О чем молчат федеральные СМИ: что будет с шестью русскими моряками, захваченными пиратами в Бенине

10 января, 21:55 Павел Лобков
8 099

Родственники шестерых российских моряков, похищенных в Гвинейском заливе, встретились с представителями круинговой компании, которая занималась трудоустройством похищенных членов экипажа. Нападение на судно и похищение шестерых членов экипажа произошло в Западноафриканском Бенине еще второго января. До сих пор нет информации о том, что происходит с захваченными моряками, и живы ли они. Как сообщают в Российском профсоюзе моряков, встреча работодателя моряков и их родных проводилась в закрытом режиме, а ее итоги публично не освещались. Вообще, количество упоминаний о судьбе российских моряков в последнее время заметно снизилось. Почему — обсудили с Михаилом Войтенко, главным редактором издания «Морской бюллетень».

Михаил, скажите, пожалуйста, что на последний час известно о судьбе этих шестерых? Как они были захвачены, кем? В чем там, собственно, суть истории?

Суть истории простая. Не первая и далеко не последняя история, далеко не последний случай нападения пиратов. Это, скорее всего, были нигерийские пираты, судно в водах Гвинейского залива, с целью захвата части экипажа с последующим выкупом. В общем и целом история развивается достаточно стандартно. Скорее всего, судовладелец уже ведет переговоры с захватчиками, обговаривает цену, сколько заплатить. Где моряки находятся, мы узнаем только тогда, вернее, где их содержали, мы узнаем только тогда, когда их отпустят, а до сих пор, десятки были подобных случаев, всегда людей освобождали, максимум шесть где-то недель, максимум. А так, обычно три-четыре недели возможно. Но при этом надо учесть, что каждый судовладелец ведет себя в данной ситуации по-разному. Кто-то достаточно открыто говорит, сообщает сразу, что вот такое дело, захватили моряков, делаем все возможное, вот пираты вышли с нами на связь, вот ведем переговоры. А кто-то, большинство, молчат. Кто-то очень сильно молчит, Mediterranean Shipping Company.

Еще раз можно, были проблемы со звуком. Вот компания, вы назвали компанию, которая сейчас участвует в переговорах, правильно я понимаю?

Ну да, участники переговоров. Пираты заинтересованы только в нем, больше ни в ком.

А как называется эта компания?

Mediterranean Shipping Company, MCS.

MCS, понятно. То есть они не публикуют никаких бюллетеней, никаких сообщений о ходе переговоров? И вообще держат все это в тайне, правильно я понимаю?

Да. Но еще раз говорю, в принципе тут ничего странного нет, потому что все-таки большинство судовладельцев предпочитают молчать как рыбы. Это связано с ситуацией в Гвинейском заливе и с тем, что компании еще работать в этом регионе. И плюс еще одно, достаточно нехорошее. Это компания очень большая, транснациональная такая мега-компания, (нрзб.) государства, и там каждый чиновник в этой компании боится чего-нибудь такого лишнего ляпнуть, боятся ответственности.

Хорошо, если это огромная компания, должна же быть какая-то страховка, должен быть некий фонд для выкупа, если этот путь является частым. Это может быть не рекомендованный маршрут, потому что есть рекомендованные, а есть не рекомендованные, как я понимаю, маршруты движения судов. То есть должен быть некий фонд, за счет которого это можно сделать оперативно, правильно я понимаю?

Неправильно понимаете. Эта компания сама по себе, зачем ей фонд, если она и без того обладает достаточными денежными средствами? Дело в переговорах, в самих переговорах. Там еще тоже, понимаете, в чем дело, ну вот нельзя, запросили пираты, несколько миллионов запросят, и вот взять им сразу их и отдать, так тоже нельзя. Так тоже нельзя, потому что это ставит под опасность других моряков из других компаний, может быть, не таких богатых, как данная компания. Поэтому, нет, в том-то и дело, что тут никуда не денешься, надо переговариваться до упаду. До упаду торговаться, грубо говоря.

Должны ли в этом участвовать дипломатические службы России? МИД несколько коротких опубликовал новостей, таких, в общем, достаточно бессодержательных. На самом деле, обычно МИД вовлечен в это? То есть дипломатические посредники работают или входить в контакт с пиратами им запрещено?

Да не в том дело, почему, МИД не влазит в это дело, российский МИД и чей угодно МИД, или влазит, но очень осторожно, где-то помогает, чем может. И совершенно правильно делает, потому что, еще раз говорю, речь идет о Гвинейском заливе и особенно о Нигерии, это «черный ящик», раз, это полностью дикое место, два. Там все бандитское, там лишнее слово ляпнешь, лишнее что-то откроешь, лишний раз подставишься — и будь уверен, на тебя будет какой-то, грубо говоря, наезд. Поэтому молчат и правильно делают. Любое (нрзб.) в первую очередь заложникам.

Благодарю вас.

Фото: Василий Максимов/Коммерсантъ

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю