«Они считали, что я забьюсь в угол»: интервью со школьником, которому угрожают прокуратурой и психбольницей за организацию профсоюза

4 декабря, 22:25 Елена Дементьева
31 464

Он планировал создать школьный профсоюз, чтобы бороться за право ходить с красными волосами и против трех контрольных в день, но Петербургского гимназиста Леню не просто вызвали к директору, а обвинили в организации незаконных акций и грозили прокуратурой. О том, что на самом деле хотел добиться Леня, он так и не успел рассказать в администрации школы, но зато поговорил с Еленой Дементьевой.

За последние несколько дней про питерскую гимназию № 622 узнали все средства массовой информации. Все началось после того, как ученики решили собраться на футбольном поле во дворе и обсудить концепцию своего нового профсоюза.

Леонид Шайдуров, ученик гимназии № 622 в Санкт-Петербурге: «На самом собрании, которое продолжалось 15 минут, тем более, это была неформальная встреча, которая никем и ничем не могла быть запрещена, обсуждались вопросы о том, как агитировать вообще людей, и что такое неформальные беседы и инициаторство». 

Об инициативных школьниках узнала директор Наталья Алексахина и устроила встречу организатору профсоюза Леониду Шайдурову в своем кабинете.

Леонид Шайдуров, ученик гимназии № 622 в Санкт-Петербурге: «Организовываться ученикам нигде не запрещено, нигде об этом не написано соответствующим образом. Это просто нарушает закон, и дискредитирует самого себя, когда угрожают за это прокуратурой и чем-либо».

Лёня говорит, что директор обещала его выгнать из школы, грозила прокуратурой и психлечебницей, правда, до тех пор, пока в кабинет не пришла его мама. И как ни странно, она работает в этой же школе, педагогом-организатором и занимается профилактикой экстремизма. Правда, журналистам в администрации рассказали немного другую историю: якобы весь разговор был в присутствии мамы, а директор вела себя «максимально тактично».

Леонид Шайдуров, ученик гимназии № 622 в Санкт-Петербурге: «Она знает этих людей, знает их уязвимые места. Я их игнорирую. Я как занимался самоорганизацией учеников, так и буду заниматься самоорганизацией учеников. Все угрозы были необъективными. Меня посчитали пятиклассником, который просто испугается этих угроз, забьется в угол, и таким образом все остановится». 

Лёня — обычный школьник. Если, конечно, обычные школьники увлекаются неомарксизмом. Однажды он пошел в библиотеку за Чернышевским — не совсем очевидный автор для школьника его возраста — и наткнулся на труды Ленина. Дома книги заметили, назвали все это «ерундой» и «утопией». И пробудили в нем только больший интерес. Он уверяет, что изучил всё собрание сочинений Ленина. А летом читал про организацию профсоюзов. Так он понял, что система и принципы, описанные в этих трудах, можно применить и в обычной школе. А проблемы ученики могут решать сами и мирным путем. Вернулся после каникул и начал пересказывать свою идею всем вокруг — так у Леонида появились товарищи и свой идейный кружок.

За несколько месяцев общения с другими учениками число сторонников профсоюза увеличилось до 170, в основном, из старшей школы. Но есть строгое правило: вступить можно только с восьмого класса. Хотя коллега Леонида по профсоюзу, восьмиклассник Максим Даутов, говорит, что они думают снизить этот порог и пустить в свои ряды шести- и семиклассников.

Максим Даутов, ученик гимназии № 622 в Санкт-Петербурге: «Сама идея профсоюза у нас появилась, грубо говоря, спонтанно, потому что мы с Лёней вдохновились идеей американских профсоюзов и устройстве профсоюзов на других предприятиях. Слухи о том, что деятельность направлена на невыполнение домашнего задания, непослушание учителям, прогуливание уроков — все это вымысел и клевета. Организация направлена на улучшение учебного процесса, организации учеников и их внеурочной деятельности». 

Ребята решили бороться за ограничение количества контрольных в день, упразднить бесполезный совет старост и хотят изменить отношение учителей к внешнему виду учеников. Форма формой, но хочется, чтобы за яркий цвет волос не отчитывали. Лёня подчеркивает, что в гимназии все носят форму, и школьники не хотят ее отменять, просто пытаются получить возможность самовыражаться.

Вроде бы даже не все учителя так критично настроены к самодеятельности. Но из-за повышенного внимания СМИ в последние дни педагоги забеспокоились и начали проводить с учениками беседы. Родители парней тоже настроены скептически, но, судя по рассказам, дают ребятам свободу.

Насколько серьезный конфликт у школьников с администрацией - до конца непонятно. Мы попытались связаться с несколькими чиновниками из сферы образования, но на звонки нам не ответили, а первый зампред комитета образования города сказал, что находится на совещании. В Министерстве просвещения журналистам прокомментировали вопрос так: «Министерство всегда поддерживает инициативность со стороны учащихся во всех аспектах образовательной деятельности, если она несет в себе созидательное, а не деструктивное начало. В этом смысле „баррикады“ вряд ли способны привести к какому-либо развитию». 

Дима Зицер, педагог: «Ребята сделали лучшее, о чем может желать только педагог. Ребята сказали: „Мы хотим быть хорошими учениками, мы хотим быть частью учебного процесса. Мы хотим участвовать, мы хотим сомневаться, мы хотим задавать вопросы“, — вот что сделали ребята. То, каким образом на это, судя по сообщениям, отреагировали взрослые — это привычное „не пущать“, потому что как огня боятся взрослые, на самом деле, на мой взгляд, проявления этого самого детского самосознания. Так что, я думаю, так или иначе детям позволят эти взрослые, эти боги, разговаривать об образовании. А то еще и зашлют к ним лазутчика, который возглавит эту историю, хитро вот так вот поступят. А что касается ситуации общей, я думаю, что все будет становиться только хуже, потому что это свидетельствует о том, что в голове у взрослых заложено сегодня это противостояние».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю