«От классического суда присяжных ближе к „тройке“».

Адвокат Новиков о юридической части послания Путина
Вечернее шоу Здесь и сейчас
4 декабря 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

В своем послании Федеральному собранию много говорил Владимир Путин и о судах. Предложил декриминализацию некоторых преступлений, в основном экономических —  из уголовных их переквалифицируют в административные. Предложил чаще использовать суды присяжных, но при этом сами коллегии присяжных сократить.

Севрюгин: Вы писали у себя в твиттере, что обычно объясняете студентам на первом курсе, почему же все-таки необходимо не меньше семи человек в суде присяжных. Объясните нам и зрителям Дождя.

Новиков: Со студентами занимаюсь семестр. Если на пальцах объяснять, почему это плохо — по двум причинам: это плохо и с точки зрения того, насколько рациональные решения присяжные принимают по конкретному делу, то есть правильные или неправильные они выносят вердикты о виновности или невиновности подсудимого, поскольку специфика суда присяжных в том, что эти люди, которые совещаются. То есть если смотреть фильм «Двенадцать разгневанных мужчин» классический или даже ремейк Михалкова «Двенадцать», там очень наглядно показана эта интрига, что двенадцать человек заходит в совещательную комнату с одними мыслями, каждый со своим мнением, а выходит с совершенно с другими, что получилось в результате такого сплава, обмена мнениями. 

Если эта группа слишком маленькая, такого просто не будет. Будет какой-то один лидер, который под себя все подомнет, там не будет спектра мнений представлено, там не будет ничего этого. Это если пять. Шесть — это считается самый минимальный минимум в мировой практике, и то они должны голосовать единогласно. А у нас если это предложение, уже можно не сомневаться, что оно пройдет, если Путин его озвучил, скорее всего, просто механически опустят планку до пяти человек, а правила голосования не изменят. То есть трое «за» — и все.

Макеева: А зачем это делается, как вы считаете?

Новиков: Это дешево, во-первых, действительно. То есть на чем экономить? Не на армии же и не на администрации — экономят на суде. Во-вторых, это вторая причина, почему это плохо для нас с вами, даже если нас с вами не судят, почему это плохо с точки зрения обывателей, которые косвенно на себе ощущают все эти вещи: они становятся более подконтрольными. Даже сейчас в нынешнем состоянии присяжные — это гомеопатия. Из миллиона дел в год, которые рассматриваются судами, уголовных дел, на присяжных приходится, в прошлом году пришлось 350. Это песчинка. Но все равно это было некое зерно, из которого что-то могло вырасти. Если бы не эта фраза предательская, что давайте пять уйдем, а, скажем, просто давайте расширим, можно было бы вздохнуть и сказать: «Ну давайте, может, действительно что-то из этого сделаем хорошее». 

Независимости не будет. Пять человек очень легко контролировать. Та проблема, которая Путин сказал, что двенадцать нелегко собрать. Их нелегко собрать, но их нелегко купить, их нелегко запугать, обязательно что-то вылезет из двенадцати человек. Из пяти, скорее всего, так не будет. Просто будем видеть, что присяжные ничем не отличаются от судей, что они точно такие же подконтрольные, свои, предсказуемые. А как раз непредсказуемость их ценна для нас с вами и неудобна для следователей, которые хотят лениться, халтурить или откровенно дела фабриковать.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.