Кто и на каких основаниях имеет право вас прослушивать. И какие мессенджеры безопасней всего.

Объясняет заместитель главреда Agentura.Ru
Вечернее шоу Здесь и сейчас
01:02, 17 мая
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Под прослушку спецслужб попадают как минимум 6% россиян. Суды в России с 2007 по 2015 год удовлетворили почти 97% ходатайств правоохранительных органов о прослушивании разговоров и ограничении тайны переписки. Такие данные приведены в докладе «Россия под наблюдением», который опубликовала международная правозащитная группа «Агора». 

Чепель: Из этих данных опубликованного сегодня доклада выходит, что фактически по Конституции тайна переписки, подслушивать, подсматривать нельзя, но если очень хочется, то можно, и можно прослушать или посмотреть переписку любого.

Бороган: Тут речь идет о том, что Конституция, конечно, дает право на тайну частной жизни и тайну наших почтовых и всех остальных сообщений, коммуникаций. Но дело в том, что это право ограничивается законом о ОРД (оперативно-розыскной деятельности), но для того, чтобы перехватывать вашу переписку, необходим судебный ордер, который должны получать спецслужбы. В принципе у них так построена работа технически, что они могут перехватывать любые коммуникации так, что вы никогда не узнаете, есть у них ордер этот или нет, потому что они его показывают только своему вышестоящему начальству и никогда не показывают никому другому. Вот такая ситуация. Но то, о чем говорим Дамир Гайнутдинов, речь идет не о преступниках, а речь идет о том, что слежка и перехват информации велся за политическими активистами и диссидентами, то есть людьми, которые закон не нарушают, а просто осуществляют свое право на мирное собрание, выражение собственного мнения и, собственно, больше ничего.

Чепель: То есть закон они не нарушали, но при этом, соответственно, и санкции суда на то, чтобы прослушивать или как-то за ними подсматривать, нет. Тогда на основании чего она ведется?

Бороган: Все случаи мы не можем проанализировать, потому что у нас, например, это больше 600 тысяч человек прослушивается примерно, по официальным данным, в течение года.

Чепель: Это кто дает такие официальные данные?

Бороган: Такие официальные данные дает судебный департамент Верховного суда, они собирают, это можно посмотреть в открытом доступе. Все случаи мы проверить не можем, но те случаи, которые касаются активистов, они проверены, установлены. Например, есть эпический случай правозащитника из Нижнего Новгорода Сергея Шимоволоса, за которым велось наблюдение, его даже перехватывали на поездах, когда он ехал из одной точки в другую. Почему этот случай эпический? Потому что все доказательства по его делу собраны, поскольку он обратился в российский суд и пытался доказать, что его право на свободу передвижения, право частной жизни было нарушено. Суд российский он проиграл, зато выиграл Европейский суд по правам человека. Но в ходе разбирательства, которое шло, выяснилось, что он был поставлен центром «Э» на специальный вид учета, так называемый сторожевой контроль, потому что они его рассматривали как экстремиста, хотя этот человек во всех смыслах добропорядочный, с высшим образованием, никогда в жизни не привлекавшийся по уголовной ответственности. Они получили ордер, получили все разрешения, и суд признал дело законным. Тут мы видим, что формально они соблюли процедуру. Но суть Конституции они нарушили, и это подтвердил Страсбургский суд.

Воскобойникова: Что нужно для того, чтобы начать прослушку? Есть какая-то система, что определяется человек, которого нужно прослушать, что за этим следует?

Бороган: Система есть. Обычно спецслужба — их в нашей стране 8 — которые имеют право на это дело, начиная с МВД, ФСБ, вплоть до таможенной службы. Они должны определить какое-то лицо, которое они хотят прослушать. Нужны же законные основания для того, чтобы поставить его на прослушку, чтобы вести за ним любой другой вид наблюдения, это может быть физическое наблюдение, «жучки» в офисе, съем данных с видеокамер, сейчас возможно многое. Они должны иметь данные о том, что этот человек подозревается в каком-либо преступлении. Тогда достаточно сходить к судье и получить ордер. Такие ордера на прослушку выдаются в ходе закрытых судебных заседаний, поэтому мы никогда с вами ничего не узнаем, и есть судьи, которые специализируются на этом, они просто штампуют, таким образом получаются ордера на прослушку.

Воскобойникова: То есть каждый из нас теоретически может попасть под этот маховик. Если вдруг кем-то из нас заинтересуются спецслужбы, без всяких проблем они смогут установить наблюдение?

Бороган: Если заинтересуются, то да. И такие случаи были доказаны. Есть случаи активиста в Екатеринбурге Максима Петелина, который даже раздобыл постановление о том, что его поставили на прослушку, организовали за ним наблюдение, потому что он на каких-то протестных акциях высказывался негативным образом о ФСБ.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.