«Путин, верни нам жилье! Его отнял Шойгу»: бывших военных выгоняют на улицу из общежития Минобороны

На этой неделе с одиночным пикетом к администрации президента вышла многодетная мать Светлана Климова, которую выселяют из общежития Минобороны в Хамовниках. За квартиры в этом общежитии уже 9 лет идет борьба. Там ужасные условия: ржавая крыша, разрушенные стены и балконы, трещины. Подробности этой истории — у Василия Полонского.

Вот уже девять лет в престижных Хамовниках идет борьба за квартиры в общежитии министерства обороны на Большой Пироговской. Дом действительно выглядит аварийным: ржавая крыша, разрушенные стены и балконы. Всего 8 корпусов по шесть этажей. Тем не менее, здесь еще остаются несколько семей. 

С первого февраля общежитие начали расселять. Вот приставы и полицейские пришли в одну из квартир, здесь их называют секциями. Таких всего 73. Сейчас в доме  живет примерно 10 человек. И они активно борются за свои права. На этой неделе жильцы пошли к администрации президента с одиночными пикетами.

По постановлению Хамовнического районного суда все кто сейчас живут в общежитии должны покинуть его. С прошлого года дом на Большой Пироговской официально превратился в сквот.

Анастасия Кот, бывшая жительница общежития: «Лично я уже давным давно здесь не проживаю, здесь проживает на сегодняшний день только мой отец. Он бывший военный».

Анастасия Кот выросла в этом общежитии. Ее родители в разводе с 2003 года, но семья продолжала жить вместе, переезжать было просто некуда. В 2015-ом Анастасия и ее мать получили квартиру, а отцу никакой альтернативы не предложили.

Анастасия Кот: «Отца почему-то квартирой не обеспечили. Сейчас вторая волна пошла, они в 12 году после того, как было вынесено решение суда о том, что без представления не выселять, и после того, как решился вопрос с нами, непосредственно, папа куда-то делся из лицевого счета».

Папа Насти — Игорь Кот, бывший военный и инвалид второй группы. Сейчас он в реабилитационном центре. Если борьба закончится поражением, то возвращаться ему будет просто некуда.

Анастасия Кот: «На сегодняшний день это его единственное место проживания на территории Российской Федерации. Не просто там: в регионе, в области, а просто на территории Российской Федерации».

После инсульта Игорь Кот не может говорить и писать. Поэтому ему активно помогает его дочь. Состояние здоровья отца Анастасии приставов не волнует. Пока сняли только все двери.

Анастасия Кот: «Вот здесь была дверь, на этой комнате. Здесь точно так же... и здесь была дверь. Дверей в итоге нет».

И хотя общежитие похоже на барак, но для многих это  единственная жилплощадь. Выселяет людей министерство обороны, причина – здание признано аварийным. Но другое жилье досталось не всем.

Павел Кушаков, юрист по жилищному праву: «Если граждане, военнослужащие, поступили на службу и получили жилое помещение до 2005 года, до вступления в силу нового жилищного кодекса Российской Федерации, то они имеют все права, гарантированные старым кодексом ЖК РСФСР. Такова уже сложившаяся судебная практика, есть положительные решения на эту тему».

Игорь Кот уволился из армии в 1996 году и остался жить со свей семьей в общежитии,  потому что  не был обеспечен квартирой. Через 23 года собственного жилья так и не появилось. И теперь отставной военный не нужен министерству обороны.

Павел Кушаков, юрист по жилищному праву: «В этом конкретном случае, когда военнослужащий в 90-х  годах получал комнату, выслуга больше 20 лет, ни о каком выселении без предоставления речь вообще не может идти».

Кстати местные жители сомневаются, что дом находится в аварийном состоянии. По их мнению, дому просто нужен капитальный ремонт.

Этажом выше живет Светлана Климова. Она — мать одиночка. В двух комнатах вместе с ней живут четверо детей, собака и кошка.

Светлана Климова: «Дома, вот, находятся два сына и дочка, еще один сынок у меня в садике, трехлетний, самая маленькая у меня, пять месяцев — родилась в 18 году. Вот в таких условиях мы живем, в той комнате у меня проживают, трое мальчишек живут».

Светлана — гражданская служащая Министерства обороны. 15 лет назад ее мать — Надежда Шинкаренко — получила ордер на комнату от военного университета, где она работала.  Там и вся семья. Когда у Свтеланы Климовой появился второй ребенок, им дали еще одну комнату. В общежитии жизнь была не сахар: общая кухня, два туалета на весь этаж и душ по расписанию.

Светлана Климова: «Ну так, прилично, по сравнению с другими... одна душевая в те времена была на все, если я не ошибаюсь, 13 комнат. У нас список висел, где мы вписывали сколько членов семьи и в какое время мы будем мыться ходить».

Теперь все в полном распоряжении семьи Светланы, но сколько еще она сможет прожить в министерском доме, неизвестно. Суд пошел на уступки многодетной матери и разрешил ей жить на Большой Пироговской улице до 11 июля. Глава СПЧ Михаил Федотов обещает, что никого не выгонят на улицу, даже если ситуация не решится до середины лета.

Михаил Федотов: «Буквально вчера разговаривал с замминистра, он заверил, что они будут готовы разбираться по каждой семье конкретно, там нужно вникать в детали. Может быть суд нн вник в детали, принимая решение о выселении. Ясно одно — никто не должен остаться на улице».

Оставшиеся жильцы уже не верят обещаниям и каждый раз вздрагивают, когда слышат, что кто-то зашел в их подъезд.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа