«Это люди-изгои. Давайте тогда прямо об этом говорить!» Оксана Пушкина — о новых запретах в Семейном кодексе для однополых пар и трансгендерных людей

16 июля, 12:52
17 636

Группа сенаторов во главе с Еленой Мизулиной решили привести Семейный кодекс в соответствие с новой Конституцией и внесли в Госдуму пакет законопроектов. Поправками предусмотрены:

  • право изымать детей из семьи только по решению суда и при доказанной вине родителей,
  • родителями будут считаться только кровные мать и отец,
  • запрет органам опеки заходить в квартиру без разрешения жильцов,
  • запрет заключения брака между лицами одного пола,
  • запрет на усыновления детей однополыми парами,
  • запрет заключения брака между людьми, сменившими пол,
  • запрет на усыновления детей людьми, сменившими пол.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что подобные изменения обусловлены «общественным запросом на сохранение традиционных семейных ценностей». Против этого законопроекта выступила депутат Оксана Пушкина.Она назвала поправки Мизулиной «бездумными» и противоречащими 19-й статье Конституции, которая гарантирует равные права и свободы всем гражданам.

Тихон Дзядко обсудил с Оксаной Пушкиной, почему этот законопроект открывает дорогу разным формам дискриминации.

Дзядко: Ощущение, что в законопроекте есть некоторые оправданные вещи —  например, изымать детей из семьи только по решению суда. Казалось бы, чего здесь плохого? С другой стороны, есть пункт о запрете заключения брака между лицами одного пола и для сменивших пол людей, а также пункт о запрете на усыновление детей в таких случаях. Дайте вашу оценку.

Пушкина: Для меня все это пахнет какой-то предвыборной историей. Хотят о себе напомнить и лучше, чем про детей, не придумать истории на сегодняшний день, чтобы всколыхнуть всех.

Я действительно назвала это абсолютно безумным законом. У меня как раз есть опыт в этой сфере — я проработала уполномоченным по правам ребенка в Московской области. Я видела, как изымаются дети. И я понимаю, что структуру службы опеки и попечительства нужно реформировать, потому что все, что предлагается, без реформы службы опеки не будет никогда работать. Прежде всего необходима эта кардинальная реформа. Как мне кажется, [уполномоченный по правам ребенка в России] Анна Кузнецова этим занимается, и уже готово все. Только она как-то притихла в этом смысле, а надо бы сейчас показывать, что они написали и что они понимают под реформой службы опеки. Надо уже включаться в эту историю.

Дзядко: Вы считаете, что эти изменения в Семейный кодекс, которые «попахивают предвыборностью», как вы говорите, не будут работать даже в своей хорошей части, пока не будет системы реформирования?

Пушкина: Конечно! Это должно идти параллельно. Иначе мы рискуем запереть, например, детей с родителями-тиранами и вообще лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. Мы столкнем в серую зону самые страшные преступления в отношении несовершеннолетних. Сколько еще детей-маугли? Сколько еще примеров? Их может быть гораздо больше после таких бездумных поправок.

Примитивными запретами и усложнением процедур эту проблему вообще не решить. Необходим взвешенный, комплексный подход. Такая долгосрочная стратегия по реформированию органов опеки и попечительства в интересах семьи, материнства и детства.

Ни слова в законе нет о ребенке! Как ни странно. А может, и не странно. Нужно заказать хорошую юридическую экспертизу [этого законопроекта], скорее всего на кафедре семейного права в МГЮА (Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина). Должны специалисты все взвесить. А так, понаписать…

Я не просто так немного пренебрежительно говорю — понаписать. Что касается однополых пар — меня научили в Думе, прежде чем писать, нужны статистика и цифры. У нас нет даже статистики, сколько у нас такого рода людей, сколько таких пар, что такое трансгендеры. Эксперты краснеют даже произносить вслух эти слова! Это какое-то жутчайшее мракобесие.

Мои коллеги лет пять пытались эту статистику найти. Мы пришли к выводу (когда я еще на НТВ работала), что однополых пар в России гораздо больше, чем принято считать.

Отныне поправки в Конституцию закрепляют понятие семьи: союз мужчины и женщины. Мы за традиционные ценности. Но Семейный кодекс и без того уже содержит подобные нормы в 12-й статье: «Для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак». Все есть. Елена Мизулина, там все есть!

Если мы не произносим слова «однополые браки», «родитель номер один», «родитель номер два», называйте как угодно, но предложенные Мизулиной изменения группы и людей, вообще противоречат 19-й статье Конституции, которая как раз гарантирует нам равные права и свободы независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения и так далее. Эти предложения перечеркивают эту важнейшую конституционную статью и открывают дорогу различным формам дискриминации.

Я женщина, я бабушка, я мама, я традиционной сексуальной ориентации. Я сделала немало историй на телевидении про таких женщин, про таких мам. Я никогда не забуду и буду нести это в сердце. Я предлагаю всем женщинам и просто родителям подумать с этой точки зрения, прежде чем выступать вот так пренебрежительно. Однажды одна из мам мне сказала: «Оксана, мне запихать его обратно? Вот он у меня такой, что мне делать с этим ребенком?» И это абсолютно была видеодрама.

Давайте мы все-таки будем думать с точки зрения человеколюбия. Иначе на трибуну Государственной Думы выходит Елена Мизулина и говорит: «Уважаемые, в Российской Федерации человек, личная жизнь которого отличается от нашей, от моей, от той, которой живет Оксана Пушкина, — это люди-изгои». Давайте идти дальше! Давайте тогда прямо об этом говорить! Потому что если бы люди, которые это составляли, думали широко и глубоко, они бы не формулировали это так, как это сейчас сформулировано. Сексуальная ориентация не может быть основанием для ограничения гражданских прав.

Фото на превью: ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Популярное у подписчиков Дождя за неделю