«Людям надоело»: Владимир Познер о протестах из-за выборов в Мосгордуму

25 июля, 20:18 Когершын Сагиева
35 318

24 июля у политика Дмитрия Гудкова и Ивана Жданова прошли обыски по делу о воспрепятствовании деятельности избиркомов. На следующий день, 25 июля, Мосгоризбирком подтвердил отказ в регистрации на выборы в депутаты Московской городской думы 57 кандидатам. Среди них, в частности, Любовь Соболь, Дмитрий Гудков, Иван Жданов, Илья Яшин, Константин Янкаускас и другие. Телеведущий Владимир Познер в эфире Дождя рассказал о том, почему людей в Москве так заинтересовала ситуация вокруг выборов в Мосгордуму и почему многие вышли на митинги.

Как вы думаете, почему эта ситуация стала возможной? Почему людей в Москве так заинтересовала Мосгордума? Раньше не было такого ажиотажа.

Да, это правда, раньше не было. Но, вы знаете, мне кажется, что это такая общая картина, которая постепенно становится все более и более видимой. Начнем с Екатеринбурга и с выступления там людей против строительства храма, которое в конечном итоге завершается все-таки победой этих людей, потому что они добиваются референдума. Оказывается, что значительное большинство как раз против строительства храма.

Потом история с Голуновым. Тоже ведь, в конце концов, сколько уже было людей арестованных, сколько раз там было понятно, что подложили что-то, подсыпали. Особенно никто не реагировал: ладно, меня это лично не касается, так сказать, и бог с ним. Нет, тут вдруг, и ведь действительно неожиданно, такое, можно сказать, массовое выступление самых разных людей, в том числе и не журналистов, общее, совсем других.

То, что сейчас происходит с этими выборами в Мосгордуму. Мне кажется, что, с одной стороны, людям просто ― как вам сказать? ― надоело. Вот надоело, что с ними обращаются как с чурками какими-то, что считают так: «А, ничего, съедят, проглотят!». Это первое. Второе: названные мной раньше случаи ― это ведь сумели выиграть. Ага, значит, можно выиграть, потому что вообще всегда у нас настроение такое: а, все это бесполезно, ничего все равно не будет, нечего на это… Нет, оказывается, все-таки может быть.

Так что мне кажется, что есть сочетание нескольких вещей: с одной стороны, тех успехов, которые были совсем недавно, плюс то, о чем я говорю еще раз, что просто надоело, уже хватит, больше не хотим. У меня такое ощущение.

И вам надоело. Вы ведь редко по подобным ситуациям высказываетесь, тем не менее у вас было обращение по Голунову. Будет ли у вас сейчас какое-то обращение, например, к главе ЦИК Элле Памфиловой или к Валентину Горбунову, главе Мосгоризбиркома?

Вы знаете, обращение по поводу Голунова… Должен вам сказать совершенно откровенно, что здесь была просьба. Была просьба, ко мне обратились, чтобы я высказался, и я высказался. Обычно я не очень люблю подобные вещи, просто это не совсем в моем характере, скажем так, но вот это был случай, когда я считал, что я должен обязательно это сделать.

Если ко мне обратятся, если люди, которые занимаются этим, сочтут, что мой голос имеет хоть какое-то значение, безусловно, я выскажусь. Просто вы можете, как говорится, и к бабке не ходить. Но если никто не будет обращаться, то я и не буду, потому что я не вижу в этом смысла. Еще раз говорю: если кто-то из людей, которые активно этим занимаются, сочтет, что мое какое-то высказывание в защиту этих людей, будь то к Памфиловой, которую, кстати, я очень хорошо знаю с давних времен, или к кому-то еще, будет полезно, я, безусловно, это сделаю.

К сожалению, я сейчас нахожусь далеко, я в отпуске, я не в России. Немножко, так сказать, мне трудно следить за событиями, хотя, конечно, существует интернет и так далее, но я не являюсь человеком, который безусловно верит всему тому, что пишут в интернете. Когда я в Москве, у меня есть другие возможности, другие источники, которых здесь у меня нет. Это так, просто я объясняю в данном случае свою ситуацию.

Скажите, вчера пришли с обысками, Навальный одновременно призвал выходить на несанкционированный митинг. Как вы считаете, есть ли еще какие-то варианты в этой ситуации у москвичей? Вы, кстати, подписывались сами?

Вы знаете что? Я считаю, что этот приход с обысками ― это, конечно, желание напугать, так сказать, показать мышцы, как говорится. Я считаю, что это абсолютно недопустимо. Честно говоря, меня это глубоко задело. Я бы против этого протестовал.

Что касается призывов Навального, у меня с Навальным не самые, скажем так, дружеские отношения. Я ему не доверяю лично, видите, я ему не доверяю. И призывать к несанкционированным митингам, то есть к тому, чтобы людей арестовывали, потому что их обязательно будут арестовывать, некоторым, значит, уголовные дела смастерили, потому что зависит от того, сколько раз ты был на этих митингах и так далее. Я против этого.

Уже как-то бояться смешно, просто я не всегда считаю, что это нужное и правильное дело. Так же точно, как если бы не выпустили Голунова, призывали к митингам, и был потом митинг. Потом я не видел в нем смысла именно потому, что он вышел. Но если бы он не вышел, я бы, конечно, был среди участников. И здесь то же самое: в случае, если бы люди как-то решили, что да, надо выйти на улицу и показать свое отношение, то, наверно, я бы с ними тоже вышел.

Скажите, а вы сами подпись ставили за кого-то из независимых кандидатов?

Нет, не ставил.

Не постучали?

Такого обращения ко мне не было. Я вообще этих кандидатов лично, к сожалению, не знаю. Понимаете, я с ними лично не общался. И вопрос не в моей симпатии или антипатии к конкретному человеку, вопрос в происходящем, в том, что происходит. Если бы опять-таки было какое-то, я не знаю, общее обращение к той же Памфиловой, и не только к Памфиловой, по их поводу, не по одному отдельному, а вообще собирали бы подписи, я бы, конечно, свою подпись поставил.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа