«Эффект Голунова». Журналист, которому грозило десять лет по ложному делу, внезапно оказался на свободе

17 июня, 21:49 Дарья Полыгаева
2 682

Московский суд в Петербурге вынес неожиданно мягкий приговор калининградскому журналисту Игорю Рудникову — его обвиняли в вымогательстве, а прокурор требовал для Рудникова десяти лет колонии. По версии следствия, журналист требовал 50 тысяч долларов от главы калининградского управления Следственного комитета Виктора Леденева, а в случае отказа грозил опубликовать позорящие генерала сведения. 17 июня суд переквалифицировал дело со статьи вымогательство на статью покушение на самоуправство, Рудникова приговорили к обязательным работам и освободили в зале суда. Другой фигурант дела, якобы посредник в передаче взятки, также приговорен к выполнению обязательных работ. Журналист Игорь Рудников рассказал подробности иска. 

Фото: Виталий Невар/ТАСС

Игорь, я вас поздравляю. Скажите, ожидали ли вы сегодня оказаться на свободе?

Спасибо за поздравление. Я не ожидал оказаться на свободе. После девятнадцати месяцев в «Лефортово», в «Крестах», пять месяцев одиночки в калининградском СИЗО, я не питал иллюзий, тем более что потерпевшей стороной выступал генерал-лейтенант Следственного комитета, руководитель региональный, в прошлом офицер ФСБ, «полковник ФСБ», как он себя представил. Поэтому я понимал, что здесь речь не только в Леденеве, в генерале, но и вообще во всех силовых структурах, которые в общем-то в его лице пытались защитить, в их понимании, честь мундира. Поэтому иллюзий не было, хотя должен вам сказать, что для меня было большой приятной неожиданностью то, как проходил процесс в Санкт-Петербурге. У меня был уже опыт судебных процессов в Басманном суде Москвы, где мне продлевали неоднократно сроки содержания под стражей, и я видел эту стену, которая не слышит, не видит тебя, не принимает никаких доводов и аргументов, а выступает как робот, как орудие силовиков, штампуя обвинительные приговоры и решения. И здесь, в Санкт-Петербурге, это совершенно другое, это земля и небо. Это суд, где, по крайней мере, судья Ковалева вела его, на мой взгляд, предельно беспристрастно и обеспечила состязательность в суде. Что такое состязательность, в моем понимании, это когда соблюдаются не только права обвинения, но и права обвиняемых, право на защиту, в первую очередь. Например, когда мне, который находился в клетке, было позволено задавать все вопросы генералу Леденеву, который в суде присутствовал как потерпевший.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю