«Генпрокурор живет в мире, где все журналисты покупаются»

Редактор отдела расследований «Новой» о Чайке и Браудере
15 декабря 2015 Мария Макеева
12 115 2

Генпрокурор России Юрий Чайка ответил на обвинения Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. В письме в газету «Коммерсант» генпрокурор пишет:  «Сам Навальный играл весьма скромную роль в этой истории… Заказчиком этого конкретного фильма я считаю конкретного человека и стоящие за ним мощные структуры. Этот человек знает о наших расследованиях и опасается их». О ком пишет генпрокурор? О гражданине США, ныне подданном Великобритании Уильяме Браудере.

Глава инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер сегодня же выпустил пресс-релиз. Браудер пишет: «Я впечатлен расследованием и фильмом, сделанным на его основе, и восхищен смелостью Алексея Навального и его коллег, представивших шокирующие обвинения в отношении Чайки и его семьи, но я не имею отношения к расследованию, финансированию и производству этого фильма».

По словам Браудера, «семистраничный параноидальный рассказ Чайки о том, что я —   агент ЦРУ, осуществлявший спецоперацию по разрушению России, выглядит как невразумительный ответ человека, попавшегося с поличным и тщетно пытающегося найти путь к отступлению».

Создатель фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный так прокомментировал обвинения, выдвинутые Чайкой против Браудера: «Мы ожидали, что в Генпрокуратуре будут отвлекать внимание и придумывать заказчика, но я удивлен, что выбрали именно его. Могу сказать, что нас Браудер не интересует, и мы не понимаем, почему при обсуждении связей родственников руководства Генпрокуратуры и банды Цапков возникает он».

Между тем, обвинения Чайки в адрес Браудера — это не единственная новость о фонде Hermitage Capital. Юристы этого фонда способствовали началу в США и Европе расследований вывода денег из России в результате афер, раскрытых Сергеем Магнитским. И сегодня пришла новость из США, где прокуратура выявила 64 новых эпизода перевода денежных средств.

По данным следствия, денежные переводы, похищенные организованной преступной группой, проходили через кипрскую компанию, принадлежащую сыну высокопоставленного чиновника РЖД Денису Кацыву, и направлялись в американские банки.

Публикация об этом появилась в «Новой газете». Мария Макеева и Родион Чепель продолжили эту тему с редактором отдела расследований «Новой» Романом Аниным.

Чепель: Добрый вечер, Роман. В серии статей, которые вы опубликовали в 2011-2012 годах, вы подробно рассказывали о том, как средства российского бюджета похищались организованной преступной группировкой, деятельность которой раскрыл, в частности, Сергей Магнитский, и выводились за рубеж. Насколько это расследование имело последствия для его фигурантов?

Анин: Генпрокурор Чайка, конечно, сильно заблуждается, когда думает, что такие расследования кем-то инициировались. Если говорить про дело Дениса Кацыва, назовем его так, об аресте активов в США, то это было расследование, полностью начатое журналистами. Оно создавалось в рамках международной кооперации, то есть его начинал я, но в тот момент, когда я увидел, что деньги, которые были похищены из бюджета, покинули территорию России и были перечислены в банки Молдовы, я обратился к своим молдавским коллегам, которые умудрились достать проводки по счетам молдавских компаний. Таким образом мы выявили след денег в Европе. Там же мы увидели компанию Previzon, которая принадлежала Денису Кацыву. Потом он эти средства, полученные из бюджета, как мы полагаем, использовал на покупку активов в США. На основании нашей публикации было возбуждено около 5 уголовных дел в Европе, в том числе был начат так называемый процесс гражданской конфискации. Это была полностью журналистская работу, на которую, как обычно, в России правоохранительные органы не откликнулись, а за рубежом откликнулись.

Макеева: Какая-то дальнейшая реакция есть? Развитие событий в США и Европе? Я слышала, что есть реакция упомянутого в статье Кацыва.

Анин: Начнем с того, что, во-первых, я встречался с Денисом Кацывом перед подготовкой публикации. Он всячески отрицал какую-либо причастность к делу Магнитского, обещал представить доказывающие документы, но ничего этого не сделал.

Макеева: А он живет в России сейчас?

Анин: Да, он живет в России, часто бывает в Израиле. Он гражданин России. Так вот, мы со всеми встречались, но люди как-то не пожелали подробно рассказывать о том, что же было на самом деле, откуда они получили эти средства.

Макеева: Простите, что я уточняю, при этом они не отказывались встречаться.

Анин: Да, естественно, мы общались, при этом приводили комментарии всех сторон в этой публикации, в том числе Дениса Кацыва. Так вот, когда статья была опубликована и прокуратура Нью-Йорка начала этот процесс, арестовала активы, то вначале речь действительно шла всего о нескольких проводках примерно на 800 тысяч долларов. Это не такая большая сумма, учитывая, что из бюджета было украдено 230 миллиона. Но в дальнейшем они это расследование продолжали, в США достаточно любопытный судебный процесс, там само следствие длится в ходе суда, а не на уровне следствия. Прокуратуре удалось найти еще много других эпизодов, когда компания Previzon получала средства, предположительно похищенные из бюджета. Собственно, об этих 64 новых проводках и идет речь сегодня.

Чепель: Это единственная такая организованная группа, которая пользовалась этой схемой, или это какая-то общая схема для вывода активов из России?

Анин: Если говорить про хищение НДС, то общая схема, и таких группировок в России немало, которые специализировались именно на хищении налогов. Они и сейчас, на самом деле существуют. Но другое дело, что эта конкретная группа, которая похитила 230 миллионов долларов в 2007-2008 годах, пожалуй, наиболее одиозная, похитившая наибольшее количество налогов, по крайней мере, по нашим подсчетам. Там речь идет не только про 230 миллионов долларов, то расследование, которое начинал Сергей Магнитский. Там речь идет про хищения более ранние, 2006-2007 годов. И потом было уже полностью мое расследование, нам удалось доказать, что в 2009-2010 годах те же самые люди похитили еще порядка 11 миллиардов рублей налогов из двух налоговых инспекций. В общем, мы ведем речь примерно о миллиарде долларов украденных одной группой налогов у граждан России.

Чепель: При этом если речь идет о краже налогов, то понятно, что эти переводы денежных средств совершались если не под прикрытием, то, по крайней мере, сотрудники прокуратуры могли знать о такой деятельности этих людей.

Анин: Да, это на самом деле очень важный вопрос. Я недаром пришел сегодня, вы видите, со стопкой документов. Возвращаясь к письму Юрия Чайки в «Коммерсанте», это, мне кажется, очень важно. Что он говорит? Что это все как бы инициировано международным мошенником Браудером, который здесь, в России, преследуется законом. Он это инициировал для того, чтобы доблестные сотрудники прокуратуры его не арестовали, чтобы как-то замять дело. Это посыл письма Чайки.

Но проблема в том, что генеральный прокурор забывает об одной очень важной штуке. Хищение 230 миллионов долларов, о котором пишет прокурор и в котором он обвиняет Браудера, было совершено 24 декабря 2007 года, если я не ошибаюсь, а у меня в руках документ от адвоката, который работал с Браудером, датированный 3 декабря 2007 года, то есть за двадцать дней до хищения. Назовем его вкратце письмом Браудера. Это письмо на имя Юрия Чайки. Здесь самый важный документ о том, что это письмо было принято 3 декабря 2007 года прокуратурой.

Так вот, за двадцать дней до хищения условный мошенник Браудер пишет Чайке: «Через двадцать дней будет что-то плохое, потому что у нас украли компании». Более того, он в этом заявлении перечисляет всех тех лиц, которых Чайка сегодня называет его подельниками. Грубо говоря, Браудер пишет письмо Чайке и говорит: «Я через двадцать дней собираюсь с тремя-четырьмя людьми похитить налоги. Сделайте что-то». Ноль реакции за двадцать дней до преступления. Если бы тогда Юрий Чайка отреагировал на это, мало того, что скорее всего не было бы никакой «инспирированной кампании», он бы еще сохранил 5,4 миллиарда рублей налогов для граждан России. Тогда бы уж действительно человеку можно было бы давать звание героя России.

Макеева: Вообще в этой ситуации тогда стоит немножко удивляться сочетанию гения и злодейства, что ли, или даже какой-то наивности. Я слышала сегодня такой отзыв политолога, что в ситуации Чайки хорошо было бы ничего не говорить, промолчать, не давать никаких комментариев. У него нет медиа-аналитиков, он не общается со специалистами по общению со СМИ и поэтому не понимает, что следует за его дальнейшими заявлениями. Во-первых, оказалось, что можно вернуться к расследованию дела Сергея Магнитского, за что, конечно, Юрию Чайке большое спасибо, но вряд ли он преследовал эту ситуацию. И второе ― создается полное впечатление, что это может быть местью со стороны автора сегодняшних заявлений в отношении того человека, которого он обвиняет.

Анин: У меня такое впечатление, что когда Юрий Чайка говорит о том, что это было кем-то инспирировано, и находит Браудера, он не лукавит. Надо понимать, они реально живут в мире, где журналисты покупаются, пиар-кампании организуются, СМИ продажные.

Макеева: То есть они искренне во все это верят.

Анин: Да. Если им нужно сделать какую-то статью, они ее реально покупают. Они не могут понять, что есть другой мир, что есть реальность, где существуют журналисты, которые сами занимаются расследованиями, что существуют вещи, которые происходят просто потому, что они происходят и не более того. Но им в это поверить сложно, поэтому они начинают забывать, что те преступления, в которых они обвиняют мошенников, они могли предотвратить. Эти мошенники сами их предупреждали об этих преступлениях.

Анин: Спасибо.

Чепель: Спасибо, Роман. С нами был редактор отдела расследований «Новой газеты» Роман Анин.

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера