Сетевая война: этично ли искать ОМОНовцев с акции 27 июля в соцсетях

Обсуждаем с омбудсменом полиции
31 июля, 21:35 Павел Лобков
8 254

Набирает обороты проект «Сканер» в твиттере. Журналист Руслан Левиев дал старт кампании по идентификации сотрудников полиции и Росгвардии, которые во время митингов жестоко задерживали протестующих. Аналогичная кампания началась и в соцсети «ВКонтакте». 31 июля в ответ герои публикации стали удалять свои аккаунты в соцсетях, им это рекомендовало руководство, чтобы избежать травли родственников и знакомых. А Владимир Соловьев репостил у себя призывы деанонимизировать тех, кто участвовал в митинге. Насколько это допустимо с обеих сторон, рассказал основатель проекта «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов.

Исправлено. В первой версии говорилось, что Владимир Соловьев попросил «своих фанатов собирать для следствия фотографии тех, кто участвовал в митингах». Приносим извинения за неточность.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Владимир, здравствуйте!

Добрый вечер.

Скажите, пожалуйста, вообще это такой феномен, который только в этом году, в эту протестную волну развился или такое уже было?

Лично я раньше не замечал подобного.

С чем это связано, как вы считаете? С некой абсолютной такой ненавистью, которая пролегла между полицией и народом, скажем так? Ведь это очень напоминает школьные войны, интернет-войны, это напоминает такой интернет-буллинг, троллинг, как это называется?

Я бы все-таки связал это с развитием интернет-технологий.

А вы сами вообще становились когда-либо жертвой подобного деанона, когда вы работали, как я понимаю, в Центре «Э»?

Вы знаете, на меня писали жалобы. Просто моя сфера деятельности немножко отличалась, я не был связан никак с тем, что происходит сейчас. У меня все-таки было противодействие нацизму. Конечно, противоположный лагерь как-то пытался, находил меня в соцсетях, писал жалобы, что я как-то неправильно себя веду.

Но то, что развивается сегодня, наверно, здесь все-таки имеет место нарушение закона о персональных данных, потому что это действительно такая площадка, где можно идентифицировать каждого, где происходит скопление этих данных. И здесь, наверно, МВД было бы логично подать иск о блокировке этого ресурса, как они пытались это сделать полтора года назад, подав иск ко мне.

В моем профсоюзном проекте, который вроде как направлен на защиту трудовых прав от притеснений руководителя, были размещены документы, которые, в общем-то, не позволяют идентифицировать никого, и МВД этим воспользовалось и подало иск, чтобы группу заблокировать. А там, где действительно, возможно, могут пострадать близкие, родственники этих сотрудников полиции, где действительно происходит скопление каких-то данных, то есть это самая настоящая поисковая система, МВД никаких мер не предпринимает. Это очень странно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа