«Это попытка его опозорить»: адвокат Илья Новиков о трех нестыковках в обвинении Оюба Титиева

1 613

Четыре года колонии — такого наказания потребовал сегодня прокурор для главы чеченского «Мемориала» Оюба Титиева. Его обвиняют в хранении наркотиков. Однако правозащитники знакомые с Оюбом и следящие за процессом уверены — дело против него носит политический характер и власти Чечни так пытаются отомстить Титиеву за расследования «Мемориала». Обсудили дело с адвокатом Оюба Титиева Ильей Новиковым.

«Есть точка зрения, что мы должны быть счастливы, что не потребовали 10 лет. Я так не считаю. Дело в том, что случай Титиева — это редкая возможность доказать, что наркотики были подброшены, и мы ей воспользуемся в полной мере», — говорит адвокат Илья Новиков.

Новиков рассказал, что в день задержания в Курчалоевском РОВД, куда привозили Титиева, более 15 камер наблюдения не работали и все видеозаписи отсутствуют. Также, по версии полицейских, машина с правозащитником заезжала в ворота только один раз, однако Титиев настаивает, что его машина дважды въезжала в ворота РОВД в тот день.

Второй скандальный момент в том, что главный свидетель обвинения, который дважды видел Титиева в Грозном, во время допроса в суде по внешним признакам находился в состоянии наркотического опьянения, также у него две судимости за наркотики.

Третий момент: главный свидетель утверждает, что в день задержания Титиева 9 января он случайно прочитал об этом в новостях, случайно увидел знакомого следователя, а тот в свою очередь случайно встретил коллегу, который приехал из Курчалоевского РОВД. То есть, обвинение поддерживает версию о трех случайных встречах, которые привели главного свидетеля обвинения в кабинет следователя менее чем через сутки после задержания правозащитника, объясняет адвокат.

Расшифровка разговора:

Илья, здравствуйте! Оцените, пожалуйста, то наказание, которое запросила сегодня прокуратура.

Добрый вечер! Есть точка зрения, что мы должны быть счастливы тем, что это не десять лет, которые полагаются по максимуму. Я так не считаю. Дело в том, что случай Титиева ― это редкая возможность, которой мы воспользуемся в полной мере, доказать, что наркотики были подброшены. Так многие говорят, но в очень редких случаях удается привести конкретные аргументы.

В данном случае двумя самыми скандальными элементами этого дела было то, что, по словам следствия, в этот день, 9 января, не работали более 15 разных камер, разных видеокамер наблюдения, которые стоят не только в самом здании РОВД, куда привозили Титиева, но и в государственных учреждениях, и в частных магазинах на всем протяжении его маршрута, когда его машину дважды за то утро привозили в РОВД.

Это важно, потому что, по версии полицейских, его машину привозили только один раз и, в отличие от того, что часто бывает неуловимое движение, да, когда пакетик с кокаином или другими наркотиками просто кладут в карман, это не попадает ни на какие камеры. Оюб настаивает на том, что его машина дважды въезжала в ворота РОВД в тот день. И то, что все записи на всех камерах отсутствуют, достаточно красноречиво.

Вторым наиболее скандальным элементом этого дела было то, что обвинение привело своего главного свидетеля, того, кто утверждает, что он дважды на улице в Грозном в декабре 2017 года видел, как Оюб Титиев просто стоял и курил сигарету с марихуаной. Этот свидетель в момент его допроса в суде, судя по всему, хотя суд отказался направить его на освидетельствование, но по всем его реакциям, по всем признакам было похоже, что он в этот момент находился в состоянии наркотического опьянения.

Этот человек утверждает, что в тот самый вечер, 9 января, когда стало известно о задержании Титиева, он случайно прочитал об этом в новостях, случайно увидел знакомого следователя, не того, кто вел дело Титиева, другого, сказал ему: «Так и так, я слышал, что задержали человека, пожилой мужчина, употребляет наркотики, я готов дать об этом показания».

Илья, правильно ли я понимаю, что вы подводите к тому, что человек, который давал показания на Титиева, сам является наркоманом и на него могло оказывать давление следствие?

То, что он является наркоманом, не секрет, он сам об этом говорил. Более того, у него есть две судимости за наркотики, ни одна из которых не закончилась для него реальным лишением свободы.

Но с точки зрения защиты скандальнее всего то, что этот человек утверждает, и обвинение поддерживает его версию, от его показаний никто не отказался, что вся цепочка, которая привела его на следующее утро, менее чем через сутки после задержания Титиева, в кабинет следователя, ― это три случайные встречи. То есть он специально не искал этой возможности, да, по его словам, он случайно встретил следователя, следователь случайно встретил знакомого, который приехал из Курчалоевского РОВД по своим делам.

Слишком много совпадений. Илья, а как в самой Чечне относятся к этому процессу?

То, что следствие позволяет себе делать вид, что они в это верят, что они это поддерживают, по-моему, очень красноречиво маркирует то, что собой представляет этот процесс. Не случайно, что в Чечне его не воспринимают всерьез. В первую очередь это касается односельчан Оюба, его соседей, которые знают его многие годы. Многие из них чуть старше, чем он, это люди очень пожилые, шестидесяти-, семидесятилетние. Они приходили к нам, их было больше двадцати человек. Они приходили к нам в процесс и открыто говорили, что очень нетипично для Чечни: «Мы не верим обвинению. Мы однозначно считаем, что Оюб Титиев не мог за всю свою жизнь притронуться к такой вещи, как наркотики».

В этом смысле это попытка не просто посадить Оюба, понятно, что посадили его, его могли посадить при любых исходных данных. Но опозорить его, убедить его соседей, его односельчан в том, что он действительно наркоман, что человек, который позиционирует себя как мусульманин, втайне от них курит марихуану. Это однозначно не удалось. Мы понимаем, что это была одна из целей, вот эта цель не достигнута независимо от того, что по этому поводу скажут.

Илья, на какое решение сейчас приходится рассчитывать защите Оюба Титиева и ему самому? Ведь он уже больше года под арестом, насколько я понимаю.

Понятно, что это будет обвинительный приговор, хотя есть все основания для вынесения оправдательного. Здесь не требуется каких-то предсказательных способностей. Понятно, что это будет приговор с реальным лишением свободы, потому что Оюб просидел больше года и выпустить его сейчас, назначив ему условное наказание, наверно, было бы для суда очень смелым шагом. Это было бы такое отрицание важных тезисов обвинения, важных тезисов следствия.

Я не буду давать конкретных прогнозов, посмотрим. Во-первых, это не последняя инстанция, будет еще апелляция, будет еще кассация. Мы все-таки не оставляем надежды на то, что нам удастся в ближайшее время добиться того, чтобы Оюб был фактически освобожден.

Фото: Елена Афонина / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа