Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

О чем Токаев договорился с Путиным и что это значит для Назарбаева

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Быстрее, ближе и, по всей видимости, успешнее, чем в начале недели с Эммануэлем Макроном, прошли переговоры Владимира Путина с президентом Казахстана Касым-Жомарт Токаевым. Несмотря на то, что российский президент крайне осторожен в том, что касается эпидемии и ковида, со своим казахским коллегой он поздоровался тепло и минуя социальную дистанцию.

Далее они переместились за небольшой стол. Тут сложно не отметить различий с 6-метровым столом, который разделял Путина и Макрона в понедельник, 7 февраля. Переговоры за закрытыми дверями длились 3,5 часа. Опять же, с коллегой из Франции беседа шла дольше, зато успешных итогов после встречи с Токаевым явно больше. О чем договорились лидеры двух стран, рассказал Михаил Шевелев.

Владимир Путин прокомментировал события, происходившие в Казахстане в начале года:

«По сути, Казахстан столкнулся с актом террористической агрессии, совершенном при непосредственном участии деструктивных сил внутри и извне. Благодаря твердой позиции президента Токаева и решительной поддержке России и всех союзников по организации ОДКБ удалось в самый короткий срок взять ситуацию под контроль, восстановить порядок, вернуть на казахстанскую землю мир и спокойствие. При этом ОДКБ убедительно продемонстрировала способность эффективно реагировать на возникающие угрозы, оперативно задействовать миротворческие силы для защиты безопасности и интересов государств-участников. Сейчас Касым-Жомарт Кемелевич делает все для того, чтобы обстановка окончательно нормализовалась. Мы видим, что жизнь в Казахстане вернулась в стабильное, спокойное русло».

Путин не стеснялся в оценках того, что произошло в Казахстане. В то же время Касым-Жомарт Токаев говорил об эскалации ситуации в Европе и о переговорах и требованиях России к НАТО и, наоборот, был крайне аккуратен в формулировках, не называл стран, не называл НАТО, но сказал свое слово:

«Мы поддерживаем позицию России в отношении неделимости, безопасности в евразийском пространстве. В конце концов, этот принцип был зафиксирован в декларации, подписанной по итогам Астанинского форума ОБСЕ в 2010 году. Мы согласны с тем, что строить собственную безопасность, при этом нанося ущерб безопасности других государств, в современном мире невозможно, и это в принципе не рационально. Поэтому думаю, что предложения, которые были высказаны Российской Федерацией по проведению переговоров относительно безопасности, в широком международном масштабе является очень хорошей платформой для проведения успешных дипломатических переговоров. Мы за то, чтобы переговоры проводились не ради переговоров, а для достижения результатов. В конце концов, худой мир лучше, чем добрая ссора».

Лидеры России и Казахстана постоянно обращались отдельно друг к другу и благодарили.

«Мы заручились взаимной поддержкой в продвижении международных инициатив. Отмечу, что Казахстан без всяких колебаний выступил за поддержку кандидатуры Москвы в качестве места проведения выставки „Экспо“ в 2030 году», — сказал Токаев.

«Упомяну и то, что в ходе переговоров пригласил президента Казахстана принять участие в ПМЭФ в июне этого года в качестве одного из главных гостей. Надеемся, что он примет наше приглашение, а также всегда ждем на форум в Санкт-Петербург солидную делегацию казахстанских политиков, бизнесменов и общественных деятелей», — заявил Путин.

Еще одна тема, касающаяся Украины, — слова Путина после встречи с Макроном: «нравится — не нравится, терпи, моя красавица». 10 февраля после пресс-конференции с Токаевым Путин ответил на один вопрос журналиста и прокомментировал эти слова, чуть конкретизировав, что он имел в виду:

«Это не имело никакого личного измерения. Я никогда в своей работе за многие годы не переходил на личности, это не имело никакого личного измерения. Вопрос только в том, что, когда мы от главы государства слышим такие комментарии, что что-то нравится, а что-то не нравится в фундаментальных договорах, которые регулируют очень важные отношения между странами, с точки зрения безопасности в том числе и самой Украины, то мне кажется, что это не тот формат».

Обсудили с профессором Казахстанско-немецкого университета Рустамом Бурнашевым, как можно расценивать визит Токаева, можно ли сказать, что он таким образом подтвердил дружбу с Путиным, и на какой уровень поддержки от России может рассчитывать казахстанский лидер.

По мнению Бурнашева, это была техническая встреча, которая была запланирована еще в конце декабря, и ничего нового в рамках этой встречи не рассматривалось. Он заявил, что отношения между Россией и Казахстаном «не только персонифицированы на уровне двух лидеров государств, но и хорошо институционализированы, поэтому взаимоотношения между двумя странами мало зависят от персоналий», и переход власти от Назарбаева к Токаеву на них не повлияет.

«В Казахстане остаются сложности, потому что население и группы влияния нацелены на достаточно серьезные перемены — на то, что в Казахстане обозначается как реформы. Программа этих реформ еще не озвучена ни в экономической сфере, ни в политической, поэтому то, как эта программа будет представлена, может вызвать достаточно непредсказуемую реакцию, возможно, жесткую. Поэтому говорить, что в Казахстане стабильность и все нормализовалось после январских событий, конечно, нельзя. С другой стороны, эти события носят внутренний характер, и какая-то внешняя поддержка во внутренней политике для Токаева, с моей точки зрения, не нужна», — заявил Бурнашев.

Фото: Сергей Гунеев/POOL/ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде