Петр Павленский — о казусе Ильдара Дадина: «Он поступает очень достойно».

Почему художник верит словам оппозиционера, и как можно победить тюремную систему
Вечернее шоу Здесь и сейчас
00:04, 5 ноября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Ильдар Дадин стал, пожалуй, единственным осужденным активистом в стране, о чьих возможных страданиях в колонии докладывают президенту. Глава совета по правам человека Михаил Федотов рассказал Дождю, что президент в курсе ситуации с оппозиционером. На издевательства и ужасное обращении жалуются постоянно и из многих колоний, периодически там из‑за этого поднимают бунты. Но на кремлевском уровне, по крайней мере публично, это не обсуждается. Но с Дадиным вышло по‑другому — почему, рассказал Алексей Коростелев.

А подробнее эту тему Анна Монгайт обсудила с художником Петром Павленским, который тоже не понаслышке знаком с российской пенитенциарной системой.

Монгайт: Как вы считаете, правдиво ли письмо вообще Ильдара Дадина, можно ли ему доверять?

Павленский: Безусловно, да, потому что на протяжении семи месяцев я много разговаривал с арестантами, с разными совершенно людьми и, в принципе, это довольно типичная ситуация положения человека, обычного арестанта в красном или режимном лагере. Поэтому да, конечно, я слышал довольно много таких историй. Истории про пытки, унижения, избиения, убийства людей сотрудниками ФСИН.

Монгайт: Удается ли обычным людям, за которыми не так пристально наблюдают медиа, добиться какого-то результата с помощью писем на волю, где описываются их страдания, или это вообще неэффективная мера в любом другом случае, кроме публичных фигур?

Павленский: Ну, прежде всего, они даже не могут обычно передать такие письма, потому что к ним даже не пройдет никакой адвокат. То есть что касается большинства арестантов. А так чтобы поменять режим, чтобы перекрасить режим люди поднимают целые бунты. Но это касается уже жизни и здоровья огромного количества людей. Люди вскрывают руки, животы, шеи, делают это массово именно. То есть только в таком случае, возможно, именно на этот лагерь обращает свое внимание управа, то есть этого региона конкретно, и тогда начинается какой-то разбор, и в таком случае иногда меняется начальство и становится людям вообще возможно там как-то жить. А так там происходят очень страшные вещи, и такие в том числе, как описал Дадин в своем письме.

Монгайт: Как бы вы поступили, если бы вы оказались в ситуации, в которую попал Ильдар Дадин?

Павленский: Сложно сидеть здесь, в студии и рассуждать. Сложно говорить если бы да кабы, это зависит от многого, это зависит, что есть с собой, есть ли какие-то средства у человека, чтобы самому вскрыться, там много можно что делать, но это зависит вообще от ситуации.

Монгайт: А вы говорите «самому вскрыться» — это действительно эффективная мера, чтобы как-то себя обезопасить?

Павленский: Это в каких-то ситуациях создает больше проблем для этих сотрудников и работников, потому что они не смогут, по крайней мере, вот так потом рассуждать и показывать, что смотрите, у человека нету синяков, ничего, у нас ему хорошо живется, а он что-то сидит, сочиняет. Потому что когда человек себе вскрывает живот или горло себе перерезает, то, очевидно, что, наверное, не совсем все однозначно хорошо в его жизни, в этом лагере. Потому что это очень важно, то, что происходит, то, что мы смогли узнать из этого письма, потому что, во-первых, он показал, что происходит с тысячами арестантов, всеми, кто находится в режимных и красных лагерях, потому что это типичная довольно история, с одной стороны. С другой стороны, надо понимать, что эти лагеря — это всегда экспериментальные площадки. И потом мы что-то испытываем здесь, то есть уже на так называемой воле. То, что происходит в отделах полиции, начинается там, а потом уже эти технологии власти, которые, в принципе, все эксперименты проводятся там.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.