«Без него русский Нью-Йорк будет уже не тот»: на Манхэттене обанкротился ресторан «Русский самовар», воспетый Бродским

20 декабря 2018 Анна Монгайт
8 745

Редкие ресторанные новости в нашей программе. «Русский самовар», с 86 года работавший на Манхеттене, обанкротился. Создателями ресторана вместе с искусствоведом Романом Капланом были Иосиф Бродский и Михаил Барышников. Заведение задолжало около 200 тысяч долларов домовладельцу. Между тем когда-то заведение было нью-йоркской легендой, и все приехавшие из России спешили туда заглянуть. Писатель Александр Генис вспоминает самый известный в Америке русский ресторан.

Александр, скажите, пожалуйста, как в последние годы существовал ресторан «Русский самовар», который нам кажется абсолютно?.. Невозможно, чтобы его закрыли, потому что это такой памятник фактически русской культуры.

Прежде всего не надо его хоронить, потому что то, что ресторан объявил себя банкротом, еще не значит, что он закрывается. Напротив, американские законы дают ему год для того, чтобы решить проблему с долгами. И я очень надеюсь, что эта проблема будет решена. Не первый раз ресторан переживает трудности. Однажды горело здание, был пожар. Все было, и он по-прежнему существует и по-прежнему привлекает к себе огромное внимание всех русских, где бы они ни жили. 

Я слышал, вы говорите о нем в прошедшем времени, но это не так. До сих пор каждый русский, который приезжает, москвич он или вообще откуда угодно, обязательно просит меня сводить его в «Самовар». Вот в Метрополитен-музей почему-то не просят водить, а в «Самовар» уж точно. Каждый хочет знать, где сидел Бродский, что нетрудно, потому что прямо над этим угловым столиком висит фотография Бродского.

За эти годы ― а я был на открытии этого ресторана, я прекрасно знаю всю историю «Самовара» и очень дружу с его хозяином. Неправильно называть его хозяином. Роман Каплан ― это душа ресторана, это не то же самое, что хозяин. Он обходит каждый столик и с каждым выпивает по рюмке. Это совершенно невероятное зрелище, потому что Роман обходит свои владения, как Дед Мороз, знаете, есть в нем такая чудная черта ― способность поднимать настроение.

И в этом ресторане, конечно, не еда главное, хотя она очень вкусная, скажу вам это как автор нескольких кулинарных книг. Но главное, конечно, атмосфера, главное ― гости. Ты всегда чувствуешь себя среди своих. Вы знаете, я думал сегодня, о чем мне напоминает «Самовар», и мне пришло в голову сравнение с толстым русским журналом. Вот в мое время была такая партия ― читатели «Нового мира» или читатели «Юности». Это были люди, которые, даже не зная друг друга, все принадлежали к одному кругу. И именно так можно говорить о ресторане «Самовар».

Но это не значит, что только русские там были. Это совсем не так. Туда приходил кто угодно, и знаменитостей там хватало. Однажды я сидел в ресторане, а за соседним столиком сидело двое людей, которые мне показались знакомыми. И правда, один был Норман Миллер, а другой был Милош Форман, и сидели они с роскошными блондинками, пили водку, болтали и страшно веселились. Другой раз Филип Рот сидел за соседним столиком, тут уж я не утерпел, подошел, познакомился. Он сказал, что нигде вкуснее не кормят.

Объясните мне тогда. Ресторан процветает, легенда и биография у него потрясающая, бренд сильнейший. И при этом он банкротится. С чем это связано?

С недвижимостью. Все рестораны, все в мире связано с недвижимостью. Ресторан находится на совершенно потрясающем месте, это центр бродвейских театров, это именно то место, которое привлекает весь мир. Это, в общем, столица человечества. И, конечно, недвижимость там стоит немыслимые деньги. И этот ресторан, который занимает дом, невзрачный дом, небольшой, невысокий, вообще непонятно, как он до сих пор дожил там, потому что на месте этого дома можно построить небоскреб в сто этажей. Каждый миллиметр манхэттенской недвижимости стоит огромных денег, и то, что «Самовар» сумел выжить в этой ситуации, уже подвиг. 

Я очень надеюсь, что он сумеет продолжать свое существование. Мне кажется, знаете, когда он закроется, это будет черный день русской истории, потому что российская эмиграция не смогла создать жизнеспособных организаций. Пожалуй, «Самовар» ― единственная общественная организация, которая существует так долго, уже не одно, а два или даже три поколения русских я встречаю в этом «Самоваре». Без него Нью-Йорк, русский Нью-Йорк будет уже не тот. Это, конечно, трагическая история, если он закроется, но я очень надеюсь, что он как-то выкарабкается. 

Фото: Ресторан Russian Samovar

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю