Правозащитникам разрешили проверить 20 СИЗО и колоний. Как это связано с публикацией видео с пытками?

2 ноября, 22:12 Тихон Дзядко
2 966
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Федеральная служба исполнения наказаний согласовала членам Совета по правам человека проверку почти в двадцати СИЗО и колониях в нескольких регионах России. Об этом на своей странице в Facebook написала член СПЧ Ева Меркачева. По ее словам, речь идет о Саратовской и Кировской областях, а также о Мордовии и республике Марий Эл. Вместе с Меркачевой ФСИН согласовала поездку членам Совета по правам человека Игорю Каляпину и Андрею Бабушкину. Меркачева в эфире Дождя рассказала подробнее о предстоящей поездке.

Ева, добрый вечер. Расскажите хронологию событий. Правильно ли мы понимаем, что все это стало возможным после публикации нескольких видео порталом Gulagu.net, на которых были изображены пытки над заключенными в Саратовской области?

Я думаю, что да, это с этим связано. Вообще за последнее время нам вот таким десантом практически никуда нельзя было попасть. Я могу сказать, что я лично, как член СПЧ, по регионам не ездила долгое время, и все это объяснялось тем, что якобы пандемия, что никуда не пускают.

Иногда мог съездить Андрей Бабушкин, но вот когда это десант, когда это не один человек, а несколько, тем более что, например, Игорь Каляпин возглавляет Комитет против пыток, он большой специалист и он знает, как задавать вопросы осужденным, как по намекам, по каким-то вообще деталям понимать, что не все благополучно. И вот я думаю, что когда мы втроем поедем, это будет совершенно другая история.

А стало это возможным, в том числе, я думаю, потому, что очень много сейчас поднимается вопрос пыток, вопрос того, какие условия содержания. И если вы заметили, в числе тех колоний, тех регионов, которые мы посетим, есть та самая печально известная тюремная больница в Саратове. Мы будем там, нам обозначили время, когда мы можем туда приехать, с первого по седьмое декабря, то есть до декабря мы объедем другие учреждения, это несколько регионов, которые вы перечислили, а потом уже поедем в Саратов.

Надежды на эту поездку у меня лично много. Я конечно же не уверена, что мы там сможем поговорить с каждым, я не уверена, что все осужденные будут рассказывать все как есть, но тем не менее, это будет хотя бы какая-то попытка понять, какова объективная картина.

Тем более, повторюсь, нас будет трое, у нас будут некие, скажем так, инструменты, и мы знаем, как общаться с осужденными, и мы будем иметь некое представление. Сейчас уже, поскольку мы озвучили, что туда поедем, поступают обращения из этих регионов, от родственников этих осужденных, которые там находятся, и от адвокатов и правозащитников региональных.

Так что, я думаю, что на самом деле это будет важная интересная поездка, а самое главное, она вообще, возможно, станет началом того, чтобы мы промониторили в ближайшее время абсолютно все учреждения. То есть, если нам сейчас одобрили почти двадцать, то что мешает после седьмого декабря одобрить еще двадцать и так далее. И получится, что мы, наверное, к середине следующего года могли бы объехать совершенно все. И вот только в этом случае мы бы тогда примерно хотя бы понимали, что там происходит.

Скажите, а вы не опасаетесь, что в предстоящие несколько недель перед вашим визитом вам там нарисуют такие прекрасные «потемкинские деревни», что это покажется просто, как говорила Мария Бутина, по-моему, она ныне депутат Госдумы, курортом?

Во-первых, они теперь знают, какие регионы, я думаю, что там будут, конечно же, готовиться. Но как бы вы ни подготовились, всегда найдется какое-то количество осужденных, которые ничего не боятся, даже если они не станут напрямую что-то рассказывать, есть вот такие варианты проверок, которые позволяют, как я уже говорила, хотя бы приблизиться к объективности.

Ну вот, в частности, обязательно мы проверим все СУС, это такие помещения, где находятся нарушители. И вот мы поймем, кто эти нарушители, потому что зачастую туда отправляют людей в качестве репрессий. Проверим обязательно ШИЗО.

ШИЗО, вы тоже знаете, это особое место, где человек не должен содержаться долго, потому что он там проводит по сути вообще без связи с окружающим миром, там нет ни телевизора, ни холодильника, его не выводят никогда из этой камеры. Он должен все время находиться в стоячем положении, ни сидеть, ни лежать, запрещено, а кровать пристегивается к стене.

Так вот, мы знаем, что в некоторых учреждениях, такие факты раньше были, мы их обнародовали, люди находились вот в этих ШИЗО годами, это даже не месяцами, а годами. Естественно, это пытка. Вот мы обойдем и поймем, кто те, кто сейчас там находится, а если они подготовятся и всех выпустят абсолютно из ШИЗО, не знаю, поработают с теми, кто находится в СУС, все равно, мониторя отряды, мы поймем примерно настроения.

Плюс мы уже сейчас знаем, какие регионы самые проблемные. Что касается Саратова, печально известного Саратова, там у нас помимо ОТБ-1 будет еще несколько учреждений. По моим данным, ситуация там изменилась с начала этого года, когда были заведены уголовные дела, и все же сейчас мне говорят осужденные, что на самом деле все равно остались некие персонажи, которые по-прежнему продолжают там людей бить.

Вот мы, имея вот эту информацию, имея несколько фамилий у нас есть, у нас есть представления о том, кто те, кто избивают, среди осужденных, кто те, кто те из сотрудников, кто покрывает, мы сможем понять. И на самом деле, я считаю, что ФСИН России поступили очень мудро, что нас пустили, потому что по большому счету мы им не враги.

А как это произошло? Вы к ним обратились или они вдруг сами к вам пришли?

Нет-нет, мы к ним обратились. Мы к ним обратились, но на самом деле это было не первое обращение, и раньше все время отказывали. Мы обратились, и мне кажется, знаете, в какой-то момент они стали понимать, что то, что им говорят регионы, не соответствует действительности, скажем так. Вот то, как они отчитываются перед центральным аппаратом, это совершенно такая особая история.

И я могу сказать, что я, например, давала в центральный аппарат сведения по некоторым осужденным, которые были готовы дать показания УСБ ФСИН о преступных схемах, о связях сотрудников полиции там и прокурорских работников, они вот эти мои, по крайней мере, то, что я обращалась, отработали, и все подтвердилось, а когда приехали из центрального аппарата, спросили этих осужденных, они рассказали. Вот я не знаю, какие будут сделаны выводы, будут ли там в итоге…

Скажите, а кто отбирал? Вот здесь речь идет про Саратовскую и Кировскую области, понятно, что Саратовская область это та самая область, откуда пришли эти жуткие видео, опубликованные порталом Gulagu.net, Республика Мордовия и Республика Марий Эл, почему именно эти четыре региона, кто их отбирал?

На самом деле запрос писал Андрей Бабушкин, потому что он возглавляет в СПЧ специальную комиссию по пенитенциарной системе. Мы там еще указали несколько регионов, но их нам не согласовали. Нам, в частности, не согласовали Владимир.

Вот, если честно, я как раз про Владимирскую область хотел вас спросить.

Не согласовали.

Потому что давайте напомним нашим зрителям, что в частности, во Владимирской области, в Покрове, отбывает наказание Алексей Навальный.

Могу сказать, что например, вот я лично обращений именно из этой колонии не получала. Я получала из Владимирского централа огромное количество, и много адвокатов мне рассказывают какие

 жуткие истории, как их не пускают во Владимирский централ. Вы знаете, это на самом деле легендарная наша колония, в которой содержались еще с давних времен осужденные совершенно разных категорий.

Так вот у нас как раз, вот как раз у меня лично, больше вопросов к Владимирскому централу, но не только к нему, многие учреждения Владимирской области, на мой взгляд, должны быть сейчас под особым контролем. Нас, вот повторюсь, туда не пустили, но пообещали, то есть они не сказали, что вот вы не будете никогда проверять Владимирскую область, нет.

Нам, знаете, как ответили? Нам сказали, что это временно, поскольку там карантинные мероприятия в отдельных учреждениях, и что обещают к этому вопросу вернуться в декабре. Так что, дай бог, может быть, мы все-таки в декабре в конце съездим там или, может быть, в начале следующего года.

Да, карантинные мероприятия это ответ на все вопросы, как мы узнали за последние полтора года.

Спасибо.

Фото: Алексей Семенов / Obninsk.name

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде