как опять же многие говорят, Трамп пройдет, и это пройдет, и пройдут и два года, может быть, и шесть лет, но в любом случае он пройдет.

А закон об иммиграции, который последний был принят в 1990 году, катастрофически устарел. Обязательно нужно принять этот всеобъемлющий закон об иммиграции, где будет и вопрос охраны южной границы, и северной границы, которая, кстати, в три раза больше по протяженности, чем южная граница, граница с Канадой гораздо больше и гораздо менее защищена. И так далее, огромное количество вопросов. И миллионы нелегальных иммигрантов, и так называемые мечтатели, то есть дети, приехавшие со своими родителями до совершеннолетия, то есть как бы не совершившие противоправных действий.

В общем, огромное количество вопросов, но Трамп в свойственной ему манере уделяет внимание только самым ярким вопросам и только визуальным вопросам. Вот стена ― это такой очень визуальный символ.

Фото: DPA / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю