Начали с дискуссий, закончили бешеным принтером: чем запомнится седьмой созыв Госдумы

7 719

Сегодня мы прощаемся с седьмым созывом Госдумы. Пятилетний срок подходит к концу, вот-вот Владимир Путин подпишет указ о проведении новых выборов в парламент. Нельзя сказать, что мы будем скучать по этой Думе: одобрение обнуления, запрет структур Алексея Навального, ужесточения и ограничения, — вот чем запомнится этот созыв. Подробнее итоги деятельности созыва обсудили с политологом Аббасом Галлямовым. 

Политолог отмечает, что в первые годы работы седьмой созыв существенно отличался от предшествующих, вел себя гораздо более независимо по отношению к Кремлю и правительству, «внушал оптимизм и надежду». Существенно ухудшаться ситуация, по мнению Галлямова, стала по мере роста протестных настроений, примерно с середины 2020-го года, и особенно сильно — в последние месяцы.

Галлямов подчеркивает, что наряду с законотворческой, другой важнейшей функцией парламента является представительная (предыдущими созывами не выполнявшаяся). Назначение спикером Госдумы Вячеслава Володина, «сильного аппаратчика», было попыткой Путина сделать парламент полноценным институтом, способным наладить диалог власти с обществом. Именно поэтому на начальном этапе Дума в этом созыве могла действовать независимо от Кремля и правительства, но на условиях лояльности президенту. При этом такая попытка, по мнению Галлямова, была обусловлена тем, что власть не видела для себя каких-либо угроз — к тому моменту протесты на Болотной площади остались уже в прошлом, а рейтинг президента достигал рекордно высоких значений на фоне установки «крымского консенсуса»:

«Проблема Болотной прошла, Крым ее обнулил, возник крымский консенсус, рейтинг вот этот пресловутый — 87%. И ощущение опасности, оно чуть-чуть у властей рассосалось. У Путина, в частности, было ощущение эйфории. И в такой ситуации... Путин — это же не Лукашенко, он гораздо умнее его, и он в принципе в глубине души понимает бесперспективность тупого такого авторитаризма, солдафонщины. И он попытался создать нормальный полноценный институт. То, что он на протяжении почти всего своего президентства уничтожал институты для укрепления личной власти — с точки зрения долгосрочных перспектив это же очень плохо, и он это понимал. И Володину была поручена такая важная миссия — воссоздание парламента как нормального полноценного института. Именно поэтому Володин получил карт-бланш и мог себе позволить противостоять и политическому кремлевскому менеджменту, и правительству. То есть Путин ему разрешил. <...> Володин говорит: давайте мы это сделаем, улучшим качество диалога между властью и населением, не будем протестные настроения без необходимости провоцировать. И он двинулся в этом направлении, он сыграл эту роль достаточно эффективно. <...> Поначалу вот это миндальничание, заигрывание с правами и свободами началось — просто власти казалось, что ей ничто не угрожает. Но последние-то полтора года что происходило? Рост протестных настроений, угроза проиграть выборы, и у власти усилилось ощущение опасности. А в ситуации, когда власть чувствует, что ей что-то угрожает — понятно, она становится агрессивной и все эти свои реформы сворачивает, такое в истории России бывало неоднократно. Беларусь тут еще напугала очень сильно, они воочию увидели, как это может быть, и, соответственно, они прекратили миндальничать и стали закручивать гайки по полной», — сказал Галлямов.

Деятельность ФБК запрещена на территории РФ

По решению Минюста России ФБК включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Фото: Госдума

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде