«Нечего на зеркало пенять, если рожа кривая»: что Путин заявил в интервью NBC

14 июня, 23:27 Богдан Бакалейко
12 507

Накануне Владимир Путин дал интервью телеканалу NBC. Журналист Кир Симмонс спросил его о Байдене, о кибератаках и, конечно, об Алексее Навальном. Богдан Бакалейко внимательно изучил интервью президента и выбрал наиболее яркие цитаты.

Владимир Путин на вопрос, верит ли он версии Лукашенко с самолетом Ryanair, ответил, что у него нет оснований не верить президенту Беларуси. При этом Путин не одобряет, но и не осуждает Лукашенко. Так вышло, — подытожил он. Путин в очередной раз вспомнил самолет президента Боливии, а также предложил журналистам спрашивать у пилота самолета Ryanair. Дескать только он знает правду: 

Вы спросите у пилота. Самое простое — спросить у командира корабля: тебя принуждали к посадке или нет? Спросите у него. Вы спрашивали у него? Что-то я ни разу не слышал интервью этого командира корабля, который сел в Минске. Почему бы его не спросить: тебя что, силой принуждали садиться? Почему не спрашиваете-то у него? Это даже странно. Все обвиняют Лукашенко, а у пилота не спрашивают.

В целом по интервью Владимир Путин, как ему свойственно в последнее время, взял такую полуоборонительную позицию. На какие-то упреки он отвечал, что это вброс и фейк, где-то предлагал сравнивать ситуацию в России с тем, что на Западе происходит. Но это было позже. Один из первых вопросов был о душе президента. Симмонс сослался на встречу Путина с Байденом, на которой президент США открыто в лицо Владимиру Путину сказал, что не видит в нем никакой души. И вот что ответил Путин:

Путин: Насчет души я не знаю, надо ещё подумать, что такое душа. Но я не помню этой части наших разговоров, честно говоря, не помню. Но мы все, когда мы встречаемся, разговариваем, работаем, добиваемся каких-то решений, мы действуем в интересах своих государств, своих народов. И это лежит в основе всех наших действий, помыслов, и это является побудительным мотивом для организации встреч подобного рода

Симмонс: Да, Вас часто описывают как религиозного человека, и он говорил, что он прямо в лицо сказал: Вы бездушный человек.

Путин: Я такого не помню. «Что-то с памятью моей стало».

Отдельный блок был посвящен кибератакам. Симмонс уточнил, что США обвиняет Россию во вмешательстве в выборы 2016 и 2020 годов. А также атаках на инфраструктурные компании, такие как SolarWind и Microsoft. Путин парировал — как обычно говорил, что никаких доказательств причастности российских властей к хакерским атакам нет:

Я Вам скажу: и это, и то, и тот сказал, и этот сказал, — а доказательства-то где? На такие бездоказательные обвинения я могу Вам ответить: можете жаловаться в Международную лигу сексуальных реформ. Вас это устроит?

Довольно часто вспоминали НАТО — видимо, в связи с проходящим саммитом. Путин назвал альянс рудиментом холодной войны. По его мнению, сегодня организация уже не нужна. А когда Симмонс уточнил, что НАТО обороняется и лишь отвечает военными учениями на учения России, Владимир Путин вспомнил Горбачева:

Путин: Ничего себе оборона! В период Советского Союза ещё Горбачеву, он, слава богу, жив-здоров, спросите у него, устно, но все-таки было обещано, что не будет расширения НАТО на восток. Ну и где эти обещания? Две волны расширения…

Симмонс: Где написано, где было закреплено это обещание?

Путин: Вы молодец! Правильно, обманули дурачка на четыре кулачка — у нас так в народе говорят. Надо все закреплять на бумаге.

Конечно, был большой блок о правах людей в России, о законе об иностранных агентах, который мешает журналистам работать, о том, что практически вся несистемная оппозиция в России столкнулась с уголовным преследованием, а Алексей Навальный сидит в тюрьме. Путин как обычно все опровергал, предлагал посмотреть на проблемы демократии в США. А оппозиционеры, по его мнению, только прикрываются политической деятельностью для того, чтобы решать свои в том числе и коммерческие дела, нарушая законы России. Симмонс спросил у Путина, может ли он пообещать, что Алексей Навальный покинет тюрьму живым и здоровым. И вот что ответил Путин: 

Послушайте, у нас такие решения принимает не Президент, такие решения принимает суд — освобождать, не освобождать. Что касается здоровья, то за всеми людьми, которые находятся в местах лишения свободы, соответствующим образом отвечает администрация того или другого заведения соответствующего. Есть далеко, наверное, не в самом лучшем состоянии находящиеся лечебные заведения в местах лишения свободы, в учреждениях подобного рода. Они и следят за этим. Я надеюсь, что должным образом.

То есть никаких гарантий Владимир Путин не дает. При этом он снова не назвал Навального по имени. Причем Симмонс о нем спрашивал два раза с большим перерывом:

Путин: Есть несистемная оппозиция. Вы сказали о том, что кто-то задержан, кто-то находится в местах лишения свободы ‒ да, это тоже бывает. Вы упоминали некоторые фамилии.

Симмонс: Да, я о них.

Путин: Да-да, сейчас скажу. Сейчас скажу, я не пропущу ни одного Вашего вопроса, не беспокойтесь.

Симмонс: Алексей Навальный его зовут.

Путин: Не важно.

Симмонс: Задам прямой вопрос: Вы приказали его убивать или нет?

Путин: Конечно, нет. У нас нет такой привычки кого-то убивать, это первое.

Симмонс: Его зовут Алексей Навальный. Вы не готовы сказать, что он выйдет из тюрьмы?

Путин: Слушайте меня внимательно. Его могут называть как угодно, он один из людей, находящихся в местах лишения свободы. Для меня он один из граждан Российской Федерации.

В какой-то момент Симмонсу надоело, очевидно, слушать ответы из разряда «посмотрите, что в США творится». Он несколько раз попросил президента говорить о России. На что Путин ответил пословицей:

У нас есть такая пословица: нечего на зеркало пенять, если рожа кривая. Это к Вам лично не имеет никакого отношения, но если нам кто-то что-то ставит в вину, вы посмотрите на себя, вы там себя в зеркале увидите, а не нас. Здесь нет ничего необычного. 

Ну и последнее. О президентстве. Спросили Владимира Путина, не боится ли он, что засидится на своем посту и после него преемник уже не сможет управлять страной и при нем, цитата, «все обвалится». Владимир Путин ответил, что с Россией все будет хорошо, ну а о своем преемнике ответил однозначно:

Когда-то, разумеется, — это естественный процесс, биологический — нам всем будет замена: и Вам на своем месте, мне на своем. Но я уверен, что фундаментальные основы российской государственности, российской экономики, политической системы будут такими, что она будет твердо стоять на ногах и уверенно смотреть в будущее.

Фото: kremlin.ru

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде