ФАС придумала, как не платить за патент на лекарства

Что об этом думают в западных компаниях
1 марта 2016 Мария Макеева
3 623 2

Федеральная антимонопольная служба может разрешить российским предпринимателям копировать иностранные лекарства без разрешения правообладателя – о такой инициативе сегодня рассказала газета «Ведомости».

Сейчас ФАС разрабатывает поправки в закон о конкуренции и в Гражданский кодекс: если эти поправки будут приняты, отечественные производители лекарств смогут обойти зарубежные патенты. Отбирать патенты – правильно эта процедура называется «принудительное лицензирование»   будут только у тех, кто, по словам руководителя ФАС Игоря Артемьева, «злоупотребляют своим доминирующим положением и отказываются производить или поставлять лекарства в Россию». То есть в интересах обороны и безопасности. Подробности узнавала Лилия Яппарова.

 

Из любой перспективной молекулы можно сделать настоящее лекарство – нужно только с этой молекулой поработать. Сначала — видоизменить химическим синтезом, потом проверить на мышах, морских свинках, кроликах — на людях, наконец. Настоящие стратегические исследования.

Наблюдатели говорят, что в России на них экономят — то есть на разработку даже самого серьезного лекарства дадут не больше полумиллиарда рублей, потолок — в то время как западные фармацевтические компании тратят на одну свою формулу по 3 миллиарда евро. И свои миллиарды зарубежные производители рассчитывают вернуть — для этого и нужны те 17 лет патента, когда компания может в одиночку торговать собственным ноу-хау. Российская антимонопольная служба предлагает забрать у них это право — такая процедура называется «принудительное лицензирование». Мера вообще-то достаточно цивилизованная — ее даже предусматривают правила ВТО. Там говорится: во времена больших ЧП и эпидемий государство может позволить себе игнорировать чужую интеллектуальную собственность — за несопоставимую с рыночной компенсацию обладателям патента. Вот что говорит об этом глава российского представительства Pfizer Данил Блинов:

Отношение Pfizer, кстати, как и у многих других западных компаний, скорее негативное. Мы понимаем прекрасно инициативу ФАС, понимаем, что за ней стоит. И мы понимаем, что основа, скорее, это непростая экономическая ситуация, и она диктует подобные действия. Но при этом мы должны четко осознавать, что западные компании тратят гигантские средства, время, огромные усилия на разработку современных инновационных лекарств. И, разумеется, западные компании оставляют за собой право владеть этими разработками в период действия патента.

Глава Pfizer в России Данил Блинов говорит, что понимает российскую ФАС: действительно, России нужны инновационные препараты, чтобы лечить своих граждан от социально важных болезней. И Россия не всегда может позволить себе эти лекарства. Особенно при нынешнем курсе рубля. Но американская Pfizer не понимает, как такие поправки в закон могут обсуждаться без нее. Действительно: никакого круглого стола ФАС не собирала, никого из правообладателей для обсуждения инициативы не приглашали. Но слухи о том, какие препараты могут понадобиться России—уже ходят:

 Основные темы, которые уже звучали на разных площадках и от разных действующих лиц, в том числе государственных, — это ВИЧ и гепатит. Хотя я могу предположить, что определенный интерес может вызывать и онкология и ряд других серьезных заболеваний. Что касается продуктов Pfizer, то у нас в России зарегистрировано больше 120 лекарственных средств, и среди них нет препаратов для лечения ВИЧ или гепатита, но есть ряд инновационных, очень серьезных, разумеется, лекарств, препаратов, которые находятся под патентной защитой, и, конечно, есть определенный риск, как мы понимаем, и для нашего портфеля.

И даже если отобрать лицензию у зарубежного производителя — как отечественные фармацевтические компании ей воспользуются? Сохранят формулу или все-таки сэкономят на сырье? Говорят, российский дженерик — как хороший ресторан: сначала хорошо, а потом портится.

 

Глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев:

Это мы можем рассуждать уже: качественный, некачественный. Это тоже вопрос: кому мы доверим? Есть у него опыт, нету опыта. Если он в жизни ничего не производил — а вдруг мы ему, там, даем... Как у нас вот Национальная иммунобиологическая компания замахнулась на то, что они будут строить завод инсулиновый. Никогда этим не занимались — и сделают инсулин лучший в мире. Сразу все задали вопрос: с чего вы это вдруг взяли, у вас, там, опыт какой-то есть? "Нет, у нас есть желание"

Президент России уже знаком с принципом «принудительного лицензирования» — о том, что такое в принципе возможно, ему рассказал предприниматель Викрам Пуния — россиянин индийского происхождения, который владеет тремя заводами за Уралом и ездит там на Lamborghini Gallardo Spyder. В девяностых Пуния возил индийские лекарства в Сибирь чемоданами — сейчас он владеет компанией «Фармасинтез» с оборотом более 5 млрд рублей. В начале февраля Викрам предложил российскому президенту вылечить нации гепатит. Пуния делал бы одну таблетку дженерика не за 100 долларов, а за 6 — но чтобы так сэкономить, сначала придется отобрать патент у правообладателя.

Разрабатывать дальше предложение Викрама Пунии должны в Минпромторге. Сам Пуния в разговоре с «Дождем» признавался, что действительно хочет вылечить гепатит, потому что от него в России гибнет очень много людей. Чтобы хватило на терапию, иногда нужно заложить квартиру. То есть, как Викрам Пуния объяснял президенту, с гепатитом в стране – чрезвычайное положение.

Получается, сейчас в России изучаются сразу два варианта «принудительного лицензирования»: предложение Викрама Пунии, которым должен заниматься Минпромторг, и инициатива ФАС. Пока предпочтительной кажется идея Пунии: предприниматель предлагает отбирать патент не сразу, а после переговоров.  Если иностранная фармацевтическая компания согласится продавать свое лекарство в России сильно дешевле — процентов на 80-90 — тогда интеллектуальные права можно не трогать.

 

 

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю